Лысенко: удачный выбор или "свадебный генерал"?

  • 19 июля 2012
Гендиректор российского Общественного телевидения Анатолий Лысенко Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Анатолий Лысенко взялся за новый большой проект

Президент Владимир Путин назначил генеральным директором будущего Общественного телевидения Анатолия Лысенко - создателя перестроечного "Взгляда" и "ельцинского" канала "Россия".

Начало вещания запланировано на январь будущего года, но новый гендиректор называет более реалистичным сроком май, поскольку работа предстоит большая.

Идею создания в России Общественного телевидения выдвинул бывший президент Дмитрий Медведев в июле 2011 года. Соответствующий указ был подписан 17 апреля 2012 года и считается частью пакета "медведевских политреформ", ставшего ответом на зимнюю волну протестных выступлений.

Претензии к основным существующим российским телеканалам давно стали притчей во языцех: с одной стороны, зависимость от государства, внутренняя цензура, однобокость информации и комментариев, с другой - ставка на низкосортные развлечения.

Удастся ли Анатолию Лысенко повторить собственные успехи двадцатилетней давности? Возможно ли в принципе вернуть к телеэкранам тех, кто сделал выбор в пользу интернета и декларирует презрение к "ящику"? Каким должно быть общественное телевидение и реально ли оно в сегодняшней России?

Назначение Лысенко и ситуацию с Общественным ТВ прокомментировали известные телеведущие Владимир Познер и Николай Сванидзе. С ними беседовал Артем Кречетников.

Мнение экспертов

Би-би-си: Что Вы думаете о кадровом решении президента?

Владимир Познер: Я изначально говорил, что то телевидение, которое создается по указу Дмитрия Медведева и называется общественным, на самом деле таковым не является, поскольку полностью зависит от власти, что противоречит сути общественного телевидения. Будет еще один государственный канал. Поэтому неважно, возглавит его Анатолий Лысенко или еще кто-нибудь.

Николай Сванидзе: По поводу назначения думаю только самое хорошее. Кто бы ни дал Владимиру Путину этот совет, совет был правильный. Лысенко - человек с безупречной профессиональной и личной репутацией, талантливый, очень опытный, твердый по характеру, при этом способный на компромиссы в разумных и достойных пределах. Словом, это очень хороший, я бы сказал, оптимальный выбор.

Другое дело, что качество этого выбора вовсе не гарантирует качества работы будущего общественного телевидения. Это далеко не одно и то же. Идея общественного телевидения, на мой взгляд, опоздала на несколько лет. Привлечь зрителя будет очень сложно по целому ряду объективных причин.

Би-би-си: При всем уважении к профессиональным и человеческим достоинствам Анатолия Григорьевича Лысенко, определенные опасения вызывает его возраст. В 75 лет можно плодотворно заниматься творческой работой, но трудновато руководить чем-либо, особенно делом, которое надо начинать с нуля. Не окажется ли он в результате "свадебным генералом"?

Владимир Познер: У меня нет привычки публично обсуждать своих коллег. Скажу еще раз одно: поскольку речь не идет о настоящем общественном телевидении, дело не в персоне генерального директора.

Николай Сванидзе: Уверяю вас, голова у Лысенко в полном порядке, и он вполне работоспособен. Ему же не кирпичи таскать.

Би-би-си: А Вы собираетесь сотрудничать с новым каналом?

Владимир Познер: Нет, не собираюсь.

Николай Сванидзе: В той мере, в какой я смогу с ним сотрудничать, продолжая оставаться на канале "Россия 1". Если Анатолий Григорьевич, как человек, мною уважаемый, предложит какой-то вариант, я его рассмотрю.

Би-би-си: Одновременно с назначением гендиректора был объявлен состав совета Общественного телевидения из 25 человек. Ваше мнение?

Владимир Познер: Совет не назначает и не снимает генерального директора, и вообще не совсем понятно, чем он должен заниматься. Менеджмент канала будет напрямую зависеть от государства, а не от совета. Все это для меня гиньоль какой-то.

Николай Сванидзе: Состав странный. Но, с другой стороны, там, так или иначе, представлены все общественные позиции, кроме непримиримых либералов. Членов совета выбирала Общественная палата из числа тех, кто прислал заявления и все полагающиеся документы. Очень многие люди, которых хотелось бы видеть в составе совета, не удосужились их прислать, из чего можно сделать вывод, что они разочаровались в самой идее общественного телевидения. У них, правда, есть на это серьезные основания.

Би-би-си: Перейдем от персональных вопросов к концептуальным. Что есть общественное телевидение? В представлении части россиян, это оппозиционное телевидение, поскольку общество и государство всегда в той или иной мере противостоят друг другу.

Владимир Познер: Неправильное мнение. Общественное телевидение - это телевидение, не зависящее от власти и от рекламодателей. Это телевидение, которое может позволить себе быть объективным, а не работать на кого-то. Оно не должно брать чью-либо сторону. Его дело - информировать аудиторию, а это значит давать максимально широкую картину того, что происходит. Это должна быть не "Культура", а канал с новостями и живыми политическими дебатами, по которым люди соскучились.

К сожалению, подавляющее большинство людей, обсуждающих в России эту тему, не имеют представления о том, что такое общественное телевидение, никогда его не видели, а если видели, то, вероятно, не понимали, что оно общественное.

Николай Сванидзе: Если Лысенко станет выстраивать телевидение политическое, это будет полный провал. Он не сможет выдерживать давление, прежде всего, со стороны власти, но и со стороны оппозиции также. Каждый будет тянуть в свою сторону, и его просто разорвут.

Би-би-си: Другое довольно распространенное мнение состоит в том, что создать некое стерильное, стопроцентно сбалансированное и независимое от всего на свете телевидение невозможно, и любой разговор о таком телевидении несет в себе элемент лицемерия. Свобода слова - это когда есть проправительственные и оппозиционные СМИ, люди могут выбирать, что им читать и смотреть, а журналисты - где работать. А общественное телевидение, если уж создавать его, должно быть чем-то вроде "Культуры", только для более массовой аудитории, и пусть никто не уйдет от экрана обиженным.

Владимир Познер: Очередное заблуждение. Достаточно сослаться на Би-би-си, или Эн-эйч-кей в Японии, или Ти-би-эс в США, или ARD в Германии. Я мог бы перечислить еще многих. Общественное телевидение существует в пятидесяти с лишним странах.

При этом наличие общественного телевидения вовсе не исключает коммерческих каналов, для которых главное - рейтинг, главное - привлечь максимум зрителей, не очень беспокоясь об интеллектуальном уровне этих зрителей и не очень стремясь к тому, чтобы поднять его. Такое телевидение тоже имеет право на существование.

Николай Сванидзе: Анатолий Лысенко - специалист по такому, я бы сказал, общественно-развлекательному телевидению, и, вероятно, по этому пути он и пойдет. Это, конечно, не должно быть второе издание "Культуры". Я думаю, он найдет какую-то нишу, которая позволит ему существовать, но сомневаюсь, что при всех талантах Анатолия Лысенко ему удастся создать популярный телеканал.

Би-би-си: Людей или организаций без недостатков не бывает, но все же, когда речь заходит о том, каким должно быть общественное телевидение, чаще других вспоминают корпорацию, которую я имею честь представлять. Вместе с тем, нередко можно услышать, что "российское Би-би-си" невозможно по той простой причине, что Россия - не Британия. Независимость Би-би-си обеспечивают не только и не столько механизм финансирования и структура управления, сколько менталитет и традиции. Если правительство попытается давить на Би-би-си, журналисты возмутятся, будет скандал, подавляющее большинство граждан примут сторону журналистов, и правительство, скорее всего, проиграет следующие выборы - вот и вся гарантия.

Владимир Познер: Отчасти оно, конечно, так. Но это пессимистическая точка зрения. Что ж нам, ждать сложа руки лет двести или триста? Разговоры о том, что Россия "не созрела" для того и этого - софистика и обман.

Николай Сванидзе: Российское общество нельзя рассматривать как находящееся в статичном положении, оно развивается, оно очень динамично, особенно в последние месяцы.

"Российское Би-би-си" и впрямь вряд ли возможно, но по другой причине. Сама концепция еще сравнительно недавно была хороша и актуальна, а теперь она уже не столь привлекательна. Продвинутые общественные группы, которые несколько лет назад с энтузиазмом восприняли бы идею общественного телевидения, ушли в интернет. Общественное телевидение в том виде, в каком оно создается, их уже не устроит.

Би-би-си: Так может, бог с ним, с телевидением?

Владимир Познер: Я с этим не согласен. Другое дело, что в России, где федеральные телеканалы контролируются властью, и информация тщательно отбирается, интернет приобрел исключительную роль. Но там, где существует нормальное телевидение, интернет его никак не заменяет.

Николай Сванидзе: Не знаю, что будет через несколько десятков лет, технологии развиваются бешеными темпами, как камень, летящий с горы. Но на данный момент телевидение смотрит достаточно людей, чтобы телевизионный продукт был чрезвычайно ценным и в общественном, и в воспитательном, и в политическом плане, и в любом другом.

Взгляд из Лондона

Независимость и общественный характер Би-би-си обеспечиваются целым рядом факторов.

Один из них - финансирование корпорации не из госбюджета, а за счет лицензионного сбора, взимаемого со всех владельцев телевизионных приемников в Соединенном Королевстве.

Парламент периодически меняет его в зависимости от экономической ситуации, и правительство, конечно, имеет влияние на этот процесс, но, после того, как размер сбора установлен на несколько лет вперед, у государства в дальнейшем нет финансовых рычагов воздействия на корпорацию.

Никто не может произвольно урезать финансирование Би-би-си, попечительский совет и менеджмент распоряжаются получаемыми деньгами так, как считают необходимым.

Конечно, лицензионный сбор есть, по сути, прямой налог на население. В Британии на этот счет имеются разные мнения. Одни говорят, что за качественное и независимое телевидение стоит платить, другие - что не хотят платить за продукт, который не заказывали. Годится ли такая система для России, решать, разумеется, ее гражданам.

Другой фактор - назначение генерального директора попечительским советом. Сам совет формируется правительством, но его члены назначаются на определенный достаточно долгий срок и не уходят со сменой кабинета. Правительства меняются, а совет остается.

Он состоит из уважаемых в обществе и, что немаловажно, материально независимых людей, представителей разных групп и профессий, отсекает давление, от кого бы оно ни исходило, минимизирует внешние влияния на журналистов и делает все, чтобы те принципы, на которых основаны этика и практика корпорации, исполнялись четко.

Третий фактор - вышеупомянутые редакционные принципы, обязательные для всех, от гендиректора до начинающего репортера.

Ну и, наконец, last but not least, как говорят британцы: менталитет и традиции сильного гражданского общества и критического отношения к власти. Би-би-си родилась в 1920-х годах не на пустом месте. Газета Times получила привилегию независимого репортажа из парламента в 1707 году.

Что заимствовать из британского опыта, а что нет - решать, опять же, гражданам, журналистам и властям каждой страны. Понятно, что создать аналог Би-би-си без давней демократической традиции проблематично. Опыт формирования общественного телевидения в некоторых посткоммунистических государствах демонстрирует, что оно порой не оказывается ни независимым, ни качественным.

Государственное влияние на медиапространство - это не всегда плохо. Для публики, в конце концов, не столь существенно, являются ли телеканал или радиостанция государственными, частными, или общественными, важно, чтобы они были хорошими.

Британский государственный регулятор Ofcom не может определять редакционную политику и содержание вещания, но выдает лицензии, в которых четко оговорен объем новостей, детских, драматических программ, и так далее. Для FM-радиостанции лицензия на трансляцию поп-музыки имеет одну цену, лицензия на классическую музыку стоит дешевле, на разговорное вещание - еще дешевле.

Без такого регулирования гонка за аудиторией и удешевлением программ неизбежно ведет к снижению качества.

Интернет в Британии не убивает телевидение, а дополняет его. Он рассматривается как новый технический ресурс для распространения контента, а не как некая качественно отличная от остальных СМИ "территория свободы".

Новости по теме