Инвалид Одн выступил не в пользу Магнитского

  • 19 апреля 2013
Одн Букаев, Далила Бальжинимаева, Михаил Резниченко,
Image caption Одн Букаев (в темных очках) не помнит, чтобы он когда-либо был финансовым аналитиком.

В пятницу на процессе над погибшим в тюрьме Сергеем Магнитским инвалид из Калмыкии Одн Букаев обнаружил полную неосведомленность о том, что он был аналитиком в фирме Уильяма Браудера и Магнитского и помог им тем самым сэкономить миллионы на налогах.

"Не помню... Кажется, в сауне в училище", - с трудом, неуверенно сформулировал инвалид с детства Одн Букаев ответ на вопрос, где он работал в том 2001 году, о котором идет речь в уголовном деле. Имена Магнитского и Браудера он, по его словам, услышал только на допросе во время следствия в 2009 году.

На очередное заседание по делу юриста Сергея Магнитского и его работодателя, британского инвестора Уильяма Браудера в Тверском суде 19 апреля гоударственное обвинение привело четырех свидетелей: братьев Одна и Алексея Букаевых, в 1999-2003 гг числившихся аналитиками в зарегистрированных в Калмыкии фирмах Браудера, их сестру Далилу Бальжинимаеву и бывшую сотрудницу фирмы Магнитского "Файерстоун Данкен" Юлию Чумакову.

Сестра Одна Букаева сообщила, что, помимо инвалидности, у ее брата есть и "психическое заболевание", и он никак не мог быть финансовым аналитиком, хотя и имеет полученный в колледже диплом бухгалтера. Сам 38-летний Одн уверенно сообщил, что никогда в жизни никаких финансовых отчетов не составлял.

Младший брат Одна Алексей, отметивший 18 апреля 33-й день рождения, тоже инвалид, сообщил, что в 2001 году работал продавцом в элистинской фирме "Хлеб" и тоже никаким финансовым аналитиком, по его собственному разумению, не являлся.

500 рублей в квартал

Братья Букаевы, односложно отвечая на наводящие вопросы прокурора, рассказали, что в 2001 году к ним приходил Виктор Биткиев - еще один инвалид, числившийся в фирмах Браудера в Калмыкии.

"Предложил работу. Я спросил: что делать? Он сказал ничего не делать, только деньги получать", - вспомнил Алексей.

После этого братья получали то ли по 200, то ли по 500 - точно они не помнят - рублей в квартал.

Прокурор Михаил Резниченко предъявил судье Игорю Алисову трудовые книжки братьев Букаевых, заведенные в фирмах Браудера. Книжки с идущими подряд номерами содержат только по две записи: Одн в 1999 году был принят на работу "экспертом аналитического отдела" фирмы "Сатурн инвестментс", Алексей тогда же и на такую же должность - в фирму "Дальняя степь", а 31 декабря 2003 года оба были уволены.

Обвинение предъявило копии других трудовых книжек, которые братья признали своими настоящими и в которых есть записи о других местах их работы.

Обвинение утверждает, что работники-инвалиды были наняты фирмами Браудера при активном участии Магнитского фиктивно, и потому полученная фирмами льгота по налогу на прибыль была незаконна.

Арифметика льгот

Image caption Прокурор Михаил Резниченко доволен показаниями "своих" свидетелей

Согласно фабуле обвинения, две фирмы Браудера, пользуясь фиктивным трудоустройством инвалидов и фиктивным же статусом инвестора в тогдашнем "внутреннем офшоре" в Калмыкии, в 2001 году заплатили вместо обычного 35-процентного налога на прибыль всего 5,5%. Статус инвестора давал выигрыш в 24 процентных пункта, инвалиды - еще 5,5 процентных пункта.

Обвинение подсчитало, что в 2001 году фирма "Дальняя степь" незаконно воспользовалась льготами и недоплатила 319 млн рублей налога со своей прибыли в 1,102 млрд рублей. Вторая из фирм Браудера и Магнитского в калмыцком офшоре, "Сатурн Инвестментс", по данным обвинения, таким же способом недоплатила более 200 млн рублей с 723 млн прибыли.

Обе фирмы торговали акциями российских компаний, прежде всего "Газпрома".

Сергей Магнитский, не являясь формальным сотрудником этих предприятий, по мнению следствия, разработал схему ухода от налогов и помогал в поиске инвалидов, фиктивно занятых в этих компаниях.

В ходе расследования именно этого дела он скончался в ноябре 2009 года, находясь в следственном изоляторе "Матросская тишина".

Тогда уголовное преследование Магнитского было прекращено в связи с его смертью, но позже дело возобновили.

Как объясняют российские следственные органы, рассмотрение дела в отношении покойных возможно по просьбе родственников, рассчитывающих на реабилитацию человека.

Вопреки воле родных

Однако защита настаивает, что никто из родственников Магнитского не давал согласия на возобновление дела. Судья также отказался направлять запрос в Конституционный суд для разъяснения порядка рассмотрения дела в отношении умершего.

Мать Сергея Магнитского называет процесс аморальным и незаконным.

Магнитского и находящегося за пределами России Уильяма Браудера представляют назначенные государственные адвокаты.

Адвокат Николай Герасимов на первых заседаниях заявлял самоотвод, объясняя, что не имеет морального права представлять Магнитского без согласия родственников, но каждый раз получал от судьи Игоря Алисова отказ.

Как утверждают правозащитники, Магнитский погиб из-за плохих условий содержания и отказа в медицинской помощи. Однако в декабре 2012 года единственный обвиняемый по делу о смерти юриста - бывший заместитель начальника СИЗО "Бутырка" Дмитрий Кратов - был оправдан тем же Тверским судом Москвы, который рассматривает дело против Магнитского сейчас.

Уильям Браудер утверждает, что Магнитского арестовали, после того как он разоблачил хищение из российского бюджета 5,4 млрд рублей, причем инициировали арест Магнитского те самые люди, которых он обвинил.

Новости по теме