"Медведевская политреформа": год спустя

  • 15 января 2013

Судя по опросам, из сделанного за четыре года президентом Дмитрием Медведевым россиянам запомнились, в основном, переименование милиции в полицию и отказ от перевода часовых стрелок. Даже шутка возникла: "Были у нас три президента - один дал свободу, другой отобрал, а третий отменил зимнее время!".

Однако на излете своей легислатуры ему все же довелось сделать нечто более содержательное: инициировать частичные изменения государственной системы, вошедшие в историю как "медведевская политреформа". Правда, по мнению многих, не вполне по своей воле, а "под давлением Болотной площади".

Спустя год большинство экспертных оценок сводятся к тому, что результаты вышли скромные, но лучше с этой реформой, нежели без нее.

"Выводы многих политологов и социологов достаточно печальные, но я не вполне с ними согласен, - заявил Русской службе Би-би-си гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин. - До декабря 2011 года наша политическая система была застывшей и мертвой, а сейчас она пришла в движение".

"Рано еще оценивать историческое значение реформы", - уверен эксперт.

По большому счету, нововведений имеется ровно два: возвращение к прямым выборам губернаторов и упрощение регистрации политических партий.

Назад в будущее

Image caption Дмитрия Медведева прозвали "президентом красивых слов"

На региональных выборах, в отличие от президентских и парламентских, люди в гораздо большей степени голосуют не за идеи, а за "крепких хозяйственников". Из опыта 1990-х годов известно, что стать губернатором практически невозможно без опоры на местную бюрократию и бизнес. Трудно себе представить, что в какой-то области или республике они вдруг станут поддерживать, скажем, Алексея Навального.

В связи с этим в экспертном сообществе существуют два мнения: что прямые выборы ничего не меняют, поскольку везде все равно будут побеждать представители "партии власти", и что польза от них все-таки есть.

Сторонники второй точки зрения указывают, что избиратели хотя бы смогут "прокатывать" явно неэффективных менеджеров и коррумпированных лиц, а оппозиционеры получат возможность если не выигрывать, то заявлять о себе, как Борис Немцов в Сочи и Евгения Чирикова в Химках.

"Губернаторские выборы нужны, какие бы они ни были, - заявил Русской службе Би-би-си глава Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. - Оппозиции не надо бояться проиграть. В нынешней ситуации главное не победить, а участвовать, а на ошибках следует учиться. В другой раз будет легче".

"Пессимистические выводы основаны, главным образом, на том, что в пяти регионах, где выборы состоялись в 2012 году, уверенно победили "медведи", - замечает Игорь Бунин. - Но в 2013 году голосование состоится еще в 16 субъектах федерации, причем в десяти из них результаты "Единой России" на думских выборах были ниже среднероссийских. Думаю, там ситуация окажется более сложной".

"Главное условие - это способность левых, националистов и либералов выдвинуть единого сильного кандидата против действующего губернатора. Будет коалиция - победа возможна", - указывает он.

Эксперты считают антидемократическим так называемый "муниципальный фильтр" для кандидатов в главы регионов.

"Он выхолащивает идею, поскольку создает огромное несправедливое преимущество для "Единой России", которая в основном контролирует муниципальные органы. Правда, через несколько лет эта ситуация может измениться, по крайней мере, в крупных городах", - говорит Игорь Бунин.

"То, что представительная власть влияет на выборы власти исполнительной - это нонсенс и нарушение конституционного принципа разделения властей, - указывает Валерий Хомяков. - Не сомневаюсь, что рано или поздно наша страна от этого уйдет. "Фильтр" должен быть только один: способность кандидата заручиться поддержкой той или иной партии либо собрать подписи, и количество поданных за него голосов".

К праву президента отстранять избранных губернаторов в связи с отсутствием доверия аналитики относятся неоднозначно.

Нельзя полностью исключить приход к власти в том или ином регионе коррупционера или сепаратиста, на которого должна быть какая-то управа. Но российская реальность заставляет опасаться злоупотреблений властью со стороны Кремля.

Взять, скажем, ситуацию с Юрием Лужковым. С одной стороны, к нему действительно имелись вопросы, и вряд ли многие сильно жалеют о его уходе. С другой стороны, сняли его фактически без объяснения причин. Если прежняя московская администрация была коррумпирована, то где уголовные дела?

"В законе должны быть четко прописаны основания для отстранения главы региона. Возможно, у президента есть весомая причина, но тогда, извините, карты на стол", - считает Валерий Хомяков.

По мнению Игоря Бунина, отстранять губернатора в случае необходимости должен не президент своим указом, а Верховный суд по представлению главы государства.

"Удельные князья" или отцы Отечества?

Есть мнение, что Кремль опасается не столько победы на региональных выборах явных оппозиционеров, сколько появления влиятельных "удельных князей" наподобие Лужкова или Шаймиева.

А так ли это плохо?

"Нет ничего хуже властной монополии, с которой не спорят, - говорит Валерий Хомяков. - России как воздух нужна оппозиция, и неважно, в каком виде: партий или региональных лидеров".

"Пресловутая угроза распада России - это жупел, которым запугивают общество, - уверен аналитик. - Даже в 1990-х годах могли уйти только Северный Кавказ и, очень теоретически, Калининградская область, а нынче ни о каком распаде вообще не может идти речь. В "Отечестве - Всей России" состояли не сепаратисты или безответственные радикалы, а государственные мужи, только с чуть большим уклоном в федерализм против централизма. Это нормальная политика, бояться этого не стоит".

"Губернаторы по определению люди умеренные и вменяемые, - утверждает Игорь Бунин. - Даже коммунисты, крайне негативно настроенные по отношению к Борису Ельцину, после избрания начинали налаживать отношения с Москвой и играть по правилам. Просто центр уж слишком привык контролировать каждый шаг и вздох и отвык с кем-либо считаться и договариваться".

По мнению аналитиков, дело не в крайне маловероятных попытках выхода из России со стороны отдельных выборных лидеров, а в возможности появления консолидированной оппозиции в лице региональных элит.

Этой же причиной они объясняют нежелание Кремля пойти, наконец, на прямые выборы членов Совета Федерации.

Авторы конституции 1993 года задумывали верхнюю палату как Земский Собор, представляющий не партии, а всю Землю Русскую, и способный сказать свое веское слово в сложной ситуации.

"Вообще-то, сильный Совет Федерации и сильные губернаторы - это мощнейший фактор стабильности, - говорит Валерий Хомяков. - Но если политика высшего руководства начнет представлять угрозу для страны и доверие к ней упадет, авторитетные люди, имеющие за собой серьезные ресурсы, могут собраться и спросить: "Доколе будем терпеть?".

Толчея на партийном поле

Благодаря новому законодательству в России уже зарегистрировались 54 политические партии, а к следующим думским выборам ожидается до сотни.

Единственной реальной силой среди них эксперты считают Партию народной свободы Владимира Рыжкова и Бориса Немцова, причем назвать ее новой нельзя, она существовала и раньше, просто ей отказывали в регистрации. Остальные, по словам Игоря Бунина, "либо пустышки, либо спойлеры".

Еще год назад аналитики указывали, что либерализация законодательства о партиях, скорее, на руку Кремлю, поскольку дробит и дискредитирует оппозицию. Похоже, прогноз сбывается.

"Конечно, власти выгодно, чтобы все эти партии были несерьезными", - замечает Игорь Бунин.

Однако здесь у независимых наблюдателей возникают вопросы уже к оппозиционерам. Кто, собственно, мешал создать не полсотни никчемных партий, а пять стоящих?

В оппозиционных кругах придают колоссальное значение возможности формирования избирательных блоков, как будто судьба демократии в России только от этого и зависит. А без блоков вы никак не можете? Каждому позарез необходимо быть "лидером партии", хотя бы "диванной", и объединяться только на время выборов?

Впрочем, по мнению экспертов, партийное строительство в России по-настоящему еще не начиналось. Серьезные игроки не торопятся, опасаясь либо оказаться под давлением, либо раньше времени выпустить пар в свисток.

"Ближе к думским выборам партии сформируют Алексей Навальный и Михаил Прохоров, не исключено, что и Алексей Кудрин. Ожидается возрождение "Родины" и Аграрной партии, которые благодаря известным брендам имеют перспективу", - предполагает Игорь Бунин.

Школа демократии

В декабрьском послании Федеральному Собранию Владимир Путин упомянул о возможности вернуться к отмененному в свое время им же смешанному принципу формирования Государственной Думы.

С одной стороны, по мнению многих, мажоритарная система демократичнее пропорциональной, поскольку предусматривает прямую связь между депутатами и избирателями. С другой стороны, как показывает опыт ряда постсоветских стран, в частности, Украины, именно одномандатники являются надежной опорой исполнительной власти.

Валерий Хомяков уверен, что возвращение одномандатников не изменит Думу здесь и сейчас, но в долгосрочной перспективе послужит делу демократии.

"Оппозиции придется выйти за пределы Садового Кольца и выстраивать региональные структуры, а это главное, - говорит он. - Надо не только по московским бульварам гулять, а заниматься тяжелейшей, нудной, но необходимой организационной работой. Искать на местах перспективных кандидатов, работать с этими людьми, обучать их и продвигать. Пускай сразу не выиграют, зато опыт приобретут".

Все на выборы

Важнейшей задачей гражданского общества эксперты считают борьбу с фальсификациями на будущих выборах.

"Действующие правила формирования избирательных комиссий отдают преимущество представителям партий, представленных в Госдуме, на уровне участков - так называемым "представителям жителей", подавляющее большинство которых оказываются работниками местных администраций, ДЭЗов и школ", - указывает Валерий Хомяков.

Примерно так же обстояло дело и в 1990-х годах, но тогда на участках широко присутствовали независимые наблюдатели. Впоследствии их доступ сильно ограничили.

"Необходимо добиваться изменения законодательства", - говорит Хомяков.

Впрочем, по его словам, до последнего времени общественники не использовали и имеющиеся возможности.

"Сейчас идет формирование нового состава участковых комиссий, и в Москве оппозиция серьезно занялась этим вопросом", - отмечает он.

Демократия в головах

В целом же эксперты уверены, что уровень демократии определяют не только и не столько институты, сколько состояние умов.

США - федеративное государство, а Франция унитарное, в Британии выборы проходят по мажоритарной системе, а в Германии по пропорциональной, но трудно сказать, где больше демократии. По-всякому хорошо.

"По всем опросам, в частности, об отношении к Pussy Riot и "закону Димы Яковлева", видно, что демократические ценности пока чужды примерно 60% населения, - говорит Игорь Бунин. - Растет усталость от власти, недовольство бюрократией, правительством, Госдумой, общим положением дел в стране, в несколько меньшей степени лично Владимиром Путиным, но сама система ценностей очень консервативная, если не сказать реакционная".

"Главное условие демократии - чтобы люди ее хотели и реально в этом участвовали", - резюмирует он.

Новости по теме