В истории болезни Магнитского оказалась чужая подпись

  • 18 декабря 2012
Кратов
Image caption Дмитрий Кратов пока остается единственным обвиняемым по делу о гибели Магнитского

Подпись под согласием на госпитализацию в СИЗО "Матросская тишина" поставил не Сергей Магнитский, сообщил на судебном заседании специалист, проводивший почерковедческую экспертизу истории болезни умершего юриста фонда Hermitage Capital.

В Тверском суде Москвы во вторник продолжились слушания уголовного дела против бывшего заместителя начальника московского СИЗО "Бутырка" Дмитрия Кратова, которого обвиняют в ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, повлекших смерть аудитора.

"Подпись от имени Магнитского о поступлении в больницу выполнена не им, а другим лицом", - цитирует выступившего в суде эксперта агентство РАПСИ. Дополнительных вопросов специалисту ни та, ни другая сторона не задали.

При этом врач Виктор Степанов, лечивший юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского, скончавшегося в СИЗО, не смог объяснить суду, почему Магнитский был этапирован в другое СИЗО до окончания лечения.

Степанов сообщил, что Магнитскому провели УЗИ, показавшее наличие у него хронического панкреатита и холецистита.

"Хирург назначил повторное УЗИ и оперативное лечение в плановом порядке. Но провести УЗИ мы не успели в связи с тем, что он был этапирован", - сказал свидетель.

Другой свидетель - эксперт, устанавливавший причину смерти Магнитского, сообщил суду, что панкреонекроза у аудитора не было.

"Острота процесса"

Степанов подтвердил, что являлся лечащим врачом Магнитского, но не смог объяснить, почему был не в курсе этапирования юриста в СИЗО "Матросская тишина".

Обвиняемый Кратов попросил суд обратить внимание на то, что по правилам лечащий врач был обязан довести лечение до конца, не говоря уже о том, чтоон должен был знать о переводе больного в "Матросскую тишину".

Степанов считает, что в целом противопоказаний для перевода Магнитского в другое СИЗО не было. Он объяснил, что "остроты процесса" у Магнитского не наблюдалось, а в стационарном лечении тот не нуждался.

Аудитор инвестиционного фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский был арестован в ноябре 2008 года по обвинению в том, что помогал главе компании Уильяму Браудеру уклоняться от уплаты налогов.

Как отмечал в интервью Forbes адвокат юриста Дмитрий Харитонов, сам Магнитский говорил в суде: "Ваша честь, меня фактически взяли в заложники. Моя персона мало кого интересует, всех интересует персона главы Hermitage".

В течение 11 месяцев Магнитский находился в "Бутырке", а затем был переведен в "Матросскую тишину", где и обратился за медицинской помощью.

Однако, 25 июля 2009 года юрист вновь оказался в Бутырском следственном изоляторе, отметив позднее в дневнике, что назначенных консультаций он так и не дождался.

Обратно в "Матросскую тишину", где есть специально оборудованное медицинское помещение, в том числе палаты интенсивной терапии, по словам адвоката, Магнитского перевели только 16 ноября - то есть в день, когда он умер.

Взаимные санкции

Смерть юриста вызвала широкий общественный резонанс и возмущение ряда международных правозащитных организаций. В декабре этого года в США был принят "Закон Магнитского", запрещающий въезд в страну россиянам, причастным к гибели аудитора.

В ответ российская Госдума подготовила ответный законопроект, который предусматривает санкции для лиц, причастных, по мнению Москвы, к нарушению прав граждан России.

Таким гражданам будет запрещен въезд в Россию, любые сделки с российской недвижимостью, а их финансовые активы на территории России будут заморожены. Госдума намерена окончательно принять закон до Нового года.

Депутаты также одобрили поправку к закону, запрещающую американским гражданам усыновлять сирот из России, что вызвало оживленную дискуссию в обществе.

Следствие по делу о гибели юриста продолжается уже более двух лет. Помимо Дмитрия Кратова, в качестве подозреваемой фигурировала его подчиненная Лариса Литвинова, однако в апреле 2012 года Следственный комитет прекратил уголовное преследование Литвиновой в связи с изменениями в Уголовном кодексе.

Кратову по предъявленному ему обвинению грозит до пяти лет заключения.

Новости по теме