Прокурор запросил для участниц Pussy Riot по три года

  • 7 августа 2012
Толоконникова, Алехина, Самуцевич Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Участницы Pussy Riot (слева направо) Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич жалуются, что идущий в бешеном темпе процесс их сильно выматывает

Государственный обвинитель в суде над участницами группы Pussy Riot, спевшими "Богородица, Путина прогони", попросил для всех трех подсудимых наказание в виде 3 лет лишения свободы в колонии общего режима. В среду подсудимые произнесут последнее слово, после чего судья вынесет приговор.

"Мне кажется, что если бы мы в храме спели бы только фразы "Богородица, Путина сохрани!" и "Богородица, не становись феминисткой, не становись!", мы бы здесь сейчас не сидели", - сказала в конце прений в суде во вторник одна из подсудимых, Екатерина Самуцевич.

Самуцевич, Надежда Толоконникова и Мария Алехина повторили в прениях, что не считают себя виновными в уголовном преступлении, в котором их обвиняют - хулиганстве по мотивам вражды в отношении православных верующих.

"Мы - шуты, скоморохи, может быть, юродивые, не несем зла /.../ Мотивов ненависти и вражды у нас не было", - сказала Толоконникова, повторив предварительно, что акция в храме Христа Спасителя была политическим протестом против открытой поддержки патриархом Кириллом Владимира Путина, в тот момент - кандидата в президенты.

Ранее во вторник прокурор Александр Никифоров в своей речи в прениях отмел объяснения Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич, что их акция в храме Христа Спасителя 21 февраля была исключительно политическим протестом против поддержки патриархом Кириллом Владимира Путина.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

По словам прокурора, акция в храме Христа Спасителя, а также аналогичное выступление в московском Елоховском соборе двумя днями ранее, имели целью подорвать "устои и культурные традиции народов России". Политической же составляющей, как утверждает прокурор, в акции не было, поскольку в храме Христа Спасителя "не прозвучала фамилия ни одного политика".

Статья 213 Уголовного кодекса о хулиганстве, по которой судят трех девушек, предусматривает до 7 лет заключения. Прокурор запросил меньшее наказание, учтя, по его словам, хорошие характеристики подсудимых и наличие у двух из них малолетних детей.

Потерпевший просит об условном

Адвокат потерпевших Алексей Таратухин сообщил в своей речи, что один из его клиентов - имя он не назвал - просит суд отпустить девушек, назначив им два года заключения условно. "Матери должны вернуться к детям", - перед Таратухин слова своего клиента. Он представляет в суде интересы свечницы храма Христа Спасителя Любови Сокологорской и охранника храма Сергея Белоглазова.

Все трое адвокатов потерпевших - Таратухин, Лев Лялин и Лариса Павлова - постарались, как и прокурор, опровергнуть заявления подсудимых о политическом характере акции и отсутствии намерения оскорбить верующих.

"Потерпевшие /.../ говорят о том, что содеянное в храме они могут квалифицировать исключительно как кощунство, святотатство, осквернение храма, оскорбление Господа и Богородицы, оскорбление чувств верующих. Все это: восприятие потерпевшими действий подсудимых свидетельствует о направленности религиозного мотива в действиях подсудимых", - сказала адвокат Павлова.

Алексей Таратухин доказывал, что о наличии умысла оскорбить верующих говорит само поведение трех подсудимых во время акции: они пришли в храм Христа Спасителя в подобающей храму одежде и лишь затем переоделись; они забрались на амвон через оградку, которая ясно показывала, что туда ходить нельзя, они бегали от охраны и кричали "С..нь Господня!" уже когда их выгоняли с амвона.

Заявления Толоконниковой, Алехиной и Самуцевич о том, что они не испытывают ненависти ни к православным, ни вообще к кому-либо, бывший милиционер Таратухин постарался опровергнуть цитатой из изъятого у них текста-речевки, в которой содержится угроза "легавым".

Адвокаты подсудимых в своих речах вновь говорили о том, что акция в храме была лишь административным правонарушением, а никак не уголовным преступлением, что сторона обвинения намеренно, исполняя "политический заказ", игнорирует политический же характер акции и что следствие и суд допустили множество нарушений прав обвиняемых, их адвокатов и даже журналистов.

Конкордат церкви и государства

Адвокат Виолетта Волкова говорила, например, что даже заключение Толоконниковой, Алехиной и Самуцевич под стражу было нарушением постановления пленума Верховного суда, который запретил заключение под стражу в подобных случаях.

"ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека - bbcrussian.com) еще даст свою оценку этим незаконным действиям. К сожалению, это будет не очень скоро, но я уверена, я абсолютно четко понимаю, какая это будет оценка", - сказала Волкова.

Ранее адвокаты Pussy Riot обещали пройти со своими подзащитными в случае необходимости все инстанции вплоть до ЕСПЧ.

"Все это дело от начала до конца - политическое. Наши подзащитные, которым грозит реальный срок - это политические оппозиционеры, которые решили подобным нонконформистским образом выразить свое отношение к конкордату Церкви и государства, авторитарного государства", - сказал адвокат Марк Фейгин.

"Многое из того, что они делали, выглядит неуклюже и даже сверхэпатажно, многими неприемлемо, - продолжил Фейгин. - Но здесь нет места Уголовному кодексу".

Адвокаты Pussy Riot также обвинили следствие и суд в том, что они пытаются осудить девушек, оперируя зачастую скорее теологическими, нежели юридическими терминами, и тем самым нарушают конституцию, в которой Россия названа светским государством без какой-либо одной официальной религии.

"Мы видим все большее сращивание, тандем государства и Русской православной церкви, уход государства от светскости в клерикальность. Церковь становится государственным институтом, а Конституция из действующего Основного закона все больше превращается в памятник", - сказала Виолетта Волкова.

"Этим процессом именно власть, а не девушки, нанесла сокрушительнейший удар по Русской православной церкви, цинично глумясь над духовными традициями православия и библейскими заповедями, - добавила Волкова. - И от этого Русская православная церковь, к моей скорби, еще не скоро оправится".

Тандем вдохновил

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption У здания суда снова собрались как сторонники, так и противники панк-группы Pussy Riot

В понедельник в суде Толоконникова, Алехина и Самуцевич рассказали, что поводом к самому созданию группы Pussy Riot в октябре прошлого года стала "рокировка тандема", то есть заявление Владимира Путина и Дмитрия Медведева о том, что первый вернется в кресло президента, а второй уйдет с этого поста и станет премьер-министром.

В начале же года патриарх Кирилл заявил, что поддерживает Путина, на тот момент кандидата в президенты, а также призвал верующих не ходить на митинги протеста.

"Гособвинение игнорирует наш мотив, пытаясь представить наше выступление как совершенное по мотивам ненависти и вражды /.../ Наш мотив был только политическим, ненависти у нас не было ни к кому", - сказала Надежда Толоконникова.

Мария Алехина сказала, что в группе Pussy Riot объединились люди разных мировоззрений, в том числе и православные.

"Нас объединяет неприятие авторитаризма и "вертикали власти", выстроенной в нашей стране. Мы критикуем преследование инакомыслящих, сближение церкви и органов госбезопасности...", - пояснила Алехина.

Обвиняемые также подчеркнули, что не имеют отношения к созданию и размещению в интернете того видеоклипа, на основе которого авторы третьей экспертизы по делу Pussy Riot сделали вывод, что их акция в храме Христа Спасителя разжигала вражду и ненависть в отношении "социальной группы православных верующих".

В понедельник споры в суде велись в том числе вокруг этой экспертизы и ее авторов. Защита напоминает, что первые две экспертизы "ненависти и вражды" в выступлении девушек не нашли.

Адвокат Надежды Толоконниковой Марк Фейгин, в частности, обратил внимание суда на то, что эксперт Игорь Понкин, чьи выводы используются на процессе, знаком с адвокатом потерпевшей стороны Михаилом Кузнецовым.

По данным Фейгина, они вместе написали книгу "О праве на критическую оценку гомосексуализма".

Впрочем, адвокат потерпевших Алексей Таратухин заявил, что доводы о знакомстве эксперта и адвоката не имеют значения.

В итоге судья Марина Сырова отказалась приобщать документы защиты о сотрудничестве Понкина и Кузнецова и отклонила ходатайства Волковой о допросе эксперта, исключении данных этой экспертизы из дела и назначении новой экспертизы.

Новости по теме