Пять мифов о России и Китае с последующим разоблачением

  • 21 марта 2013
Небоскребы Шанхая Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Русская служба Би-би-си попыталась разобраться с самыми распространенными стереотипами друг о друге, бытующими в российском и китайском массовом сознании. Помогал ей в этом доцент кафедры востоковедения МГИМО Владимир Корсун.

Россияне о Китае

В рассуждениях россиян об этом звучит не столько белая зависть и стремление поучиться, сколько высокомерие: дескать, и мы могли бы так же, невелика хитрость, да нема дураков за гроши спину ломать.

Самые жалкие лачуги в России называют "шанхаями", хотя настоящий Шанхай - город небоскребов.

Представление о Китае как бедной стране, где люди бьются, словно рыба об лед, ради выживания, давно верно лишь отчасти.

В незатронутой модернизацией глубинке многие продолжают существовать на один-два доллара в день, но минимум 200 миллионов человек, что превышает все население России, уже достигли потребительских стандартов "золотого миллиарда". Китай превратился в один из крупнейших мировых рынков автомобилей, электронных гаджетов, модной одежды и косметики.

Политика одного ребенка породила феномен "маленьких императоров". Масса взрослых наперебой закармливает и балует малыша, покупает дорогие кроссовки и плееры, стараясь дать ему все, чего сами были лишены в детстве.

"Несомненно, Китай обязан своими успехами конфуцианской этике: упорный труд, самоограничение, накопительство, стремление повысить свой социальный статус, - говорит Владимир Корсун. - Но станут ли новые поколения следовать этим заветам, еще вопрос".

По мнению эксперта, это проблема прежде всего самого Китая.

Опасения россиян подпитывают три фактора: тень Даманского, неудовлетворительная работа миграционной и пограничной служб, из-за чего число китайцев, проживающих в России, достоверно неизвестно, и распространенное представление о них как о людях себе на уме.

"В списке эпитетов, которые приходят россиянам на ум при упоминании китайцев, на первом месте стоит слово "хитрые", - отмечает эксперт. - Есть мнение, что русский в общении - яйцо в скорлупе: трудно проломить, зато потом душа нараспашку. Китаец - вареное яйцо без скорлупы: сопротивления, вроде, никакого, но в свой "желток" он постороннего не пустит".

"Это, опять же, конфуцианская культура: реагировать сдержанно, делать свое дело исподволь, считать на много ходов вперед. И у русских, и у американцев такой стиль вызывает опасения: мягко стелют, а что они там задумали?"

Однако к Дальнему Востоку, по мнению российского синолога, все это не имеет отношения.

"Если Китай и стремится к экспансии, то на юг. В Сибири их не устраивает суровый климат, а также российская бюрократия и криминал. Центральную Россию китайцы рассматривают в основном как трамплин для проникновения в Европу. По имеющимся данным, число китайских иммигрантов последние годы снижается, а те, кто приезжает, хотят заработать и уехать", - говорит он.

Выражения "китайское качество" и "китайские поделки" сделались в русском языке нарицательными.

По оценкам экспертов, китайские производители давно научились выпускать продукцию мирового уровня.

Правда, качественные изделия они направляют на требовательные рынки США и Европы, а в Россию нередко пытаются сбыть что поплоше. Но это проблема не китайцев, а российских импортеров и потребителей.

"Патриотизм китайцев направлен главным образом на малую родину и общину, а не на государство, - утверждает Владимир Корсун. - Высшая цель жизни - вернуться на склоне лет в родную деревню "в богатом халате" и облагодетельствовать земляков. Эмигранты-"хуацяо" охотно инвестируют в китайскую экономику, но насколько они готовы быть проводниками политических интересов Пекина, еще неизвестно".

"К тому же китайская культура - это, по выражению американского этнопсихолога Рут Бенедикт, "культура стыда". Двое китайцев никогда не будут откровенны с иностранцем, потому что смотрят друг на друга, а останьтесь с китайцем наедине - он наговорит о своей стране такого, что мало не покажется".

Этот стереотип сталкивается с личным опытом россиян, посещающих Поднебесную и с удивлением рассказывающих, что ее жители разговаривают в общественных местах во весь голос, смачно сплевывают на асфальт, пристают с предложениями сфотографироваться вместе к незнакомым людям. Коллега возмущалась тем, что китайская продавщица ткнула ее пальцем в глаз - ей, видите ли, стало любопытно, накладные у гостьи ресницы или натуральные.

"Культурная элита действительно воспитана на "китайских церемониях", поклоны, "улыбка номер пять", "улыбка номер восемь", - говорит Владимир Корсун. - Мало-помалу это уходит благодаря контактам с внешним миром. Я с 2009 года не пропускаю ни одного кадра с участием Си Цзиньпина. Он держится намного свободнее, чем застегнутый на все пуговицы Ху Цзиньтао, возможно, потому что Си - сын члена политбюро, которому с детства многое позволялось".

"А городские простолюдины - это в основном вчерашние деревенские жители, которые ведут себя с детской непосредственностью. Государство целенаправленно воспитывает хорошие манеры с помощью штрафов и пропаганды, особо активная кампания такого рода велась накануне Пекинской олимпиады. Таким образом, можно сказать, что модели поведения верхов и низов постепенно сходятся и приближаются к общемировым нормам".

Китайцы о России

"Прискорбно, что в глазах китайцев Россия является источником не знаний и технологий, а сырья. Действительно, мы стали сырьевым придатком Китая, 80% нашего экспорта приходится на нефть, газ и лес-кругляк".

В деловых кругах Китая распространено недовольство тем, что их не допускают к добыче ресурсов, а предлагают торговлю по принципу: "забирай на границе и плати наличными". Однако российских предпринимателей тоже неоднократно оттесняли от заманчивых проектов в Китае, а поставщикам углеводородов не дают доходить до конечных потребителей и владеть бензоколонками.

Китайцы не чувствуют зависимости от России как поставщика. Они уверены, что все, что им нужно, купят где угодно и деньги при этом считать умеют. Главным поставщиком нефти в Китай является Саудовская Аравия, а доля России на рынке составляет 6%.

"Самое интересное, что, по мнению китайцев, это прекрасно! Русское пьянство в их глазах неотделимо от щедрости, открытости и широты души. Считается, что с русскими легко иметь дело, потому что после второго стакана можно завязать доверительные отношения и решить любой вопрос".

"Китайцы - невероятно пластичный и переимчивый народ. Дэн Сяопин в 1994 году посоветовал китайцам, живущим за границей, быть как все. Общаясь с русскими, они сразу начинают крепко жать руку, обниматься, что совершенно не принято в китайской традиции, пить водку и ходить в баню".

"Огромным успехом в китайских ресторанах пользовались женские танцевальные ансамбли из России. Правда, лет пять назад коммунисты запретили их как безнравственные.

Танцы вообще набирают популярность в Китае, особенно, как это ни удивительно для нас, среди пенсионеров, которые уже составляют около 20% населения и ищут, чем заняться. На площадях и стадионах тысячи пожилых пар с упоением разучивают европейские фокстроты 1950-х годов.

Что касается высокой культуры, китайцы любят не только русский балет, но и литературу, и кинематограф, в том числе советского периода. При этом увлечение фильмом "А зори здесь тихие" совершенно не мешает им смотреть в огромном количестве боевики с примитивными сюжетами и драками, как голливудские, так и свои собственные".

"К сожалению, на это трудно возразить. Однако и китайцы в России не всегда отличаются законопослушанием. Многие работают нелегально, торговцы норовят не платить налоги, а где нелегальный бизнес, там коррупция и криминал. Грабят и "крышуют" бандиты, вымогают деньги полицейские и чиновники".

Хорош или плох был московский "Черкизон", но с китайскими торговцами и их собственностью в 2009 году поступили некрасиво.

Точной статистики, позволяющей объективно судить о масштабах явления, нет, поскольку жертвы зачастую не обращаются в правоохранительные органы.

"Это и так, и не так. Главным конкурентом в России считают все-таки Соединенные Штаты. По всем социологическим исследованиям, число людей, называющих Китай потенциальным противником, близко к статистической погрешности".

Российское общество достаточно адекватно реагирует на изменения внешней политики Китая.

После конфликта на Даманском возможность войны рассматривалась как весьма реальная. В военных кругах обсуждались планы применения ядерного оружия в случае массированного вторжения китайцев в Сибирь. Школьники при полном одобрении старших распевали: "Били немцев, били финнов - будем бить и хунвэйбинов".

Теперь Пекин действует методами "мягкой силы" - и россияне боятся не столько военной угрозы и насильственного изменения границ, сколько того, что они считают демографической агрессией и превращения Дальнего Востока в сферу влияния Китая.

Новости по теме