BBC navigation

Анастасия Рыбаченко: "Мне хочется вернуться"

Последнее обновление: пятница, 13 июля 2012 г., 17:55 GMT 21:55 MCK
Пикет в защиту Рыбаченко

Первый арестантский опыт Рыбаченко приобрела в Белоруссии в 2010 году

В России заговорили о новой волне политической эмиграции. В четверг стало известно, что 20-летняя активистка движения "Солидарность" Анастасия Рыбаченко, в настоящее время находящаяся в Страсбурге, собирается просить политического убежища в одной из европейских стран.

Чуть раньше выехал в Нидерланды и обратился к голландским властям с просьбой об убежище активист "Другой России" Александр Долматов.

За границей Рыбаченко узнала, что может стать еще одной фигуранткой дела о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая. В квартире ее родителей прошли обыски.

По данным Рыбаченко, против нее могут выдвинуть обвинения в том, что она призывала участников митинга не расходиться, а также наносила удары по металлическому ограждению.

Активистка рассказала в интервью корреспонденту Би-би-си Ольге Слободчиковой, где и когда она планирует подать прошение о предоставлении политического убежища, и произойдет ли это в Германии, как сообщалось:

Анастасия Рыбаченко: Я еще не просила убежища и вообще не уверена, что буду его просить в Европе. Я обсуждаю этот вариант с адвокатом, с моими соратниками в России и с местными правозащитниками, но решение пока не принято.

Би-би-си: Что послужило для Вас последним толчком?

А.Р.: Обыск, конечно, был уже сигналом, что, возможно, меня захотят арестовать, и я была к этому готова достаточно давно. Я еще после ареста на пять суток фактически скрывалась в России, потом уехала в Европу. Я нахожусь на данный момент в статусе свидетеля по делу, но те показания, которые дали против меня - по ним очень легко перевести меня в статус обвиняемого.

Би-би-си: Что это за показания?

А.Р.: Это показания несерьезные, например, что я "наносила удары по железным заграждениям". Это вообще можно к мазохизму приравнять, потому что по железу бить не так уж и приятно. Наша власть, наверное, будет это интерпретировать как "нанесла вред железному заграждению" или "участие в массовых беспорядках" и тому подобное.

Еще говорят, что я с мегафоном ходила по площади, призывала людей не расходиться. Действительно, я ходила с мегафоном и людям говорила, что нужно держаться всем вместе, потому что если держаться поодиночке, их схватят, изобьют и затащат в автозак, а если они возьмутся за руки, то их, скорее всего, не сцапают. И говорила, что если перцовым газом вас полиция атаковала, то не нужно промывать глаза водой, потому что от этого становится только хуже.

Это всё могут интерпретировать как "участие, организация и призыв к массовым беспорядкам", я не знаю, что именно мне там будут инкриминировать, на данный момент я всего лишь свидетель, но сделать меня обвиняемой - в России это очень просто.

Би-би-си: Кто ваши адвокаты? Как мы поняли, вам помог найти их Алексей Навальный?

А.Р.: Алексей сразу сказал, что поможет мне с адвокатами. Мой адвокат - Вадим Кобзев, но он меня защищает только до тех пор, пока я не нахожусь в статусе обвиняемого, потому что Алексею тоже могут предъявить обвинение, и тогда у Вадима просто не будет времени заниматься всеми-всеми сразу. На этот случай он сразу предупредил, что если я стану обвиняемой, то мне нужно будет искать другого адвоката, и я надеюсь, что им будет Дагир Хасавов.

Би-би-си: Вы сейчас думаете, подавать или не подавать прошение об убежище. Кроме стран ЕС, какие государства вы рассматриваете?

А.Р.: Сербию, или Грузию, или Молдову, то есть близкие по ментальности страны.

Би-би-си: Где вы сейчас находитесь?

А.Р.: Я сейчас в Страсбурге, перед этим была в Мюнхене, потом в Кельне, потом в Париже, вообще очень много ездила. Не исключаю, что вернусь в Мюнхен, это зависит от того, какие решения мы примем с товарищами о моей дальнейшей судьбе.

Я поехала в Европу по туристической визе. Она истекает через пять дней, в течение которых, собственно, я должна принять решение. Изначально, я приехала проводить акцию против присутствия "Единой России" на сессии ПАСЕ. Собственно, это и была причина моей поездки, к тому же можно познакомиться с местными российскими эмигрантами и с российскими гражданами, которые здесь учатся.

Би-би-си: Вы хотите в будущем вернуться в Россию?

А.Р.: Я хочу вернуться, и мои друзья в курсе этого. Надеюсь, у меня это получится.

Би-би-си: Кто-нибудь из ваших соратников собирается просить политического убежища?

А.Р.: Среди моих знакомых я единственный пример. Есть люди, которые осмотрительно сейчас живут, я сама после ареста на пять суток жила в России, фактически, скрываясь. Таких достаточно много. Я знаю тех, кто не пользуется мобильными телефонами и живет не там, где прописан из-за возможности преследований, но чтобы кто-то уже уехал и попросил убежища, таких я не знаю.

Би-би-си: Как долго, по-вашему, продолжатся преследования? Можно ли ожидать массовой политической эмиграции?

А.Р.: Можно, потому что, думаю, у власти нет другого способа сохранить себя кроме как усиливать давление на гражданских активистов, а также на рядовых судей, следователей и полицейских, которые, по моим наблюдениям, большой любви к ней не испытывают. Это подтверждается и частными беседами с полицейскими, и тем, что Следственный комитет закрыл дело в отношении Навального, но Бастрыкин оказал давление на своих подчиненных. Если они начнут сейчас массовое давление на людей, я не исключаю, что это приведет к эмиграции, но надеюсь, что все-таки удастся поменять власть

Би-би-си: Вам тяжело сейчас?

А.Р.: Мне не тяжело, мне неприятно, что приходится делать такой выбор. Мне хочется вернуться.

На ту же тему

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.