Кабинет Медведева - удобный вариант для Путина?

  • 21 мая 2013
Media playback is unsupported on your device

Дмитрий Медведев подвел итоги первого года своего пребывания на посту премьер-министра в интервью "Комсомольской правде". Смысл сказанного свелся к тому, что кабинет все делает правильно, но надо работать еще лучше.

Анализируя ситуацию, эксперты приходят к парадоксальному, на первый взгляд, выводу: критика правительства будет нарастать, а его авторитет снижаться, но отставки в обозримом будущем не последует.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

Фактически, в России сейчас имеются четыре политических игрока: Владимир Путин, Следственный комитет, думская фракция "Единой России" и совокупная оппозиция. Все они за последний год отметились теми или иными резонансными действиями.

О правительстве этого не скажешь. Кабинет и его глава словно воплощают в жизнь либеральную мечту, согласно которой хорошее правительство - это домоуправление.

"Абсолютно ничем не запомнилась, - заявил Русской службе Би-би-си политолог Михаил Глобачев. - Вся деятельность правительства и лично Медведева была такой же тривиальной, как его интервью".

Кажущееся противоречие

С одной стороны, Владимир Путин во время телемоста 25 апреля недвусмысленно заявил, что менять кабинет пока не собирается.

С другой стороны, последнее время он постоянно бьет по самолюбию Медведева: то в ходе того же телемоста расточает комплименты Алексею Кудрину, который, надо полагать, появился в студии не случайно, то увольняет Владислава Суркова, демонстрируя, что Медведев не может распоряжаться судьбой даже собственных заместителей.

Из-за гонораров Ильи Пономарева по сути уничтожается знаковый для Медведева проект "Сколково". Думская фракция "Единой России" взяла моду принимать законопроекты, игнорируя отрицательные заключения правительства, чего в России не водилось отродясь.

Большинство наблюдателей сходятся во мнении, что президент действительно не собирается увольнять бывшего партнера по "тандему", но не мешает конкурирующим элитным группам муссировать соответствующие слухи, и сам принижает его, чтобы исключить даже теоретическую возможность формирования в лице правительства альтернативного центра власти.

А заодно лишить либералов последних надежд на корректировку курса, хотя среди них, похоже, не осталось уже никого, кто связывал бы подобные надежды с Медведевым.

"Царь" и "бояре"

Постоянная критика исполнителей и публичные препирательства между различными группировками во власти выгодны главе государства, поскольку отвлекают внимание от него самого.

Весьма показательно в этом смысле недавнее выступление Алексея Кудрина на "открытом часе" в Госдуме, где он заявил, что "Единая Россия" должна разделить с правительством ответственность за стагнацию в экономике.

Единороссы, разумеется, отпарировали, что во всем виновато правительство и лично Кудрин, работавший в нем свыше десяти лет. При этом обе стороны в полном соответствии со сложившимся в России политическим этикетом избегают всякого упоминания о главном лице, сконцентрировавшем в своих руках такую власть, что и ответственность делить не с кем.

"Когда-нибудь Медведева, конечно, отставят, но совсем необязательно в предсказываемые сроки, - считает Михаил Глобачев. - "Правительство не доживет до весны, правительство не доживет до середины лета…". Да я не вспомню случая, когда Путин отставил бы кого-нибудь именно тогда, когда от него ожидали!"

По оценкам большинства наблюдателей, аппаратная сила Медведева - в его слабости. Путину нужен именно такой премьер - не вызывающий ни сильного раздражения, ни восторга, в принципе неспособный затмевать его и рассматриваться в качестве соперника или преемника.

"Путин последовательно отодвигает все яркие фигуры. Это любимые игры бюрократии, а его особенно, - говорит Глобачев. - В результате лучшего премьера теперь и взять неоткуда. Считается, что Алексей Кудрин много чего может, но именно поэтому его будут придерживать на какой-нибудь экстренный случай".

По выражению политолога Евгения Минченко, "у Путина на шесть лет есть всего один патрон под названием "отставка правительства". Для этого требуется либо явный и очевидный провал, за который надо кого-то назначить виновником, либо за сменой кабинета должны последовать заметные позитивные сдвиги, а если этого не случится, возникнут вопросы уже к верховной власти.

Русская служба Би-би-си отметила наиболее примечательные высказывания Дмитрия Медведева из интервью "Комсомольской правде" и попросила прокомментировать их эксперта Института экономики переходного периода Кирилла Рогова.

Дмитрий Медведев: "Сидим [на "нефтяной игле"]. Но давайте вспомним, сколько лет мы на нее подсаживались. За последние 13-14 лет мы просто не успели этого сделать [изменить структуру экономики].

Кирилл Рогов: За последние 13-14 лет мы с нее не слезали, а залезали. Это было частично связано с конъюнктурой мировых рынков, поскольку рост цен на энергоносители автоматически приводил к росту доли доходов от их экспорта в ВВП. Но сознательных усилий по диверсификации экономики, необходимых институциональных шагов не было из-за недостатка политической воли.

Дмитрий Медведев [в ответ на замечание интервьюеров, что лишь с начала текущего года в России ушли из малого бизнеса около 400 тысяч человек, зато растет госаппарат]: Я пока не вижу ничего фатального, люди сами для себя принимают решение, чем им заниматься. В сфере государственных услуг трудится огромное количество людей и в других странах.

Кирилл Рогов: Ситуация с малым бизнесом ужасная. Налоговые и административные условия выдавливают людей либо в "серую" сферу, либо из бизнеса вообще, потому что в легальной сфере работать невозможно. Государство решает проблему занятости, за счет сырьевой ренты создавая рабочие места в бюджетной сфере. Это осознанный курс, потому что бюджетники зависимы и нетребовательны. Он крайне отрицательно влияет на экономический рост и развитие страны, но власти нет дела, ее главный приоритет - стабильность нынешней политической системы.

Дмитрий Медведев: Кризиса, я уверен, нам удастся избежать. Никакую тушенку, мыло, и спички с солью запасать не надо! Людям нужно спокойно смотреть в будущее.

Кирилл Рогов: До соли и спичек, думаю, не дойдет, но кризис в российской экономике в нынешнем десятилетии будет, хотя менее тяжелый, чем в конце 1980-х, начале 1990-х годов. Он будет носить структурный характер, и выглядеть не как разовое потрясение, а как цепь явлений, ведущих к стагнации.

Дмитрий Медведев: По зимнему времени все исследования, показывают, что приблизительно 50% людей за то, чтобы жить в старой системе координат, 50% - в новой. Решение было принято, и сейчас правительство не видит смысла его пересматривать, потому что количество людей, которые будут недовольны, окажется приблизительно таким же.

Кирилл Рогов: Это несущественный вопрос. Есть только один аспект, заслуживающий внимания. Все страны Европы стараются, чтобы время было по возможности интегрированным. Слишком большой разброс затрудняет экономическое взаимодействие и создает неудобства людям, ориентированным на жизнь в открытом мире. Реформа времени коррелировала с наметившимся в России политическим вектором. Когда Россия вновь почувствует необходимость вернуться к рациональной политике более тесной интеграции с Европой, зимнее время будет возвращено. С другой стороны, изменение времени не обязательно означает смену курса.

Новости по теме