Год с начала протестов в России: стало только хуже?

  • 5 декабря 2012
Максим Лузянин
Image caption Максим Лузянин стал первым из осужденных из 18 задержанных по "Болотному" делу

Свадьба Николая Ламбина была назначена на 12 мая. Планировалась скромная церемония. Тюменский активист оппозиции добирался до места ее проведения на общественном транспорте. Но день, который обещал стать одним из самых счастливых в его жизни, оказался одним из самых кошмарных.

По словам Ламбина, как только он вышел из автобуса, на него накинулись четверо полицейских в штатском и потащили его в машину. Там его избили и угрожали "посадить на рычаг коробки передач". Полицейские, утверждает Ламбин, открыто подложили в карман рубашки Ламбина пакет с белым порошкообразным веществом.

Год протестов: что изменилось в России? Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

В конце концов он согласился подписать признание в том, что хранил героин. Ламбина доставили в суд, который заслушал показания полицейских и письменное признание Ламбина. Через 15 минут Ламбин уже имел статус обвиняемого, и был отпущен под подписку о невыезде.

Свадьба все-таки состоялась через несколько дней. Ламбин остается невыездным и ждет суда. Он считает, что его реальной виной было создание группы на сайте социальной сети "Вконтакте" в поддержку московских протестов оппозиции.

Служебная проверка, проведенная местной полицией, не выявила каких-либо нарушений в эпизоде задержания.

Волна репрессий

Едва замеченный, этот инцидент оказался прелюдией к целой волне репрессий против оппозиции, сторонников которой президент Владимир Путин назвал бандерлогами. Отправной точкой стали столкновения во время мирного марша 6 мая, когда были задержаны сотни людей.

Почти все они были отпущены той же ночью, но через несколько недель 18 человек были арестованы во время неожиданных рейдов полиции на их квартиры. Почти все оказались рядовыми активистами, либо участниками марша, вообще не связанными ни с какими политическими организациями.

Среди них были студенты, ученые, работник агентства путешествий, ресторатор, электрик и даже бывший морской пехотинец, который ровно за год до этого маршировал перед Путиным на параде 9 мая и мечтал работать в ФСО.

"Их как будто специально отобрали, чтобы были представлены все слои общества", - сказала Би-би-си девушка одного из арестованных.

Image caption Судьба Владимира Акименкова, которому угрожает слепота, вызывает особую тревогу

К концу ноября семерых из них отпустили под подписку о невыезде. Остальные остаются в тюрьме. Среди них - активист "Левого фронта" Владимир Акименков, который жалуется на то, что из-за недостатка света в условиях заключения стремительно теряет зрение. По словам его адвокатов, у него осталось 10% от нормы зрения на одном глазу и 20% на другом.

Жалобы Акименкова привели к тому, что его перевели в тюремную больницу, где, по его словам, условия хуже, чем в СИЗО - из-за холода и влажности. Медицинскую помощь, говорит Акименков, ему так и не оказали.

Активисту было сказано, что он может надеяться на смену меры пресечения только в случае полной потери зрения. Он говорит, что до этого недалеко. 24 ноября суд продлил его арест до марта. В размещенном в сети разговоре с адвокатами Акименков называет условия его содержания "пыткой".

Обвинения, выдвинутые против "узников 6 мая", как их называют сторонники оппозиции, основываются на показаниях полицейских, которые участвовали в столкновениях с демонстрантами. Лишь в некоторых случаях обвинение предъявляет видеоматериалы, которые также вызывают вопросы.

Сторонники оппозиции считают эти обвинения надуманными. "Там не было беспорядков, как они описаны российским законом. Не было вооруженного насилия, поджога машин, погромов, мародерства", - говорит Сергей Давидис из правозащитного центра "Мемориал". По его словам, оппозиционерам, напротив, пришлось обороняться, когда полиция применила против них чрезмерную силу.

Власти отвергли все жалобы, связанные с действиями полицейских 6 мая. Мэр Москвы наградил некоторых из них квартирами "за предотвращение провокации".

"Размазать об асфальт"

Image caption Демонстрация 6 мая в Москве была разогнана ОМОНом

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что полиция обошлась с демонстрантами слишком мягко. Депутат Госдумы Илья Пономарев распространил в сети цитату Пескова о том, что нужно было "размазать их печень по асфальту". Песков не стал отказываться от этих слов.

Турагент Олег Архипенков был идентифицирован одним из полицейских как человек, который его "пытался ударить" во время столкновений. Он провел шесть недель в заключении и еще неделю в психиатрической клинике. Там, по его утверждению, ему кололи неизвестные психотропные препараты.

На заседании суда по поводу ареста выяснилось, что Архипенков был арестован 6 мая не на Болотной площади, где проходили столкновения, а возле площади Революции, где пытался устроить свой отдельный протест оппозиционер Эдуард Лимонов. Архипенков, по его словам, не собирался участвовать ни в том, ни в другом, а был арестован по случайности, как и многие в Москве в тот день.

Судья выпустил его под подписку о невыезде, но обвинения не снял.

Для другого "узника 6 мая" - Михаила Косякина, который страдает вялотекущей шизофренией, обвинение требует принудительного лечения.

В начале ноября обвиняемые по делу 6 мая узнали, что им может реально грозить, когда один из них, хозяин ресторана и спортивного клуба Максим Лузянин был приговорен к 4,5 годам заключения. Он пошел на сделку со следствием и признал себя виновным по всем пунктам.

Дело Удальцова

Многие из обвиняемых сообщают адвокатам, что их пытаются склонить к тому, чтобы свидетельствовать против лидеров оппозиции, таких как Алексей Навальный и Сергей Удальцов. Оба политика находятся на свободе, хотя Удальцову было официально предъявлено обвинение в организации беспорядков. Навальный проходит в качестве обвиняемого по "экономическому делу" Кировлеса.

В тюрьме находятся два соратника Удальцова. Один из них, Леонид Развозжаев, заявил, что был похищен на Украине и подвергался пыткам, прежде чем его передали следователям в Москве и поместили в Лефортовскую тюрьму.

Дело 6 мая формально не связано с делом Удальцова и его сторонников, которое открыли после показа скандальных кадров, на которых якобы запечатлена их встреча с грузинским политиком Гиви Таргамадзе.

Однако 19-летний анархист Филипп Гальцов неожиданно для себя оказался фигурантом дела Удальцова, когда пытался помочь другу, проходящему по делу 6 мая.

Он вызвался быть свидетелем защиты в деле Степана Зимина и направил запрос об этом в Следственный комитет. Через две недели в его квартиру ворвались оперативники и задержали на глазах семьи.

По словам Гальцова, по дороге ему угрожали, в том числе остановили машину возле леса "на последнюю сигарету".

На допросе в Следственном комитете, где угрозы – в том числе угрозы изнасилования – продолжались, выяснилось, что задержание никак не связано с делом Зимина. Вместо этого Гальцов был объявлен свидетелем по делу Удальцова, и ему ясно дали понять, что в любой момент могут перевести его в разряд обвиняемых.

Новости по теме