Амнистия российским предпринимателям: не дождетесь!

  • 24 мая 2013
Владимир Путин встречается с представителями российского бизнес-сообщества в Воронеже, 23 мая 2013 года

Владимир Путин, по сути, отклонил выдвинутую предпринимательским сообществом инициативу объявления частичной амнистии осужденным за экономические преступления.

Президентский уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов в начале мая сообщил, что намерен предложить Госдуме объявить амнистию ко Дню предпринимателя, отмечаемому 26 мая.

Проект постановления об амнистии предполагал освобождение от наказания и уголовной ответственности по 53 статьям Уголовного кодекса, включая такие, как "мошенничество", "присвоение или растрата", "причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием".

Как указывал представитель бизнес-омбудсмена Андрей Назаров, законодательство в последние годы было частично смягчено, так что многие отбывающие наказание за экономические преступления сегодня не были бы осуждены либо были бы наказаны более мягко. По его словам, таких людей в местах лишения свободы сегодня примерно 13,6 тысячи.

За последние пять лет за экономические преступления в России, по имеющимся данным, были осуждены около 250 тысяч человек.

Идея получила поддержку части депутатов Госдумы, в том числе представителей "Единой России".

Встреча президента с представителями "Деловой России", "Опоры России", Торговой палаты и Российского союза промышленников и предпринимателей прошла 23 мая на заводе "Воронежсинтезкаучук", куда Путин приехал открывать новую линию по выпуску полимерных покрытий для автодорог.

Вежливый отказ

Глава государства высказался достаточно обтекаемо: не отверг предложение с ходу, но назвал его сырым и предложил дополнительно поработать с экспертами и генпрокуратурой.

Многие нюансы действительно нуждались в уточнении: как по конкретным статьям, так и по числу людей, потенциально могущих попасть под амнистию. Разные источники называли цифры с огромным разбросом: от 11 до 111 тысяч человек.

Андрей Назаров накануне встречи заявил, что авторы проекта и не стремились детализировать его, потому что хотели прежде узнать принципиальную позицию Путина.

Для тех, кто понимает бюрократический язык и умеет читать между строк, позиция ясна. Если бы идея имела перспективу, президент сказал бы, что поддерживает ее в целом и сам даст поручения соответствующим ведомствам.

Как замечает политолог Михаил Мизулин, согласно законодательству, проект постановления об амнистии готовят минюст и МВД. Что здесь обсуждать с прокуратурой, не понятно. Президентская ремарка выглядит как отфутболивание.

Аналитик Павел Святенков указывает на неоднозначность вопроса. С одной стороны, зачем миловать людей с устоявшейся общественной репутацией негодяев и мошенников? С другой стороны, часть того же самого общества считает значительную часть дел против бизнесменов сфабрикованными, а само предпринимательское сословие - угнетенным меньшинством.

"Амнистия могла бы нанести удар по популярности Путина", - отмечает Святенков.

Вопрос, видимо, в том, чьим мнением президент дорожит и у кого ищет популярности.

VIP-заключенные

Накануне встречи СМИ и экспертные круги активно обсуждали, попадут ли под амнистию Михаил Ходорковский и Платон Лебедев.

Назвать крамольные имена в присутствии Путина никто не решился. Сам он сделал косвенный намек, сказав: "Есть и другие категории граждан, которые формально осуждены по экономическим преступлениям, но степень их общественной опасности выходит далеко за рамки сути той проблемы, о которой вы говорите".

Теперь, очевидно, тема потеряла актуальность в связи с отсутствием амнистии как таковой.

Стоять, бояться!

История с несостоявшейся амнистией дает пищу для выводов о характере взаимоотношений между российской властью и бизнесом, а по большому счету, и обществом.

Начиная с 2000 года, когда представители кремлевской администрации заговорили о крупных предпринимателях в выражениях вроде "поменять им памперсы", отводимая им роль сводится к тому, чтобы ходить по струнке и, как выразился однажды сам Путин, раскошеливаться по первому требованию.

Эксперты предполагают, что главная политическая задача Путина, как он ее видит, состоит в том, чтобы держать в узде именно бизнес. "Рассерженные горожане" с улицы и интеллигенция взять власть не могут. Создать эффективную оппозицию в состоянии только предприниматели с их финансовыми, организационными и медийными ресурсами.

Более того: как показывает мировой опыт, без самостоятельной политической роли крупного бизнеса плюралистическая демократия невозможна в принципе.

А главным инструментом контроля является Следственный комитет, способный в любой момент разорить и посадить кого угодно. Какие уж там послабления и амнистии!

Известный близостью к Кремлю и руководству "Единой России" политолог Сергей Марков в интервью сайту "Накануне.ру" объяснил неприятности фонда "Сколково" тем, что он превратился в канал перекачки денег на антипутинские митинги на Болотной площади.

Марков подчеркнул, что это лишь гипотеза. Но даже если так: а что здесь плохого, и почему это нужно делать тайком? В демократических странах полагают, что бизнес, являющийся главной производительной силой и двигателем развития, имеет право открыто и прозрачно поддерживать те политические силы, какие находит нужным.

Из внутренних источников оппозиции получать средства нельзя, из заграничных тем более, а как же ей работать? Людям связывают ноги и предлагают посоревноваться на стометровке!

Политолог Павел Святенков указывает, что проблема уходит корнями в 1990-е годы, прежде всего, в историю с залоговыми аукционами.

"Наш крупный бизнес был создан властью для обслуживания власти, и забыть об этом власть ему не дает", - заявил он Русской службе Би-би-си.

По словам политолога, бизнес не решается на конфронтацию с Кремлем, зато голосует против него сворачиванием деловой активности и выводом капитала в те страны, где существуют гарантии частной собственности и где не могут по свистку правителя отнять всё. Это, в свою очередь, делает его уязвимым для публичного шельмования и репрессий.

Выхода из порочного круга при нынешнем курсе эксперт не видит.

Из-под палки

"Бизнес-элиту не пригласили в Кремль, а посадили в цех, указав ее место: ваше дело заниматься заводами и фабриками, а не задавать вопросы об амнистии", - замечает Михаил Мизулин.

Участник встречи, владелец компании LiveInternet Герман Клименко заявил агентству Регнум, что Владимир Путин с большим удовольствием обсуждал темы, касающиеся непосредственно продвижения бизнеса, развития экономики, чем темы, связанные с послаблениями.

Мизулин указывает, что общественное мнение не до конца сознает серьезность ситуации на Ближнем Востоке и в Центральной Азии, вынуждающую Кремль делать значительные усилия в военной области.

По мнению аналитика, отечественный бизнес может и должен раскошелиться на оборонку и реальный сектор экономики ,вместо того чтобы выводить деньги в офшоры, но вправе требовать за это большей политической роли и неприкосновенности личности и собственности.

"К сожалению, эта линия не прочерчивается", - констатирует он.

Виктор Вексельберг в свое время потратил несколько десятков миллионов долларов личных средств, чтобы патриотично вернуть в Россию яйца Фаберже, но это не спасло его от допросов по сколковскому делу. Вероятно, его коллеги сделают выводы и впредь ничего в "эту страну" возвращать не станут.

Бунт на коленях

И Борис Титов, и президентский уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, недавно раскритиковавший политику российских властей в ежегодном докладе Госдуме - люди системы, государственные чиновники. Даже Дмитрий Медведев иногда позволяет себе высказываться вразрез с генеральной линией, например, об отношении к Pussy Riot или отставке Владислава Суркова. Другое дело, что все их слова уходят в песок.

По мнению Павла Святенкова, такая ситуация выгодна Владимиру Путину, поскольку создает видимость плюрализма.

"А что Титов периодически выдвигает какие-то идеи в защиту интересов бизнеса, так у него должность такая, иначе про него вообще забудут", - говорит он.

"Год пребывания Титова на посту омбудсмена ничего бизнесу не дал, - замечает Михаил Мизулин. - По моему личному мнению, участники встречи, согласившись на такой унизительный формат, как встреча в заводском цеху, просто сдали все позиции".

Весны не будет

Аналитики давно говорят, что делать политические прогнозы в России стало легко: не будет никаких либеральных шагов, да и все тут!

Очевидно, что вернувшись в Кремль на третий срок, Владимир Путин сделал выбор в пользу завинчивания гаек по всем направлениям, отказа от диалога и с предпринимательским классом, и с гражданским обществом.

"Поле конкуренции, плюрализма, открытого публичного политического дискурса постоянно сужается, их место занимают бюрократические и силовые варианты решения проблем", - констатирует Михаил Мизулин.

Глава государства держит себя не как президент всех россиян, чья главная задача находить компромиссы, а как выразитель интересов лишь одной их части - сторонников сильной власти и консервативной морали. Остальным вместо хотя бы косметических уступок откровенно предлагается забыть беспочвенные мечтания, как некогда выразился Николай II в известном ответе тверскому земству.

"Если Владимир Путин хочет, чтобы он как политический деятель был уважаем - то есть известный плакат в интернете, где он строго показывает пальцем и говорит: "А те люди, которых я очень сильно нервирую, могут забиться в угол и поплакать", - заявил Сергей Марков.

Новости по теме