В басманных судах преюдиция - царица доказательств

  • 23 апреля 2013
Весы Фемиды на воротах Московского городского суда
Image caption В России скоро начнутся громкие процессы

В связи с "делом 6 мая" и "делом Навального" в центре внимания оказался ранее знакомый лишь специалистам мудреный термин "преюдиция".

Он буквально переводится с латыни как "предрешение" и означает обязанность следствия и суда принимать без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением.

"Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки", - гласит статья 90 уголовно-процессуального кодекса РФ.

В принципе, логично: суд не может "опрокинуть" решения другого суда, для этого есть особая процедура.

Проблема состоит в том, что в случае дел с несколькими участниками дела тех из них, кто признал себя виновным, часто выделяются в отдельное производство и рассматриваются в упрощенном порядке. Приговоры, вынесенные без надлежащего изучения и оценки доказательств в ходе состязательного процесса, впоследствии предопределяют судьбу других подсудимых, которые с обвинением не согласны и настаивают на полноценном разбирательстве.

Скажем, после приговоров по делам Максима Лузянина и Вячеслава Опалева факты массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года и хищения средств "Кировлеса" считаются не требующими доказательств.

Правда, в статье 90 УПК РФ далее говорится, что "такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле". Однако теперь остальные 26 фигурантов "болотного дела" могут оспаривать лишь степень своего личного участия в беспорядках, тогда как их линия защиты строится на том, что никаких заранее спланированных беспорядков не было. В крайнем случае, имели место отдельные хулиганские действия, а это совсем другая статья.

К данной точке зрения склоняются не только оппозиционеры и правозащитники, но и бывший генпрокурор РФ Юрий Скуратов, который, в частности, указывает, что квалифицирующим признаком массовых беспорядков являются погромы и поджоги.

"Да, конечно, административное законодательство они нарушили, но массовых беспорядков там не было, и это уже насилие над этой статьей", - заявил Скуратов в интервью интернет-изданию "Лента.ру".

Точно так же Алексей Навальный и Петр Офицеров утверждают, что хищения средств "Кировлеса" вообще не было, но суд их доводы рассматривать уже не станет.

"Ясно, что выгода состоит из доходов, уменьшенных на расходы. Нет, оказывается, по мнению следователей, не пожелавших провести даже бухгалтерскую экспертизу, выгода состоит только из доходов. Сделали совершенно иезуитский ход - преюдицию. Быстренько осудили якобы "подельника" [Опалева], который пошел на сделку со следствием и со своей совестью. Точно так же будут использовать преюдицию для "болотного дела". Если Лузянин уже признал участие в беспорядках, то и другим смогут повесить участие в уже якобы "доказанном" преступлении", - поясняет на сайте "Каспаров.ру" профессиональный аудитор Наталья Чернышова.

Ранее статья 90 УПК предусматривала, что "обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда". Новая редакция от 29 декабря 2009 года прямо запрещает такую проверку.

21 декабря 2011 года эту позицию подтвердил Конституционный суд, указав в решении по "делу супругов Власенко", что единственным способом преодоления преюдиции является пересмотр прежних судебных актов.

"Мы имеем дело с очень опасным феноменом. По существу, обвиняемые в деле, из которого выделено дело, рассмотренное в особом порядке, попадают в процессуальный капкан", - предупреждал в статье, написанной вскоре после принятия новой редакции статьи 90 УПК, кандидат юридических наук Сергей Афанасьев.

"Скверная практика"

Известный адвокат Карина Москаленко в интервью Русской службе Би-би-си напомнила, что преюдиция сама по себе не противоречит российской конституции и мировой практике, и новую редакцию статьи 90 нельзя считать однозначным регрессом.

"В ходе "дела ЮКОСа" защита все время ставила вопрос о том, что предыдущие судебные решения, а их было ни много ни мало 62, признавали, что компания платила налоги. Теперь этот довод нельзя было бы отмести без отмены предыдущих решений в установленном порядке", - заметила она.

По мнению Карины Москаленко, корень зла состоит в избыточном и произвольном применении практики разделения дел.

"Существует механизм защиты от злоупотребления преюдицией в виде статьи 154 УПК, где подробно перечислены основания для разделения уголовных дел, - поясняет адвокат. - Необоснованное выделение в отдельное производство приводит к тому, что по некоторым делам в экстренном порядке до окончания расследования принимается решение, во многом лишающее смысла дальнейшее разбирательство".

"Искусственно создавать преюдицию недопустимо. Это скверная практика, проявление недобросовестности следствия и суда. Адвокатское сообщество против этого возражает", - говорит она.

Зарубежный опыт

Британские юристы, к которым обратилась Русская служба Би-би-си, пояснили, что преюдиция в английском уголовном праве существует, но с оговорками, фактически, ближе к старому толкованию, существовавшему в России.

Предыдущие судебные решения, конечно, имеют вес, но не лишают обвиняемого и его защиту права отрицать событие преступления и не освобождают суд от обязанности рассматривать эти заявления.

"То, что один из обвиняемых в групповом деле признал вину, не означает, что остальные будут автоматически осуждены по той же статье, - заявил партнер юридической фирмы IBB Solicitors Анил Раджани. - Суд будет оценивать как степень физического участия каждого, так и его намерения".

Применительно к "болотному делу" это значит, что, даже если суд признает факт массовых беспорядков, из этого не следует, что всякий, кто толкнул полицейского или опрокинул урну, участвовал именно в массовых беспорядках.

"Право каждого на справедливый суд подразумевает возможность для подсудимого защищаться всеми способами, в том числе, отрицать любую часть предъявленных обвинений, - отметил эксперт по уголовному праву из юридической фирмы Corker Binning Роберт Браун. - По английским законам, нельзя запретить подсудимому или его адвокату утверждать, что массовых беспорядков не было, лишь на том основании, что предыдущий суд признал этот факт".

Кроме того, Роберт Браун напомнил, что в Британии подобные дела подлежат юрисдикции присяжных, которые при вынесении вердикта руководствуются исключительно собственным разумом и совестью и не обязаны его мотивировать.

По словам работающего в Лондоне американского юриста Дрю Холлинера, преюдиция в Британии и США обычно не распространяется на приговоры, вынесенные по упрощенной схеме в порядке сделки с правосудием.

В правовом государстве такие действия стали бы поводом для кассации приговора на основании статьи 6 Европейской конвенции по правам человека, гарантирующей право на справедливое судебное разбирательство, указывает Карина Москаленко.

Новости по теме