Россия-США: с президентского уровня на министерский

  • 9 августа 2013
  • kомментарии
Госсекретарь США Джон Керри (справа) и синистр иностранных дел РФ Сергей Лавров Правообладатель иллюстрации Reuters

В пятницу госсекретарь США Джон Керри и министр обороны Чак Хейгел встречаются в Госдепартаменте с российскими коллегами Сергеем Лавровым и Сергеем Шойгу.

Самое примечательное в нынешних переговорах то, что всего два дня назад Барак Обама отменил запланированный на начало сентября визит в Москву и встречу с глазу на глаз с Владимиром Путиным во время саммита "Большой двадцатки" в Петербурге.

"Отмена американо-российского саммита знаменует собой формальный конец политики "перезагрузки", но настоящего кризиса за этим не последует, хотя на какое-то время отношения станут менее продуктивными", - считает эксперт московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин.

По мнению аналитиков, сейчас мы наблюдаем то, что на дипломатическом языке зовется снижением уровня диалога, но прекращать его никто не собирается.

"Президент США не мог не отреагировать на инцидент со Сноуденом. Синусоида российско-американских отношений находится в минусовой фазе. Но обе стороны понимают, что в нынешней сложной обстановке, особенно в свете предстоящего вывода основных сил международной коалиции из Афганистана, они обречены на диалог", - заявила Русской службе Би-би-си эксперт-международник Татьяна Пархалина.

Преткновение и соприкосновение

Повестку дня вашингтонских переговоров очертила на брифинге пресс-секретарь Госдепа Джен Псаки.

"У нас есть, что обсудить с Россией, включая сотрудничество по Афганистану, Ирану, Северной Корее. Мы также работаем по разногласиям, включая такие вопросы, как противоракетная оборона, контроль над вооружениями и права человека. Госсекретарь Керри и министр иностранных дел Лавров продолжат диалог по Сирии и обсудят усилия по подготовке конференции "Женева-2", - сказала Псаки.

Вероятно, министрам не имело бы смысла встречаться лишь затем, чтобы зафиксировать разногласия. По каким вопросам возможен конструктивный разговор, а по каким нет?

На уточняющий вопрос одного из журналистов, будет ли обсуждаться дело Сноудена, Псаки ответила утвердительно. "Это было частью дискуссии в прошлом, и мы ожидаем этого и в будущем", - сказала она.

Однако мало кто может представить себе контуры возможного согласия. Кремль размышлял больше месяца, в конце концов принял решение и вряд ли теперь от него отступит.

"О чем можно договориться, когда Сноуден уже официально получил убежище?" - недоумевает Татьяна Пархалина.

По мнению аналитика, самым мудрым для обеих сторон в сложившейся ситуации было бы вывести проблему Сноудена за скобки: США не ставить отношения в других областях в зависимость от его выдачи, а России не использовать эту историю в целях пропаганды и вообще меньше вспоминать о ней.

Обсуждение прав человека вряд ли окажется содержательным. Кремль давно продемонстрировал, что к критике по данному вопросу он глух. США неизменно включают его в повестку дня, прежде всего, для внутреннего общественного мнения: американским представителям положено, встречаясь с россиянами, всякий раз ритуально напоминать тем о правах человека.

Скорее всего, центральное место в повестке дня занимают Ближний и Средний Восток.

Сирия

Гражданская война в Сирии идет с марта 2011 года, унеся, по данным ООН, свыше ста тысяч жизней.

По оценкам аналитиков, и Вашингтон, и Москва желают прекращения вооруженного конфликта и в принципе готовы на создание там правительства национального согласия.

Единственным пунктом, по которому стороны расходятся кардинально, является будущее Башара Асада. Россия хочет сохранить его во главе государства, Запад согласен на участие в будущем правительстве представителей нынешнего режима, но не самого Асада.

Надежды на компромисс связывались с Женевской мирной конференцией. Идея ее созыва была выдвинута в мае нынешнего года, также на встрече Лаврова и Керри, планировалось мероприятие на июль, на дворе август, а воз не сдвинулся с места.

Причина, лежащая на поверхности - обоюдное нежелание сирийского режима и оппозиции садиться за стол переговоров без предварительных условий.

"И у Соединенных Штатов, и у России имеются рычаги, чтобы, мягко выражаясь, убедить участников конфликта, но судя по всему, недостает политической воли", - замечает Татьяна Пархалина.

Вероятно, относительные успехи сирийских правительственных войск породили в Москве надежды на безоговорочную победу режима.

Что касается Вашингтона, его положение осложняется необходимостью считаться с позицией союзников - Саудовской Аравии и Катара, которые активно вовлечены в сирийскую ситуацию и настроены по отношению к Асаду еще более непримиримо, чем Запад.

"Неспособность достичь компромисса по Сирии является намного более серьезным симптомом неблагополучия в российско-американских отношениях, чем дело Сноудена", - полагает Дмитрий Тренин.

"Нет никакой уверенности, что в результате очередных российско-американских переговоров конференция состоится в ближайшее время. Но в принципе, именно Сирия является той площадкой, на которой отношения могут выйти из пике", - говорит Татьяна Пархалина.

Иран

Приступивший к своим обязанностям 4 августа президент Исламской Республики Хассан Роухани предложил мировому сообществу новый раунд переговоров по ядерной проблеме. Его предвыборные заявления дают определенные основания полагать, что они пойдут более конструктивно, чем при Махмуде Ахмадинежаде.

Логично предположить, что американская и российская дипломатия нуждаются в связи с этим в предварительной сверке часов.

Не приветствуя стремление Тегерана обзавестись ядерным оружием, Россия неизменно выступала против силового давления на него. Теперь появился шанс решить проблему миром.

"В том, что касается ядерного досье Ирана, интересы сторон во многом близки, - уверена Татьяна Пархалина. - В США потенциальную иранскую бомбу рассматривают как едва ли не главную угрозу национальной безопасности. В России не декларируют этого открыто, но тем не менее прекрасно понимают, что появление у Ирана ядерного оружия дестабилизирует обстановку вблизи ее южных границ".

Эксперт предостерегает от излишнего оптимизма.

"Есть определенные надежды, связанные с личностью нового руководителя Исламской Республики, однако не будем забывать, как часто подобные надежды на Ближнем Востоке не оправдывались. Боюсь, иранский вопрос достаточно надолго останется в повестке дня переговоров между Россией и США", - говорит она.

Афганистан

Комментируя предстоящую встречу в Вашингтоне, большинство российских интернет-изданий вынесли в заголовки "переговоры Лаврова и Керри", забыв глав военных ведомств. Между тем Чаку Хейгелу и Сергею Шойгу также есть что обсудить.

"У министров обороны повестка дня не менее насыщенная, чем у министров иностранных дел, - указывает Татьяна Пархалина. - Важная тема - инициатива Барака Обамы по радикальному сокращению ядерных арсеналов, которую Москва увязывает с прогрессом по проблеме ПРО. Но главное - будущее Афганистана, от которого зависит не только стабильность региона, но и глобальная безопасность, если вспомнить трагедию 11 сентября 2001 года".

Вероятно, речь на переговорах пойдет не только о транзите американских и натовских грузов через Россию в балтийские порты, но и о поддержке правительства Хамида Карзая и усилий по национальному примирению в Афганистане.

С учетом тесных и многоплановых связей России с постсоветскими государствами Центральной Азии, она заинтересована в возвращении к власти талибов еще меньше, чем США.

По имеющимся данным, вопрос о ситуации в Афганистане и ответах на потенциальные угрозы с начала этого года неоднократно рассматривался на заседаниях Совета безопасности РФ.

"Сотрудничество по Афганистану является на сегодня самым успешным треком российско-американских отношений, потому что налицо реальный общий интерес", - говорит Татьяна Пархалина.