Трагедия в Бенгази: кто виноват и что делать?

  • 13 сентября 2012

В среду вооруженная толпа взяла штурмом американское консульство в Бенгази. Погибли четыре человека, в том числе посол США в Ливии Кристофер Стивенс.

Поводом стал размещенный в интернете неким 52-летним американцем из Калифорнии любительский фильм, по мнению участников нападения, оскорбляющий пророка Мухаммеда.

Как возможно такое в XXI веке?

Что делать, чтобы подобные трагедии не повторялись?

В силу известных событий последнего времени тема оскорбления религиозных чувств приобрела актуальность и в России. Как поступать в таких случаях верующим? Насколько далеко можно заходить в выражении протеста?

Русская служба Би-би-си обратилась за комментариями к профессору Санкт-Петербургской духовной академии протоиерею Георгию Митрофанову, писателю и философу, автору книг о развитии мировой цивилизации Александру Никонову, специалисту по Ближнему Востоку Евгению Сатановскому и эксперту-международнику Андрею Кортунову. С ними беседовал Артем Кречетников.

Георгий Митрофанов

Оскорблять чувства верующих не следует, но протест надо выражать цивилизованно. В конце концов, одно дело сожжение флага, другое - расправа над живыми людьми.

Эта история наводит меня не столько на религиозные, сколько на общекультурные размышления. Как бы мы ни пытались уклониться от такой постановки вопроса, речь идет о столкновении цивилизации и варварства.

Один из главных признаков нецивилизованного человека - неспособность контролировать свои эмоции. Это не чувствительность, это распущенность.

Другой признак – действия по принципу коллективной ответственности. Попадись им американские женщины и дети, они бы и с ними поступили так же.

Современная западная цивилизация - это светская цивилизация. Верующих христиан в ней многое не устраивает. Но о ней можно сказать словами Черчилля о демократии: она несовершенна, но ничего лучше в этом мире нет.

В истоках своих она является христианской, а христианство, при всех отклонениях и наслоениях, две тысячи лет проповедовало: "Возлюби ближнего". Все, что ей противостоит, будь то радикальный исламизм или коммунизм - сила антихристианская, антигуманная и антикультурная.

Общечеловеческие ценности не являются исключительным достоянием христианских народов. Их успешно восприняла, например, синтоистская Япония. И мир ислама может, не отказываясь от своей веры, стать на путь развития и гуманного отношения к миру и к ближнему.

Пока они не понимают элементарных вещей в своей истории и продолжают культивировать то, что христианством давно отвергнуто.

Тысячу лет назад крестоносцы, кстати, переняв идею священной войны у ислама, отправились на Ближний Восток грабить и убивать. Но современная христианская церковь осудила крестовые походы. А они до сего времени гордятся моджахедами и шахидами.

Лучший способ поставить на место экстремиста - твердость. В частности, следует ясно сказать многочисленным иммигрантам, приезжающим в Европу, да и в Россию за лучшей жизнью, что они обязаны следовать принятым здесь стандартам. Никаких хиджабов! Все это должно оставаться там, откуда они приехали.

Надо оставаться христианами и дать всем понять, что у нас, извините, тоже есть ценности, которыми мы не поступимся.

Евгений Сатановский

А чему мы удивляемся? На Ближнем Востоке и в Африке людей убивают каждый день, и в гораздо большем количестве.

Бытие определяет сознание, в том числе форму проявления религиозных чувств. Реакция зависит от уровня развития общества, в котором живут люди, чувства которых поруганы. В первобытном обществе принято врага убить и съесть. В более цивилизованном - что-нибудь разбить или сжечь, и так далее по мере убывания.

В позапрошлом веке в Персии российского посла Грибоедова разорвали на куски, а американских дипломатов во время исламской революции 1979 года взяли в заложники, но убивать все-таки не стали.

Тарас Бульба и гетман Потоцкий вели религиозную войну, а в XX веке на Украине воевали уже по другим поводам.

Все страны без исключения постепенно поднимаются от худшего к лучшему.

Почему одни быстрее, а другие медленнее? Почему этот процесс иногда обращается вспять? Можно собрать конклав из ста ученых мужей и попытаться вывести какие-то закономерности, но, по-моему, ответ знает только Господь. Так карты легли.

То, что произошло в Бенгази - естественное следствие насаждения демократии в обществе, которое пока к ней не готово. Во Флоренции XV века антинародный аристократический род Медичи насаждал культуру и терпимость, а мнение большинства выражал фанатик Савонарола.

Методы должны быть адекватны ситуации. На людей, чье сознание находится на уровне средневековья, кроткое слово не подействует.

В Османской империи религиозного фанатизма тоже хватало, случались армянские и греческие погромы, но все знали, что убивать можно только тех, на кого укажет султан, и тогда, когда он укажет, а головы самоуправцев будут торчать на пиках.

Лучшее лекарство от фанатизма - жесткость, жесткость и еще раз жесткость. А не хотите или не можете - терпите.

Александр Никонов

Эта история, точно так же как история с датскими карикатурами, показывает, что любая религия - опасный яд. Маркс называл ее "опиумом для народа", но она способна не только успокаивать и затуманивать мозги, как опиум, но и доводить до буйства и убийства, как алкоголь.

Ничего специфически исламского во всем этом нет. Средневековые европейцы верили в существование колдунов и ведьм и сжигали на кострах ни в чем не повинных людей. Религиозные чувства наших предков невероятно оскорбило то, что на свадьбе Дмитрия и Марины Мнишек играла светская музыка, и они устроили кровавый бунт. Французский шевалье времен Генриха IV готов был убивать из-за того, что кто-то в трех метрах от него плюнул. Просто исламский мир сегодня переживает то, что мы проходили в далеком прошлом.

Принцип коллективной ответственности - тоже общее свойство нецивилизованных народов. Они не понимают, что такое личность, и себя из массы тоже не выделяют. Для них существуют "мы" и "они". Обидели "нашего" - все бегут на защиту, не разбираясь: может, за дело обидели.

Американское государство, тем более, конкретные дипломаты, не имеют никакого отношения к фильму. Какие-то частные лица частным образом что-то разместили в интернете. Но с точки зрения первобытного сознания, если меня обидел один американец, нужно мстить всем американцам. Даже Сталин, по крайней мере, декларировал, что сын за отца не отвечает. Судя по поведению этих людей, они пока не доросли даже до уровня Сталина.

Думаю, большинство участников нападения этого фильма в глаза не видели, но не испытывали потребности самостоятельно разобраться и критически оценить, что там показывают, и есть ли вообще смысл обижаться. Что-то услышали - и сорвались.

Почему? А демографическая энергия зашкаливает. Много народу, который плохо живет, особенно молодых мужчин, которые в любой популяции являются самым агрессивным элементом. Громить они морально готовы всегда. Это как горная лавина, достаточно малейшего толчка.

Они говорят, что у них есть определенные чувства и ценности, которые нельзя задевать. А для западной цивилизации фундаментальной ценностью является свобода слова. Ну, вера у нас такая! Непонятно, почему мы у себя дома должны прогибаться под чужие ценности.

Если их вера запрещает снимать фильмы определенного рода, пусть не снимают, а нам наши ценности этого не запрещают.

Люди подобного склада понимают только силу, и каждую уступку воспринимают как слабость. Стоит только начать. Если мы на своей территории начнем отступать, они будут наступать. Мне кажется, мир подошел к черте, когда отступать некуда - позади Москва!

Широко распространено мнение, что, раз они такие обидчивые, нужно с этим считаться. Это не выход. Можно, конечно, ввести тотальный запрет на употребление всуе слов "Коран" и "Мухаммед". Но они всегда найдут, на что обидеться. На то, что наши женщины, с их точки зрения, ведут себя развратно. На то, что мы едим свинину и пьем вино. На то, что правоверные живут бедно, а "неверные собаки" живут богато.

Что делать? Я верю в прогресс. Обаяние современной цивилизации неотразимо! Религиозный угар пройдет с подъемом уровня жизни, развитием экономики и приобщением к благам цивилизации. Интернет несет благую весть, повсеместно разрушая традиционное сознание, основанное на сакральности. Думаю, еще одно-два поколения, и таких эксцессов уже не будет.

Андрей Кортунов

Первое, что следует сказать - выразить глубокое сожаление о случившемся.

Эта трагедия подтверждает, что заявления, будто обстановка в Ливии стабилизируется и политический процесс вошел в правовое русло, преждевременны. Гражданский мир в стране остается хрупким, экстремистские силы достаточно влиятельны.

Судя по информации, которую мы получаем, это было не спонтанное проявление народного протеста, а тщательно спланированная операция, в которой принимали участие профессионалы.

Рано праздновать победу и говорить, что будущее региона - умеренный ислам, с которым можно иметь дело.

При этом я не думаю, что американский подход как-то радикально изменится. Скорее всего, сохранится курс на сотрудничество с умеренными исламистами, да никакой альтернативы ему и не просматривается.

Конечно, будут какие-то частные меры по усилению безопасности, но до ввода морской пехоты для защиты иностранных представительств и граждан дело вряд ли дойдет. Подобная мера возможна, когда государство разваливается и полностью утрачивает способность контролировать территорию и поддерживать порядок. Пока Ливия все-таки не находится в состоянии failed state.

Оскорблять религиозные чувства людей, конечно, не надо. Даже на примере России мы видим, что незначительный инцидент может резко поляризовать общество. Но идти на поводу у экстремистов, пытающихся политизировать религию, тоже невозможно и не нужно. Это скользкий путь, который может привести нас не туда, куда хотелось бы.

Боюсь, нынешний инцидент не последний. Историки давно разрабатывают тему догоняющей модернизации. Радикализм и насилие - защитная реакция традиционного общества на перемены и новые вызовы, к которым оно не привыкло.

Это характерно не только для ислама. Христианский фундаментализм наличествует в США, элементы фундаментализма имеются в индуизме и в православии.

В арабском мире эту тенденцию усиливает, во-первых, южный темперамент, во-вторых, неконтролируемая урбанизация. Люди отрываются от своих корней, высок уровень безработицы, социальные требования, прежде всего, молодежи, благодаря современным СМИ высоки, но очень мало возможностей их удовлетворить.

Существует теория, согласно которой цивилизации и религии, как люди, проходят в своем развитии неизбежные временные этапы. Ислам моложе христианства на 600 лет, а вспомните, что творилось в христианском мире шесть веков назад.

Думаю, рациональное зерно здесь есть, но ждать 600 лет история нам не позволяет. Надеюсь, что и не придется, поскольку прогресс развивается с ускорением.

Новости по теме