Весна 1943-го: трагедии на фоне триумфа Сталинграда

  • 16 марта 2013
Харьков в 1943 году
Image caption К лету 1943 года Харьков пережил три крупных сражения и лежал в руинах

Семьдесят лет назад, в середине марта 1943 года подходила к концу зимняя кампания Великой Отечественной войны. В историю она войдет прежде всего победой в Сталинградской битве. Другие сражения, происходившие либо в то же время, либо после нее, оказались в тени. Официальная советская историография не уделяла им такого же внимания.

Это касается Ржевской битвы, которая длилась 17 месяцев, стоила Советскому Союзу более полумиллиона жертв и завершилась не разгромной победой, а организованным отступлением германской армии.

Это же касается и так называемой "Третьей харьковской битвы" - наступления на юге, которое последовало за Сталинградской битвой и закончилось тяжелым поражением для советских войск.

Это поражение, по словам историков, лишило советскую армию одного из главных завоеваний Сталинграда - стратегической инициативы. Вернуть ее удастся ценой невероятных усилий и жертв через полгода - во время Курской битвы.

Весной же 1943 года германская и советская армии стояли друг напротив друга, как два боксера после тяжелейшего раунда. У них уже не было сил продолжать бой, но они знали, что решающее сражение впереди, и знали, где именно оно должно произойти.

Ржев

Ржевская битва продолжалась с 8 января 1942 года по 31 марта 1943 года. За это время район стал ареной четырех кровавых сражений и впоследствии именовался с обеих сторон фронта "ржевской мясорубкой".

Последнее сражение произошло параллельно с операцией "Уран" по окружению германских войск под Сталинградом. Операция "Марс" под Ржевом проводилась с 25 ноября по 20 декабря 1942 года и закончилась провалом, стоившим советской армии десятков тысяч жизней.

Почти полтора года советская армия безуспешно пыталась срезать выступ, протянувшийся в сторону Москвы. Образовавшийся еще во время контрнаступления под Москвой в 1941 году, он сильно мешал советскому командованию.

Во-первых, он продолжал угрожать Москве - линия фронта до 1943 года проходила всего в полутора сотнях километров от столицы. Во-вторых, как отмечают историки, этот выступ как опухоль на нервном узле мешал всему организму - Ржев был крупной железнодорожной станцией, и то, что он находился под контролем противника, сильно осложняло любые маневры.

"Удерживая Ржев, даже не имея возможности пользоваться этой дорогой, идущей в сторону Великих Лук и Витебска, они [немцы] лишали этой возможности и Калининский фронт, который постоянно испытывал трудности со снабжением", - рассказал Би-би-си историк Алексей Исаев.

По его словам, после освобождения Ржева советские войска получили возможность проведения крупных операций, и не только в этом районе. Возникший в районе Курска огромный укрепленный район удалось построить именно благодаря наличию этого транспортного узла.

Отступление

Ржевская битва завершилась не так, как Сталинградская - германские войска не были окружены и разбиты. 1 марта 9-я армия Вальтера Моделя оставила Ржевско-Вяземский выступ в настолько образцовом порядке, что это отступление впоследствии стали изучать в учебниках по военному делу.

Это было первое стратегическое отступление германской армии на Восточном фронте, выполненное по всем канонам военной науки.

"Противник еще долго оставался в неведении о моменте отхода и значительно позднее него начал осторожное преследование", - писал в своих мемуарах участник тех событий генерал Хорст Гроссман.

На самом деле все шло не так гладко, как это описывали германские военачальники - советские войска преследовали противника до конца марта, фронт отодвинулся на 160 километров, германские части также несли потери.

Наконец, главным итогом этой блестящей операции было то, что в результате она стала одним из шагов, приближавших Германию к поражению в войне.

Харьков

Другой битвой, которая также оставалась в тени сталинградской победы, было так называемое "Третье сражение за Харьков". Это название включает в себя сразу несколько операций Воронежского и Юго-западного фронтов.

Каждая из них имела свои цели и задачи, но в масштабах всей кампании они были логическим продолжением и следствием Сталинградской битвы, которая проделала в германской обороне огромную брешь.

Еще в начале января, когда германская 6-я армия находилась в окружении в Сталинграде, в эту пробитую брешь был нанесен сильный удар - в ходе двух крупных операций к февралю были захвачены несколько больших городов - Белгород, Курск, Ворошиловград, Изюм и другие.

Капитуляция 6-й армии высвободила большое количество войск в районе Сталинграда, и наступление усилилось. Были освобождены Курск, Ростов-на-Дону, советские войска наступали в сторону Запорожья и Днепропетровска, подошли вплотную к Харькову.

15 февраля советские войска вошли в Харьков, который оставили части СС. Ситуация принимала крайне серьезный оборот, в своих воспоминаниях фельдмаршал Эрих фон Манштейн называет ее критической.

Германское командование не могло одновременно решить две задачи - снова захватить Харьков и остановить наступление в сторону Днепра. Манштейн сумел убедить Гитлера не тратить силы на город, сосредоточившись на советском наступлении.

Трагедия

Но то, что казалось в середине февраля катастрофой для германских войск, на самом деле было началом катастрофы уже для советских армий, наступавших на Украине.

Дело в том, что наступательный порыв частей Воронежского и Юго-Западного фронта постепенно стихал, а оборонявшиеся германские войска, наоборот, получали резервы в виде танковых дивизий СС, частей 4-й танковой армии.

Искусно маневрируя, Манштейн сумел отрезать наступавшие войска, образовав несколько очагов окружения. К концу февраля наступление в сторону Запорожья захлебнулось, и под ударами немецких резервов советские войска стали откатываться назад, попадая в котлы, теряя людей и технику.

4 марта началось наступление на Харьков, и 14 марта город был окружен, а затем взят. Еще несколько дней ушло на то, чтобы разбить оставшиеся в нем советские части.

Алексей Исаев называет эти события трагедией. "Эта потеря целого ряда городов, эта повторная оккупация была человеческой трагедией для солдат, которые их защищали, а затем были вынуждены отступать, теряя товарищей, попадая в плен. Это была трагедия и для мирных жителей, которые опять провожали отступавшую Красную армию", - сказал он.

По словам историка, в результате ошибок советского командования, которое вовремя не смогло остановить наступление, не разгадало намерений и возможностей германского командования, была упущена стратегическая инициатива, завоеванная во время Сталинградской битвы.

Опять головокружение?

По понятным причинам ни Ржевская битва, ни Третья битва за Харьков не были в центре внимания советских историков, тем более что события 1943 года позволяли скрыть их в свете успехов Сталинграда и Курска.

Однако и поражение под Запорожьем и Харьковом, и организованный отход германской армии из-под Ржева были звеньями в последовательности событий в истории Второй мировой войны.

Многие историки считают, что поражение под Харьковом 1943 года стало следствием "головокружения от успехов" после Сталинградской битвы, точно так же, как неудача под Харьковом за год до этого.

По мнению критиков, положение можно было спасти, остановившись в какой-то момент на уже достигнутом - но нет, советские части старались двигаться вперед, пока было в баках горючее, не обращая внимания на то, что они попадают в мышеловку.

"Это ощущение, что еще немного и ура, победа, оно прослеживается у советского командования еще со времен Битвы под Москвой. Вот это стремление - мы начали наступать и следующая остановка почти Берлин", - рассказывает историк Андрей Союстов.

В любом случае, по его словам, это была последняя катастрофическая ошибка, которую допустило советское командование, и последний крупный успех командования германского в Великой отечественной войне.

"Ошибки меньшего масштаба постоянно случались вплоть до 45-го. Но они не были такими глобальными, не влекли за собой столь тяжких последствий", - сказал Андрей Союстов.

Новости по теме