Памфилова: совет по правам человека стал профанацией

  • 26 июня 2012

Число членов Совета по правам человека при президенте России продолжает уменьшаться день ото дня. Во вторник о своем решении покинуть его сообщил вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс.

С момента декабрьских выборов в Госдуму уже 17 человек покинули правозащитный консультативный орган при президенте. Только за последнюю неделю объявили о своем уходе четыре человека - в том числе ветеран российского правозащитного движения Людмила Алексеева.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

"Это была площадка правозащитного общества"

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Элла Памфилова говорит, что ушла из Совета по правам человека, когда Кремль начал активно вмешиваться в его деятельность

Русская служба Би-би-си связалась с Эллой Памфиловой, которая возглавляла Совет по правам человека с 2004-го до 2010 года, и спросила ее, какие были изначально цели и задачи совета, и изменились ли они сейчас:

Когда [президент России Владимир] Путин в 2002 году предложил организовать сначала комиссию по правам человека, а потом она уже была преобразована в совет, тогда он принял мое предложение о концепции этой уникальной структуры. Уникальность была в том, что я расформировала полумертвый состав комиссии, куда входили чиновники, ученые, и пригласила туда уважаемых лидеров правозащитных организаций с большим опытом в формировании гражданских инициатив, которые занимались развитием гражданского общества.

Мне никто не мешал. Я пригласила того, кого считала нужным. И Путин полностью согласился с этим составом. Ни одного предложения, или возражения, или замечания со стороны президентской администрации не было. В то время.

Это была площадка правозащитного сообщества, гражданского, находящегося практически в оппозиции и к президенту, и к власти в то время. Но уникальность была в том, что у президента была возможность общаться напрямую с правозащитным гражданским меньшинством, которое чаще всего выражало альтернативную государственной точку зрения на самые острые проблемы страны. В общем-то, он нередко соглашался.

И нам многое удалось сделать: 2002 год, когда удалось предотвратить насильственное возвращение беженцев в Чечню; драконовский закон о миграции, который нам удалось облегчить, когда много людей в странах бывшего Советского Союза оказались в нелегальном положении без гражданства, нам удалось помочь более 1,5 млн человек получить гражданство. И много чего другого.

Инновационность этой уникальной площадки была в том, что она была как бы при президенте, но всегда была независима, сама формировала повестку дня, сама формировала вопросы, которые считала нужным обсудить с Путиным.

Когда пришел [Дмитрий] Медведев, этот принцип сохранялся. Но первые сложности у меня возникли при формировании нового состава совета, где-то в 2009 году. Впервые вдруг президентская администрация стала вмешиваться. Стал пытаться вмешиваться зам. главы администрации [Владислав] Сурков. Он пытался влиять на состав совета. Мне пришлось драться за каждого нового члена. Дело дошло до того, что нас рассудил Медведев. И Медведев поддержал мою сторону по включению в члены совета людей, против которых Сурков категорически возражал.

С другой стороны, был большой прорыв, когда Медведев поддержал несколько ключевых решений, в частности, о либерализации законодательств некоммерческих организаций.

Но потом начались проблемы. Администрация все больше стала вмешиваться в деятельность совета. У меня много сил уходило на отбивание этих атак, чтобы они не влияла на нашу независимую позицию, на наши независимые действия.

Апофеозом стала встреча 19 мая 2010 года по проблемам Северного Кавказа. Было такое жуткое противодействие в организации этой встречи, что если бы я не попала к Медведеву 30 марта и не сказала ему, что если он сейчас не решит и не назначит проведение этой встречи, то ее просто не будет...

К тому времени стала резко меняться ситуация. Администрацией президента, Кремлем было все взято под контроль: все партии, общественные советы, комиссии. И единственной независимой площадкой оказался наш совет. И, конечно, было огромное желание взять его под контроль, чему я сильно сопротивлялась.

В общем, у меня осталось впечатление, что Медведев отдал все это в распоряжение Суркову, администрации президента. Поэтому я ушла в отставку. Я не могла с этим мириться. Все члены совета были в составе под мое честное слово. Я не могла допустить, чтобы совет превратился в профанацию или агитацию какой-то дурной деятельности.

Эта тенденция не сегодня родилась, она родилась более двух лет назад. Михаил Федотов, который возглавил совет, с одной стороны, получил статус - стал государственным чиновником, а с другой стороны, независимость совета сильно уменьшилась.

За последние годы члены совета работали очень мощно. Но практически ни к одному из серьезных предложений совета - ни по [главе ЦИК Владимиру] Чурову, ни по [умершему в СИЗО юристу Сергею] Магнитскому, ни по [экс-главе ЮКОСа Михаилу] Ходорковскому - власть не прислушалась.

На мой взгляд, по характеру взаимодействия, по реакциям на него, по многим другим параметрам, совет теперь будет как все остальные советы, комиссии и палаты. Такой вектор сейчас взят.

"Капать властям на мозги и надеяться, что капля камень точит"

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Михаил Федотов возглавил СПЧ в 2011году. Именно ему принадлежит инициатива ввести в России общественное телевидение

За 20 лет своего существования правозащитный консультативный орган при президенте надавал много советов руководству страны, однако не всегда к голосам правозащитников прислушивались власти.

Ахиллесовой пятой Совета эксперты называли его консультативные функции: правозащитники лишь дают советы главе государства, который волен распоряжаться ими по своему усмотрению.

Миссию Совета, которая состоит в том, чтобы "капать властям на мозги и надеяться, что капля камень точит", описал в интервью Русской службе Би-би-си Дмитрий Орешкин, сообщивший в начале июня о решении покинуть ряды Совета из-за несогласия с политикой нынешнего президента.

В последнее время правозащитники пытались активно высказывать свое мнение по особо резонансным делам, среди которых арест предполагаемых участниц панк-группы Pussy Riot, дело Михаила Ходорковского и Сергея Магнитского и закон о драконовских штрафах за несогласованные митинги.

Предшественником нынешнего Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека была Комиссия по правам человека при главе государства, учрежденная указом президента Бориса Ельцина от 1 ноября 1993 года. Ее первым руководителем стал правозащитник Сергей Ковалев.

В ноябре 2004 года на базе комиссии был создан Совет при президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, который возглавила Элла Памфилова.

Перед консультативным органом встали такие задачи, как координация работы неправительственных организаций, борьба с неуставными отношениями в армии, анализ законодательства и правоприменительной практики.

Одним из главных достижений Совета в 2000-х годах называют создание так называемой "Гражданской восьмерки". Этот проект был запущен в 2006 году в рамках председательства России в "Большой восьмерке". Главной его целью было привлечь неправительственные организации к участию в заседании саммита "Восьмерки".

В итоге в работе саммита впервые приняли участие более 80-ти представителей международных неправительственных организаций, и, по словам директора исследовательского центра "Группы восьми" университета Торонто Джона Киртона, "мнение гражданского общества было услышано". Тем не менее, повторить этот успех на следующих саммитах "Восьмерки" правозащитникам не удалось.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Элла Памфилова возглавляла Совет по правам человека более шести лет

В октябре 2009 года внутри Совета чуть не назрел раскол. Поводом стало заявление Совета, осуждающее действия активистов движения "Наши" против журналиста Александра Подрабинека после публикации его нашумевшей статьи "Как антисоветчик антисоветчикам".

В заявлении поведение "Наших" было названо "травлей", а сами активисты - "безответственными авантюристами". Однако многие члены Совета, в том числе журналист Алексей Пушков и кинорежиссер Сергей Говорухин, заявили о своем несогласии с этим заявлением и пожаловались на то, что оно было составлено без учета их позиции.

После этого Памфилова подверглась резкой критике со стороны руководства "Наших" и "Единой России", а также прокремлевских правозащитников, а депутат Госдумы Роберт Шлегель предложил освободить ее от занимаемой должности. Однако в итоге Памфилова сохранила свой пост.

Нынешний состав СПЧ был утвержден в феврале 2011 года. Вместо Эллы Памфиловой его председателем стал Михаил Федотов, который также получил должность советника президента.

В декабре 2011 года по итогам выборов в Госдуму Совет выразил недоверие главе Центральной избирательной комиссии Владимиру Чурову и предложил ему уйти в отставку. Однако 19 января 2012 года на заседании ЦИК члены комиссии решили не вносить в повестку дня вопрос об отставке Чурова.

Параллельно СПЧ также предложил отменить норму о необходимости сбора двух миллионов подписей в свою поддержку кандидатам в президенты от непарламентских партий. В итоге количество необходимых подписей было снижено до 100 тысяч.

В феврале 2012 года Совет предложил президенту помиловать более 30 граждан, осужденных по уголовным делам, в том числе Сергея Мохнаткина, отбывавшего срок за нападение на полицейского, и бывшего главу ЮКОСа Михаила Ходорковского.

В марте президент Дмитрий Медведев поручил Генпрокуратуре проверить обоснованность обвинительных приговоров, а в апреле подписал указ о помиловании Мохнаткина.

СПЧ проводит свое расследовании смерти юриста инвестфонда Hermitage Capital Сергея Магнитского, скончавшегося в СИЗО "Матросская тишина" 16 ноября 2009 года.

Промежуточные результаты этого расследования в целом совпадают с выводами Следственного комитета России, согласно которым основная вина ложится на тюремных врачей, не оказавших своевременную помощь заключенному. В то же время, в СПЧ указывали и на ответственность следователей, в частности Олега Сильченко, который вел дело Магнитского.

В январе 2012 года мать Сергея Магнитского Наталья обратилась к Совету с просьбой защитить его родственников от давления со стороны следственных органов МВД.

После этого члены СПЧ провели ряд встреч с различными силовыми органами, в том числе с главой СКР Александром Бастрыкиным и заявили, что остались довольны тем, как проходит их взаимодействие со Следственным комитетом.

Однако в апреле 2012 года на встрече с членами Совета президент Дмитрий Медведев посоветовал его членам обращать внимание не только на наиболее резонансные уголовные дела, но и на рядовые случаи, где возникают сомнения в виновности фигурантов.

"Мы очень часто возвращались к резонансным, но единичным случаям. За примером далеко ходить не надо. Это уголовные дела Ходорковского, Магнитского. В ряде случаев это было вполне оправдано, но в целом это создавало впечатление, что совет заинтересован в решении проблем только по высокорезонансным, раскрученным делам", - сказал Медведев.

Еще одной громкой инициативой СПЧ стало введение в России Общественного телевидения. Соответствующий законопроект, инициатором которого выступил Михаил Федотов, был внесен в Госдуму еще в 2002 году, но получил отрицательные отзывы правительства и был возвращен на доработку.

Идею создания Общественного телевидения поддержал президент Дмитрий Медведев в июле 2011 года, и вскоре на сайте Совета был опубликован законопроект "Об общественном телевидении и радио" для обсуждения.

17 апреля 2012 года президент Медведев объявил о том, что подписал указ, согласно которому новый канал начнет вещание с 1 января 2013 года.

По заверению Михаила Федотова, к 2015 году Общественное телевидение в России должно стать по-настоящему общенациональным и не будет уступать по охвату крупнейшим федеральным телеканалам.

В то же время, российская оппозиция и эксперты медиа-рынка встретили эту инициативу без энтузиазма и высказывали сомнения в том, что новый канал сможет стать по-настоящему независимым, так как схема финансирования нового Общественного ТВ напоминает схему финансирования ВГТРК.

Новости по теме