Борис Калягин: интервью с Тэтчер - начало гласности

  • 17 апреля 2013

В марте 1987 года впервые на советские экраны в прямом эфире транслировали интервью западного лидера - премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. Три дня она встречалась в Москве с Михаилом Горбачевым и другими перестроечными лидерами. А по итогам визита дала интервью трем ведущим журналистам-международникам Совесткого Союза: Томасу Колесниченко, Владимиру Симонову и Борису Калягину.

По мнению Калягина, это интервью стало знаковым и ознаменовало собой начало эпохи гласности в международных отношениях Совесткого Союза. Своими впечатлениями от той беседы он поделился с корреспондентом Би-би-си Стивом Розенбергом.

Би-би-си: Насколько сложно было брать интервью у Маргарет Тэтчер, потому что она такая боевая. Тяжело было?

Борис Калягин: Да, это было достаточно сложно, потому что она, конечно, блестящий опытный полемист, у нее почти каждый день были дебаты в английском парламенте, а для нас это было что-то новое – не так часто мы вступали в полемику с лидером западного государства. Помимо всего прочего, она очень быстро и четко находила ответ и нужные слова, чтобы нам ответить.

Короче говоря, все попытки ее переубедить по вопросу ядерного разоружения были напрасны, она имела свою четкую позицию, не собиралась ее менять. Я думаю, это вообще не в ее характере. Мне кажется, что если мадам Тэтчер принимала решение, она уже почти никогда от него не отказывалась.

Би-би-си: А какую задачу вы поставили перед собой перед началом интервью, что вы хотели акцентировать?

Б.К.: Во-первых, мы хотели, чтобы она себя раскрыла как политический лидер, чтобы больше сказала о себе, о своих политических взглядах. Ну и специальная тема была – это тема ядерного вооружения.

Image caption Борис Калягин, в 1987 году - политический обозреватель Центрального телевидения и Всесоюзного радио

Конечно, наша страна стремилась, чтобы Великобритания подключилась к тому процессу переговоров, которые Горбачев начал с господином Рейганом по вопросу сокращения этих вооружений.

Но миссис Тэтчер занимала свою твердую позицию, что у Великобритании довольно мало ядерного оружия, и она должна его сохранить, поскольку для нее это гарантия безопасности, гарантия того, что она будет входить в группу великих держав.

Би-би-си: О чем вы думали во время интервью, было такое, что пришла мысль – ой опять она как-то выкрутилась, опять, не удается ее поймать

Б.К.: Мы, конечно пытались как-то выглядеть убедительными в наших аргументах, но и одновременно мы не забывали, конечно, что имеем дело с премьер-министром Великобритании, поэтому должны относиться с должным уважением и почтением к ней и к ее позиции.

Би-би-си: А какова была реакция на это интервью после?

Б.К.: После интервью некоторые говорили, что вот вы, три здоровых мужика и не могли справиться с одной женщиной, что она взяла верх над вами. Мы потом сами очень долго переживали, прокручивали в голове это интервью, что можно было сказать по-другому, ответить несколько иначе на ее слова.

Но – что было, то было, и прошло, уже, так сказать, обратно не вернешь. Это был такой хороший урок дискуссии с опытным западным политиком.

Би-би-си: А какое впечатление она произвела – как директриса школы или, некоторые говорят, что она вела себя как королева, какой она показалась вам?

Б.К.: Нет, мы не почувствовали никакой надменности в ее поведении, она разговаривала с нами почти на равных, но она была действительно очень убедительна в своих высказываниях.

Главное, что она ни на шаг не отходила в сторону от того, что она сказала ранее, только добавляла дополнительные аргументы. Мы знаем, она когда-то сама сказала о себе, что, мол, я не человек компромиссов, я человек убеждений – вот это она подтвердила и в этом интервью.

Би-би-си: Каково значение этого интервью, спустя столько времени если посмотреть, насколько это важно было?

Б.К.: Я считаю, что это интервью можно считать началом периода гласности в наших международных отношениях с Западом, потому что до этого ничего подобного на экране советского телевидения никогда не было – чтобы пригласить лидера западной страны и дать ему возможность открыто высказать все, что он думает о нашей политике, о своей политике, о своих взглядах.

Конечно, это произвело впечатление и осталось в памяти у людей до сих пор. Уже больше 20 лет прошло, были десятки интервью различных, в том числе и крупных деятелей, но ни одно не запомнилось так, как вот это первое интервью с Маргарет Тэтчер. Во-первых, потому что оно настолько отличалось от того, что было раньше и потому что это действительно было первое.