"Болотное дело": немой разговор и "опасные преступники"

  • 18 июня 2013
Здание Мосгорсуда
Image caption В Мосгорсуде продолжились предварительные слушания по "болотному делу"

До начала судебных допросов по "болотному делу" двенадцать обвиняемых не смогут поговорить со своими близкими.

Несколько десятков человек в коридоре Мосгорсуда на втором этаже - уже достаточно привычная картина в дни слушаний по "болотному делу". Большинство присутствующих - родственники обвиняемых в участии или подготовке массовых беспорядков, якобы имевших место 6 мая прошлого года на Болотной площади столицы.

Формат закрытых слушаний практически не позволяет родным и близким фигурантов уголовного дела увидеть их. Они то и дело выбирают лучший ракурс для того, чтобы хоть что-то разглядеть в момент, когда распахиваются двери зала.

"Все свои, чужие здесь не ходят", - говорит кто-то из присутствующих своему знакомому. Скандирование "Свободу!" и аплодисменты - единственное, чем они могут в такой ситуации поддержать обвиняемых.

Мать морпеха Дениса Луцкевича Стелла Антон в беседе с корреспондентом Би-би-си рассказывает, что не видела сына, находящегося в СИЗО, с апреля.

"В его камере сидят 10 человек, но он один - по Болотной, их всех распределили по разным камерам. Даже когда я пришла на свидание с девушкой Степана Зимина Сашей, нас не пустили на свидания одновременно. Одну отправили на свидание в первой половине дня, а другую - во второй, чтобы не состыковались, они же у нас "опасные преступники", - говорит мать Луцкевича, - Сейчас, как и в мае, нам свидания не дают. Каждый из нас написал от своего имени заявления, и мы ждем письменного отказа, чтобы потом уже написать жалобу председателю Мосгорсуда, потому что по закону они не имеют права отказать нам в свиданиях".

На предыдущем заседании, 7 июня, рассматривающая дело судья Наталья Никишина запретила свидания обвиняемых с родственниками до начала допросов по существу.

По словам Стеллы Антон, надежда на какие-то изменения в ходе расследования "болотного дела" все еще сохраняется.

"Если мы добьемся присутствия в суде общественных наблюдателей, которые разбирали "болотное дело" и смогут дать объективные показания в пользу наших ребят, потому что они не виновны, это возможно. Даже мы, родственники, сами расследовали уже от начала и до конца всю эту Болотную, как и что там происходило. Мы уверены в невиновности ребят", - делится своим мнением мать Дениса Луцкевича.

Первое открытое заседание суда назначено на 24 июня.

В ходатайствах - отказать

Image caption У здания главного суда столицы во вторник прошли одиночные пикеты

Предварительные слушания во вторник были прерваны практически сразу после их начала. Как пояснил адвокат Николая Кавказского Вадим Клювгант, это решение было продиктовано отсутствием защитника Сергея Кривова.

Ранее суд не допустил до участия в процессе Сергея Мохнаткина, который намеревался стать вторым защитником Кривова. Основной адвокат Вячеслав Макаров с 10 часов утра был занят в другом суде, но судья Никишина постановила продолжить заседание, получив информацию о том, что адвокат уже выехал из Московского областного суда.

Адвокаты обвиняемых и сами фигуранты уголовного дела продолжили заявлять свои ходатайства, но судья одно за другим отклоняла их. Так, например, защитнику активистки движений "Сопротивление" и "Россия для всех" Марии Бароновой Сергею Бадамшину было отказано в вызове свидетелей. Как написала сама Баронова в Twitter, "суду не ясна пока цель вызова свидетелей".

По вопросу остальных ходатайств судья удалилась в совещательную комнату почти на два часа.

"Суд отказывает в удовлетворении всех ходатайств защиты и обвиняемых", - написала из зала суда Баронова, оставленная ранее судом под подпиской о невыезде.

В первый день слушаний по "болотному делу" Замоскворецкий суд Москвы продлил 12 обвиняемым существующую меру пресечения на шесть месяцев – до 24 ноября - на том основании, что они могут скрыться от правосудия.

На скамье подсудимых в данный момент находятся 12 из 27 обвиняемых по "болотному делу", которые были выделены в так называемую первую группу.

Прилив сил после свадьбы

13 июня один из подсудимых, матрос Алексей Полихович смог жениться в СИЗО "Бутырка", получив разрешение Замоскворецкого суда Москвы.

Жена Полиховича Татьяна рассказала bbcrussian.com, что сама церемония, проходившая в кабинете заместителя начальника следственного изолятора по воспитательной работе, была короткой, после чего молодоженам дали 10 минут на общение.

"Можно сказать, что это был такой немой разговор, потому что мы целый год практически не общались. После долгого расставания не сразу начинаешь обсуждать планы на будущее, но оптимизм есть. Эта встреча нас подбодрила очень здорово, такое светлое событие на фоне всего происходящего. Сейчас мы встретились глазами, он такой радостный, и я тоже. Чувствуется прилив сил", - говорит Татьяна.

По словам супруги, на торжественной церемонии присутствовали родители и дедушка Алексея Полиховича, а также два представителя Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) - правозащитной организации, регулярно инспектирующей следственные изоляторы и тюрьмы.

"Сотрудники СИЗО были настроены дружелюбно. У меня было подписано разрешение фотографировать церемонию, но мне потом отказали в нем. Представители "Бутырки" снимали происходящее на свою технику и передали потом фотографии. Видео, к сожалению, никакого нет. Должны были пустить журналистов, но буквально в последний момент отказали", - рассказывает Татьяна.

В марте в СИЗО "Медведь" женился другой обвиняемый по "болотному делу" Леонид Ковязин. Его брак с Евгенией Тарасовой, как сообщалось, был зарегистрировал нотариусом в кабинете начальника тюрьмы.

Новости по теме