Новый сезон протестов: не пропадет их скорбный труд?

  • 11 января 2013
Пикет против "закона Димы Яковлева" у здания Госдумы
Image caption Своими действиями власть сама подсказывает оппозиции лозунги, считают эксперты

13 января в России наступает Новый год по старому календарю. В этот же день начнется новый политический сезон: в 13:00 на Пушкинской площади в Москве стартует марш против принятого в декабре "закона Димы Яковлева", который оппозиция окрестила "законом подлецов".

Фронтальная атака на "режим Путина", начавшаяся после думских выборов в конце 2011 года, успехом не увенчалась. Однако аналитики полагают, что страна уже не будет такой, как прежде, а на скорую победу никто всерьез и не надеялся.

Популярные в прокремлевских кругах разговоры о "затухании протестных настроений" продиктованы либо самообманом, либо непониманием ситуации, утверждают эксперты. Ослабла, да и то отчасти, уличная активность, а это не одно и то же.

При этом в экспертном сообществе уверены, что главным фактором перемен могут стать не действия "рассерженных горожан" и их лидеров, а кризис верхов.

Дорого яичко к праздничку?

Часть наблюдателей считают акцию 13 января запоздалой и критикуют Координационный совет оппозиции за нерасторопность. Ее следовало проводить, когда вопрос об усыновлении сирот был на стадии решения и находился в центре внимания, а сейчас поздно махать кулаками после драки.

По экспертным оценкам, в 20-х числах декабря митинг по поводу "закона Димы Яковлева" мог бы привлечь десятки тысяч человек, теперь же он, особенно с учетом морозной погоды, соберет намного меньше участников.

"Это ошибка оппозиции, - уверен президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. - Надо было действовать по горячим следам".

Однако политолог Станислав Белковский считает, что время в данном случае не имеет принципиального значения.

"Ясно, что закон был бы принят и подписан, даже если бы акция прошла в декабре. Смысл иной: показать, что лучшие люди страны против определенных действий Кремля и кремлевской политики в целом", - заявил он Русской службе Би-би-си.

Программы и лозунги

Российскую оппозицию нередко обвиняют в отсутствии привлекательной программы и лозунгов и мучительном поиске хоть каких-то поводов, чтобы вывести людей на улицу.

Между тем программа у оппозиции есть, и известна всем, кто желает знать. В частности, в декабре Координационный совет принял документ, в котором говорится о необходимости проведения "всеобъемлющей политической реформы" в стране.

Другой вопрос, что митинг - действие эмоциональное. Как выразился Михаил Ремизов, "жанр не предполагает содержательности".

Многостраничные программы там не зачитывают, сложные вопросы экономической политики или конституционной реформы не обсуждают. В этом сила и слабость данной формы борьбы.

Лозунг должен быть либо самым общим - долой нынешнюю власть, а что делать дальше, сторонники оппозиции и так знают - либо, наоборот, совершенно конкретным: пересчитать голоса на выборах, не допустить сноса исторического здания, отстоять машины с правым рулем.

"Люди выходят не ради оппозиционных лидеров, а чтобы обозначить себя, и в этом смысле не так важно, есть ли у Координационного совета программа", - говорит Станислав Белковский.

Власть меняется не силой позитивных устремлений, а силой отрицания. Это случается не когда оппозиция сочинит программу, от которой все ахнут, а когда действующие правители надоедят большинству настолько, что им овладеет настроение, выражаемое украинской поговоркой: "Нехай гiрше, аби iнше!" ("Пускай хуже, лишь бы по-другому").

Так обстояло дело накануне краха СССР. В современной России "точка кипения" пока не достигнута.

Зачем выходить на улицу?

"Если не будет каких-то чрезвычайных событий и грубых ошибок со стороны власти, всплеска митинговой активности в 2013 году ожидать не приходится", - прогнозирует Михаил Ремизов.

"Ситуации, когда уличные протесты сами по себе становятся реальным инструментом борьбы за власть - историческая редкость. Сегодня это явно не наш случай", - говорит он.

Митинги имеют практический смысл либо в период предвыборной кампании, либо в обстановке острого кризиса, указывает политолог Дмитрий Орешкин.

"Когда идет борьба наверху: между Кучмой и Ющенко, или между ГКЧП и Ельциным, и силы примерно равны, народ демонстрирует, с кем он, и помогает одной из сторон одержать победу. А без кризиса верхов уличный протест - пустое дело. Как люди с улицы могут взять власть?" - поясняет аналитик.

Надо ли тогда вообще ходить на митинги? Политологи отвечают на этот вопрос утвердительно.

"Публичные акции бывают двух видов, - замечает Михаил Ремизов. - Точечные выступления вроде протестов автомобилистов в Калининграде и Владивостоке нередко достигают цели, особенно если выглядят в глазах властей деполитизированными, и одновременно формируют гражданское общество. А "белоленточная" оппозиция, цель которой не в "стратегии малых дел", создает соответствующий информационный фон и не позволяет забыть о себе".

"В ходе осенних региональных выборов протестная активность будет важна в плане давления на избирательные комиссии и на власть в целом для правильного подсчета голосов, - говорит Станислав Белковский. - В основном же "рассерженные горожане" ходят на митинги не ради конкретных сиюминутных результатов, а чтобы раз за разом заявлять: мы вас не любим, и молчать вы нас не заставите!".

Что касается конкретных поводов, то, по словам аналитика, "повестку дня для оппозиции создает своими действиями Кремль".

"Изначально Координационный совет планировал проводить очередную массовую акцию лишь весной, а тут, пожалуйста, "закон Димы Яковлева", - говорит он.

Без Ельцина

Главной слабостью российской оппозиции на сегодняшний день аналитики считают отсутствие организационной структуры и единого лидера-знамени, каким был в свое время Борис Ельцин.

Сами оппозиционеры объясняют это тем, что они, дескать, не КПСС и не "Единая Россия". Свобода и плюрализм мнений, конечно, вещь хорошая. Но когда "у себя на огороде каждый равен воеводе" и никто никому не подчиняется, дела не сделаешь.

"В январе-феврале прошлого года Алексей Навальный имел возможность объединить вокруг себя всю разномастную оппозиционную среду от националистов до либералов, но шанс был упущен", - говорит Михаил Ремизов.

"Большинство оппозиционеров работают на личную капитализацию, а не на общий успех. Как только у кого-то что-то начинает получаться, остальные принимаются ему скорее вредить, чем помогать", - констатирует Станислав Белковский.

Время, отведенное историей нынешним оппозиционным лидерам, на исходе, считает аналитик.

"Качество нашей оппозиции невысокое, это так. Но власть помогает росту протестных настроений многими своими действиями, общественный запрос налицо. Свято место пусто не бывает: окажутся недееспособными, значит, появится новая оппозиция", - говорит он.

После внесения изменений в закон "О политических партиях" у оппозиционеров было достаточно времени, чтобы объединиться, напоминает Михаил Ремизов.

"Уже прошлой весной сделалось ясно, что условий для "оранжевой революции" в России нет, ставка на оспаривание итогов выборов путем уличных протестов бесперспективна, и нужно менять стратегию. До сих пор отсутствует организованная политическая сила, которая могла бы аккумулировать энергию улицы и выступать субъектом давления на исполнительную власть. Строго говоря, в России нет оппозиции, а есть протестная субкультура", - говорит он.

Впрочем, по мнению Ремизова, у этой ситуации имеются как минусы, так и плюсы.

"Воевать с организациями и лидерами наши политические менеджеры научились давно. Перекупить, дискредитировать, рассорить - дело техники. А против горизонтальных сетевых движений и массовой субкультуры у власти нет оружия", - говорит он.

Набраться терпения

Впрочем, способность "субкультур" реально определять ход истории вызывает у многих сомнения.

Большинство аналитиков полагают, что, если "московская весна" и состоится, она, как "пражская весна" 1968 года, произойдет сверху, хотя и при поддержке общества.

Член Координационного совета оппозиции, поэт Дмитрий Быков участвовал во многих митингах, но уверен, что "никто в России никогда к власти снизу не придет".

Как образно выразился историк Игорь Бунич, мужик или бродячий актер никогда не станет королем: это может только крупный вассал, выступивший против короля.

Февральская революция случилась не от волнений в очередях за хлебом, а когда в Николае II разочаровались даже командующие фронтами и великие князья.

"Эрозия коммунистического режима началась, когда в его эффективности и легитимности усомнились партийные секретари. Бизнес-элита, многие другие влиятельные члены общества приходят к аналогичным выводам относительно нынешней системы. Отчуждение элит от Кремля нарастает, и "закон Димы Яковлева" стал вехой на этом пути", - говорит Станислав Белковский.

"Пока Владимир Путин лично контролирует все, а мировые цены на энергоносители высоки, фракции европейского и "белорусского" пути не вступят в открытую борьбу, - прогнозирует Михаил Ремизов. - Но ситуация мгновенно изменится в случае изменения экономической конъюнктуры или ослабления центральной власти, прежде всего, главы государства".

"Владимир Путин уже стал для общества надоевшим супругом, - говорит Станислав Белковский. - Кремль силен благодаря отсутствию альтернативы и механизма смены власти. Но то и другое появится, нужен лишь толчок. Каким он будет, мы не знаем, однако тенденция очевидна. Это вопрос времени".

Новости по теме