Родители "узников Болотной" пожалуются в ООН на пытки

  • 24 июля 2013
Родители "узников Болотной"
Image caption Матери Николая Кавказского (крайняя слева) и Андрея Барабанова (вторая слева) жалуются на пыточные условиях содержания детей

Родители обвиняемых по болотному делу заявили о пыточных условиях, в которых содержатся их дети во время судебного процесса. На встрече с журналистами перед началом очередного слушания в Мосгорсуде они заявили, что будут подавать жалобу в Комитет против пыток ООН.

На встрече также присутствовали глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева и актриса Лия Ахеджакова.

Родители утверждают, что им не дают свиданий с детьми в СИЗО, из-за плотного графика процесса дети очень плохо питаются, недосыпают и часами просиживают в душных бетонных "стаканах" конвойных помещений. Не говоря уже о том, что во время самого процесса их держат в тесном аквариуме, где "нечем дышать".

Кроме того, родителям стало известно, что обвиняемых привозили в суд в одном автозаке с больным открытой формой туберкулеза.

"Мы знаем, что два раза их возили вместе с туберкулезным больным в открытой форме, это просто не по-человечески, их как будто специально заражают", - возмущен Виктор Савелов, отец обвиняемого Артема Савелова.

Адвокат Вадим Клювгант, также присутствовавший на встрече, уверен, что запрет на свидания противоречит Конституции, однако процессуальных способов оспорить его не существует.

Запрет на свидания

Мать Николая Кавказского Наталья последний раз виделась с сыном 30 апреля. После того как дело передали в суд, по ее словам, свидания ей запретили.

"Судья говорит, до тех пор, пока не будет допроса в суде, свидания она не разрешит, но это незаконно, – говорит Наталья Кавказская. – Я прихожу в суд, чтобы ему хоть помахать, подойти к аквариуму не разрешают. Через авоката тоже передавать что-то проблематично: конвоир проверяет каждую мелочь и может отказать, чтобы туда ему что-то передали".

О том же говорят и родные других обвиняемых: к детям их не пускают уже два-три месяца. По мнению адвоката Вадима Клювганта, запрет на свидания противоречит 51 статье Конституции, где говорится, что обвиняемый имеет право не свидетельствовать против себя и вообще не давать показания.

"Я даже не припомню из практики, чтобы такое было еще по какому-то делу. Чтобы не давали свидания и чтобы устно, неофициально, связывали момент свидания с моментом дачи показаний в суде. Это очень похоже на некое принуждение к каким-то признаниям", - полагает Клювгант.

Но больше всего родителей возмущает, в каких условиях их детей содержат во время суда.

"Нельзя молчать"

График заседаний очень плотный: три раза в неделю. В эти дни, рассказывают родители, обвиняемых поднимают в шесть утра, они какое-то время ждут в автозаке, едут в суд и сидят до начала процесса в темных конвойных помещениях, еще несколько часов заседания проводят в тесном душном аквариуме, затем несколько часов ожидания автозака в той же конвойке, а в полночь или час ночи - как повезет - обвиняемые попадают обратно в СИЗО.

"Когда их привозят сюда, в суд, их распределяют по два человека по бетонным стаканам, примерно метр на полтора, где они находятся часа два-три-четыре, иногда до восьми часов в день. Они грязные, и дышать там нечем, это настоящий карцер, пытка", - говорит Виктор Савелов.

Нет нормальных условий и в самом зале суда, сетуют родители: в тесном душном аквариуме, где закрывают обвиняемых, у ребят затекают руки и ноги, болят спины.

Матери переживают, что судебный процесс в таких условиях может длиться еще долго, и состояние здоровья их детей серьезно ухудшится, притом что у многих уже и так есть хронические заболевания.

"Они полноценно не питаются, так как пропускают ужин и завтрак, у них только сухой обед. Представляете, если это будет длиться полгода-год, конечно, здоровье они потеряют", - сетует Наталья Кавказская.

Дети подвергаются фактически пыткам, заявляют родители, не будучи даже официально признанными преступниками: суд пока не вынес вердикт относительно их виновности.

"Я как-то поначалу холодно относился к тому, что сын пошел на площадь, но сейчас я понял, что если мы все будем молчать, нас во-первых, ни за что считать не будут, а во-вторых, значит, будем достойны того, что с нами делают – быдло, и все", - заявил Виктор Савелов.

С подачи правозащитницы Людмилы Алексеевой решено направить от имени родных жалобу в Комитет против пыток ООН.

"Я считаю, что нужно подключать международную общественность, потому что своих граждан власти не слушают. Мы для них не люди, а просто пыль. Я считаю, что для обращения в международный Комитет против пыток сейчас самое время, для этого есть все основания. То, что делают с этими ребятами, – это настоящая, причем продолжительная пытка", - заявила Алексеева.

"Беспорядки" на Болотной

Акция протеста в Москве 6 мая 2012 года завершились столкновениями с полицией. Более 400 демонстрантов были задержаны. События на Болотной площади стали поводом для возбуждения уголовного дела о массовых беспорядках.

"Это же был санкционированный митинг, и потом они пошли туда за честные выборы, это молодое поколение, честное, верящее в справедливость. Они хотят жить в своей стране, но по справедливым законам – я не понимаю, что тут плохого. Тем более что за время суда я убедилась: всё это преступление совершено со стороны руководства правоохранительных органов, которые столкнули демонстрантов с полицией", - считает мать одного из обвиняемых Наталья Кавказская.

Оппозиционеры и правозащитники полагают, что события того дня вообще не подпадают под статью о массовых беспорядках.

В декабре прошлого года это уголовное дело было объединено с другим - о "подготовке захвата власти" в России, якобы осуществлявшейся на деньги грузинского политика Гиви Таргамадзе. Основные обвиняемые в нем - Сергей Удальцов, Леонид Развозжаев и Константин Лебедев.

В общей сложности по объединенному делу проходят 28 человек.

Новости по теме