Мэр мегаполиса: сити-менеджер или политик?

  • 10 июня 2013
Карикатура РИА Новости "Сергей Собянин удивил своей отставкой"

Врио мэра Москвы и кандидат на должность градоначальника на предстоящих в сентябре выборах Сергей Собянин - одна из самых закрытых фигур в российской политике.

С начала своей карьеры на федеральном уровне, то есть с 2004 года, он до того аккуратно обходил острые углы, что эксперты затрудняются отнести его к либералам или консерваторам.

В интервью ведущим телеканалам, вышедшим в эфир в воскресенье вечером и, очевидно, дающим старт его кампании, Собянин говорил, в основном, о городских хозяйственных проблемах. Но при этом высказался, по крайней мере, по одному важному политическому вопросу.

"По большому счету должность мэра не политическая", - заявил он в передаче "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым" на телеканале "Россия-1".

В эфире программы "Воскресное время" Первого канала Собянин, никого не называя, но явно метя в Алексея Навального и Сергея Удальцова, выразил мнение, что кандидат в мэры, да еще такого города, как Москва, обязан иметь практический управленческий опыт.

"Готовиться надо всю жизнь - поруководить районом, маленьким городом, округом. Мне кажется, когда человек никогда ничем не руководил и не управлял, и претендует на такую должность - это неуважение к москвичам, к городу", - сказал он.

Молчание - золото

С одной стороны, позиция Собянина соответствует сформулированной еще в XIX веке либеральной идее о том, что хорошее правительство - это ночной сторож.

С другой стороны, его коллеги-мэры Нью-Йорка - Майкл Блумберг, Лондона - Борис Джонсон, Парижа - Бертран Деланоэ, Берлина - Клаус Воверайт - яркие политики и вообще колоритные фигуры, каждый по-своему. При этом все они, кроме Джонсона, работают свыше 10 лет, так что их избирателям это, по-видимому, нравится.

"Могу сказать одно: любой руководитель, избираемый на прямых выборах, - фигура публично-политическая. Все, что происходит в этом поле, по определению является элементом политики", - заявил Русской службе Би-би-си специалист по проблемам российских регионов Александр Кынев.

Впрочем, по словам Кынева, ждать от Собянина четких идеологических посылов в условиях нынешней политической системы наивно. Главный имиджевый минус кандидата эксперт видит в другом.

"Прожив в Москве почти десять лет, он продолжает восприниматься как внешний управленец и холодный бюрократ. О городских проблемах говорит натужно, порой с напряжением вспоминая названия конкретных объектов. Подобными интервью рейтинг он себе не поднимет", - считает Кынев.

Директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве России Павел Салин полагает, что Собянин позиционирует себя единственно возможным образом.

"Владимир Путин выстроил систему, при которой единственным политиком в партии власти является он сам. Остальным это либо запрещено, либо разрешено в очень узких рамках, как Дмитрию Медведеву. Те, кто претендует на политическое поведение, не выбрасываются из обоймы, если не нарушают базовых правил, но немедленно получают щелчок. Скажем, Сергей Шойгу после назначения министром обороны осторожно, но настойчиво пытается быть политиком - и Путин взял и оценил учения войск космической обороны на "тройку", - указывает аналитик.

"С другой стороны, аполитичность Собянина адресована избирателям. По всем опросам, москвичей волнуют пробки на дорогах и миграция. В 1990-х годах в России был перекос в политику. Кандидат в мэры города со стотысячным населением первым делом оповещал за Ельцина он или за Зюганова, а о том, как улучшить канализацию, говорил в последнюю очередь. Современный городской средний класс крайне прагматично смотрит на власть, ему нужен не трибун и лидер, а хороший управдом".

Лестница или лифт?

Мнение, что для работы во власти требуется пройти все ступени, распространено в России довольно широко.

Отвечая на вопрос, почему оппозиционное движение в конце 1980-х годов возглавил именно Борис Ельцин, историк Игорь Бунич сказал, что королем может сделаться только крупный вассал, выступивший против короля, а не мужик или бродячий менестрель.

Москва имеет, мягко выражаясь, не самый позитивный опыт избрания мэром чистого политика. Гавриил Попов не скрывал, что баллотировался лишь затем, чтобы получить право санкционировать оппозиционные митинги, передоверил практические дела Юрию Лужкову, а спустя два года досрочно сложил полномочия, признав, что эта работа не для него.

У трех из четырех наиболее ярких "политических" мэров постсоветской России - Попова, Анатолия Собчака и мэра Владивостока Виктора Черепкова - карьера не задалась. Лишь Юрий Лужков сумел продержаться на посту 18 лет, а с учетом фактического руководства городом в должности премьера правительства Москвы - все 20, и дать свое имя целой эпохе.

Однако есть и другая точка зрения: знать все невозможно, даже самый лучший знаток городского транспорта окажется дилетантом в сферах образования и здравоохранения, крупному руководителю нужны харизма, правильная концепция и умение выбирать дельных помощников.

Тот же Блумберг до избрания мэром руководил исключительно личным бизнесом, причем весьма далеким от городского хозяйства, а Джонсон был журналистом. Электрик Лех Валенса и драматург Вацлав Гавел, по общему мнению, неплохо справились даже не с мэрскими, а с президентскими обязанностями.

"Кандидат в мэры должен хорошо знать и понимать проблемы города, который хочет возглавить, и пользоваться доверием его граждан", - говорит Александр Кынев.

Павел Салин полагает, что общей закономерности здесь нет.

"Любые параллели поверхностны, если не учитывают всего комплекса факторов. Все зависит от конкретной ситуации и конкретного человека", - замечает он.

То, что в России придается особое значение пресловутому опыту, некоторые эксперты выводят из исторических традиций "ручного управления".

Другие указывают, что замечания такого рода адресуются исключительно оппозиционерам. Скажем, губернатор Подмосковья Андрей Воробьев, который будет баллотироваться в один день с Собяниным, провел большую часть жизни на аппаратной работе, но ему не ставят в вину отсутствие опыта руководства "районом и маленьким городом".

Наблюдатели обратили внимание еще на одну особенность воскресных интервью Собянина: пренебрежительный тон в отношении будущих конкурентов, у которых, по его словам, "рейтинги ниже табуретки".

Мнения по поводу целесообразности подобной тактики расходятся.

С одной стороны, бытует мнение, что российские избиратели превыше всего уважают силу, так что кандидату от партии власти надлежит демонстрировать абсолютную уверенность в победе и презрение к соперникам.

С другой стороны, московский электорат во многих отношениях отличается от среднероссийского. Люди с развитым чувством личного достоинства могут разозлиться и проголосовать от противного, если давать им понять, что за них уже все решили.

Кастинг преемников?

Неожиданно оживившие политический ландшафт досрочные выборы в Москве дали дополнительный повод говорить о Собянине как о возможном преемнике Владимира Путина, если тот в 2018 году все-таки решит удалиться на покой.

Российские СМИ последние события прямо называли "кастингом преемников" и предположили, что Собянину, доказавшему свою эффективность чиновника, теперь предстоит тест на способность выигрывать выборы.

"До 2018 года много воды утечет, - замечает Павел Салин. - Мне кажется, что серьезные экономические и политические проблемы ждут нас гораздо раньше. Пока Владимир Путин специально запускает контролируемую дискуссию о преемничестве, понимая, что и население, и элита от него подустают, а что он на самом деле думает, неизвестно".

Новости по теме