Первый блин Московского марафона

  • 28 сентября 2013
Участники московского марафона
Image caption Полную дистанцию первого Московского марафона пробежали 2799 участников

Участники первого Московского марафона наконец начали получать памятные медали прошедшего две недели назад забега, а иногородним и иностранцам организаторы обещают выслать их почтой в октябре. Несмотря на эту задержку и другие, более серьезные проблемы с организацией, Московский марафон признан успешным, хотя пока он слабо напоминает крупнейшие зарубежные марафоны, на которые стремится быть похожим.

С раннего утра в центр города стекаются тысячи людей; они переодеваются в спортивную форму, приклеивают на майки номера, оставляют вещи в специально разбитом для этого случая палаточном городке и готовятся к бегу; тем временем армия волонтеров проверяет, чтобы каждый из участников забега нашел свой сектор для старта, и еще большее число добровольных помощников рассредоточивается по дистанции, обозначая маршрут бега и подготавливая пункты, где бегуны смогут заправиться водой, энергетическими напитками и едой.

Тем временем десятки тысяч местных жителей, привлекаемые обычно очень громкой музыкой и яркими, иногда даже экзотическими костюмами спортсменов, собираются около марафонского городка, чтобы посмотреть старт и финиш, однако их очень быстро становится так много, что зрители выстраиваются почти по всей протяженности огромной дистанции в классические 42 километра 195 метров, и когда судья выстреливает из стартового пистолета, вся эта масса людей приходит в поистине экстатическое состояние от ощущения причастности к большому социо-спортивному действу – причем становится уже не столь важно, бежишь ты сам или подбадриваешь бегунов, стоя на обочине.

Приблизительно так выглядят современные крупные международные марафоны.

В эти выходные в столице Германии состоится юбилейный 40-й Берлинский марафон, к которому вышеописанная картинка подходит в полной мере: заявлено больше 40 тысяч участников, а поддерживать их будут до миллиона болельщиков.

Именно таким хочет выглядеть новый Московский марафон, и 15 сентября энтузиасты, поддержанные правительством Москвы, сделали первый шаг в этом направлении, но на фоне поставленной цели - стать похожим на Берлин, Париж, Лондон, Бостон или Нью-Йорк - шаг этот оказался достаточно скромным.

Немногочисленный рекорд

На старт первого Московского марафона на стадионе "Лужники" вышли шесть с половиной тысяч бегунов, из которых 2799 побежали полную марафонскую дистанцию, остальные – 10 километров и в марафонскую эстафету (шесть этапов по 7 км).

"В Европе и в Америке в марафонах принимает участие от 15 до 40 тысяч человек. Конечно, в Москве все совершенно по-другому. Даже сравнивая цифры, понятно, что масштаб происходящего в Москве и во всем мире – это совершенно разные вещи", - признает Александра Боярская, создатель креативной концепции первого Московского марафона и пропагандист бега как образа жизни.

Судя по рекламе марафона и обещаниям его организаторов устроить уникальное событие в жизни Москвы, можно было ожидать чего-то подобного ко Дню города, очередное празднование которого прошло как раз за неделю до марафона. Однако довольно прохладное, пасмурное утро и моросящий дождь, к полудню превратившийся в полноценный ливень, не оставляли надежд на массовость зрителей.

"Может быть, это связано со стартом в восемь утра в дождливый промозглый день – люди просто не сильно горели желанием куда-то там выходить. Главные зрители были полицейские в оцеплении, которые стояли, кажется, каждые пятнадцать метров", - резюмирует одна из участниц пробега журналистка Елена Шмараева.

Image caption Медаль участника первого Московского марафон и термоодеяло Елена Шмараева получила через шесть дней после финиша

Сотрудников городских служб, включая полицейских, автоинспекторов, медиков и спасателей МЧС, на марафоне работало действительно много, около 4500 человек, и это также стало российским колоритом. За рубежом полицейских цепочек вдоль трасс таких соревнований не выстраивают, а за порядком следят волонтеры, которые не мешают прохожим переходить через улицы, по которым проходит дистанция, если между бегунами образуется достаточное расстояние.

Но даже при небольшом - в мировых масштабах - количестве участников Москва с первой же попытки установила общероссийский рекорд численности.

"Я не говорю про Советский Союз, я говорю именно про Россию, про новую историю, - уточняет Боярская. - Обычная цифра [для российских марафонов] – это несколько сотен участников. Самым большим марафоном в России был Омский марафон с рекордом около тысячи человек. В петербургском марафоне «Белые ночи» этим летом приняло участие чуть больше тысячи человек. Московский стал самым многочисленным".

Но главным козырем организаторов с самого начала была трасса марафона - по утверждению его директора Дмитрия Тарасова, еще никогда подобный забег не проводился непосредственно по всему центру города.

"Так, чтобы мы пробегали по всем центральным улицам, включая Садовое кольцо, Бульварное, Тверскую, Лубянскую площадь, все набережные и так далее, - такого еще не было", - подтвердил он в интервью Русской службе Би-би-си.

И действительно - среди многочисленных откликов участников марафона в социальных сетях и на беговых форумах невозможно найти ни единого слова критики по поводу маршрута.

Короткая десятикилометровая дистанция получилась тоже живописной, хотя была проложена чуть в стороне от центра.

"Сама трасса была классная, хорошие места выбраны: сначала набережная, потом перекрытое Садовое кольцо, Большая Пироговская - то есть бежать было реально приятно по красивому пустому городу", - говорит пробежавшая "десятку" Шмараева.

А Дмитрий Тарасов не смущен и количеством зрителей. На его взгляд, от первого раза ожидать большего и не приходилось, но атмосферу праздника все равно создать удалось.

"Я доволен, несмотря на погоду - для марафонцев она была хорошей, вопрос только в том, что это погода не для зрителей. Мы считали количество зрителей пришедших на стадион - их было около тысячи человек. Для первого марафона это много, учитывая, что у нас в Москве никогда не собирались зрители на марафон", - говорит Тарасов.

Болельщикам выдавали плакаты, куда можно было вписать имя конкретного спортсмена, и "дуделки", как на футбольных матчах, а на дистанции было предусмотрено еще четыре специальных площадки для "боления". На них, по оценке директора марафона, благодаря рекламе в социальных сетях пришло еще человек по двести зрителей.

Лучше ММММ

Ежегодные марафоны устраиваются в Москве больше тридцати лет, так что заявка организаторов Московского марафона быть первыми в этом деле могла показаться со стороны неэтичным бахвальством.

Тем не менее, как объяснил Дмитрий Тарасов, первый Московский марафон не имеет прямого отношения к своему предшественнику - Московскому Международному Марафону Мира (ММММ), учрежденному на следующий год после Олимпиады-80.

"Очень жалко, что этот марафон [ММММ] исчез, и его сейчас не существует. Мы пытаемся взять на себя эту аудиторию, которая бегала ММММ, и дать им возможность бегать по Москве уже у нас. Нам нечего делить на этом поприще марафонском, наша задача – сделать мероприятие, которое марафонцам понравится и в котором они будут участвовать ежегодно", - заявил Тарасов.

Начиная все с нуля, Тарасов и его агентство "Новая атлетика", ставшее одним из соучредителей нового марафона, решали сразу две проблемы - административную и финансовую. Получилось, во-первых, найти поддержку у правительства Москвы и "пробить" трассу по центру города, а во-вторых, найти спонсоров, которых старый формат ММММ совершенно не привлекал.

"Мне удалось найти человека, который откликнулся на то, что марафонское движение все-таки существует в России: появляется большое количество молодежи, которая бегает марафон, есть люди, которые отказываются от марафонов в России, потому что они низкого качества, и бегают на зарубежных марафонах, - рассказывает Тарасов. - Но я убедил этого человека в том, что ситуацию можно поменять. Для этого нужно создать марафон, который будет отвечать международным стандартам, а для этого нужно в первую очередь поменять дистанцию марафона [проложить маршрут по центру города, - прим. Би-би-си], а во вторую очередь, создать качественное мероприятие, реально в него вложиться, чтобы получить максимальный приток людей, которые поверят, придут и пробегут этот марафон".

Человек, о котором говорит Тарасов, - это директор Олимпийского комплекса "Лужники" Александр Пронин. Чтобы получить его поддержку, Тарасов лично отвез его на парижский полумарафон и показал, "как это бывает".

После этого Пронин и Тарасов привлекли на свою сторону главу Москомспорта Алексея Воробьева, а тот уже лоббировал идею нового московского марафона на высших уровнях столичного правительства.

Проблема со спонсорами тоже решалась "от противного":

"Что за марафон, все спрашивают. Он будет такой же, как ММММ? Тогда нет. Он будет такой же, как [марафон] "Лужники"? Тогда нет. Ты говоришь: нет, он будет нового формата", - пересказывает Тарасов свои типичные диалоги с потенциальными спонсорами.

Несмотря на то, что у команды Тарасова не было опыта организации столь масштабных марафонов, спонсоры все же нашлись, а сразу после проведения первого Московского марафона две компании выразили готовность подписать многолетние контракты, так как, по словам Тарасова, "увидели то, что хотели увидеть".

Левый поворот

Организаторы очень старались, чтобы первый Московский марафон запомнился именно своей новизной, красивой трассой и праздничной атмосферой, однако ряд менее и более грубых просчетов уже нанес репутации соревнования значительный урон.

"Самым главным разочарованием для тех, кто бежал 10 км, было то, что они бежали не 10 км, а 11 км 600 метров, как признали организаторы", - сообщила Елена Шмараева.

"Человеческий фактор", - такое объяснение этой ошибке дает Александра Боярская, рассказывая, что водитель машины, сопровождавшей бегунов, въехав на территорию "Лужников", ошибся с поворотом и увел колонну спортсменов "не туда". Тем же самым - "человеческим фактором" - объяснили позже ситуацию и сами организаторы, заявив, что из-за "недостаточного обозначения и выгородки одного из поворотов на территории Лужников" автомобиль, ведущий лидеров на дистанции 10 км, пропустил нужный поворот.

"На карте, которую всем раздавали в стартовом пакете, было видно, что когда мы будем возвращаться назад, в "Лужниках" останется пробежать буквально чуть-чуть, метров пятьсот, - объясняет Шмараева. - Люди прикладывают силы, чтобы последний километр-полтора пробежать чуть быстрее - как принято ускоряться на финише. И вот где-то у Новодевичьего монастыря все ускорились, считая, что бегут последний километр. И когда забежали на территорию "Лужников" почему-то все побежали фактически вокруг Большой спортивной арены по большому кругу по набережной, и трасса получилась длиннее на полтора километра. То есть все выдохлись задолго до финиша и бежали с растерянным видом "боже мой, когда же мы уже, наконец, прибежим". Это, конечно, очень сильно смазало впечатление и от пробежки и от результата, потому что узнать, с каким результатом ты пробежал 10 км, возможности теперь не представляется".

На марафонской дистанции такой ошибки не случилось, хотя доверие к организаторам оказалось подорванным: на беговых форумах многие участники заявляли, что их треккеры (смартфоны или специальные приборы, отслеживающие маршрут бега спортсмена) показывают цифры, сильно отличные от требуемых 42 км 195 м - что, впрочем, может объясняться и большой погрешностью GPS-устройств.

"Это очень обидный и досадный факт", - сожалеет Боярская и признает, что едва ли подобная ошибка может быть допущена на крупных зарубежных марафонах. Впрочем, она находит и объективные причины этой накладки.

"За рубежом сотрудники городских служб чуть более ответственно относятся к своей работе, потому что они знают, что это такое. Для них большие массовые забеги не являются чем-то диким и непривычным", - считает Боярская.

Неприятности продолжились для участников и после финиша: выяснилось, что обязательных для таких марафонов медалей участников у организаторов нет, потому что их не успели растаможить.

"Не то чтобы бегуны – это люди "без медалей никуда не пойду". Но принято, что ты прибежал, и тебе кроме бутылки воды еще вручают медаль. На каких-то забегах бывает, что распечатывают тебе прямо тут же небольшую грамоту с временем чипа - и там и твое имя, и твой результат. И это да - приятно и воодушевляет. А тут ты пробежал финишную черту, волонтеры проводили, давали бутылку воды и говорили: "Медали через неделю". Ничего не объясняя. Это было конечно странновато", - делится впечатлениями Елена Шмараева.

Точно так же не оказалось на финише так называемых термоодеял, которые накидывают на разгоряченных, обезвоженных марафонцев. Термонакидки тоже застряли на таможне.

"С учетом российской действительности мне надо было взять этот вопрос под больший контроль, - признает свою ошибку Дмитрий Тарасов. - Они не успели на один день. Груз приехал в Москву в четверг, и по идее его в пятницу должны были отпустить с таможенного терминала. Но в пятницу его не отпустили".

Хотя через неделю или через месяц после марафона термоодеяла марафонцам уже вряд ли нужны, и, тем не менее, директор Московского марафона твердо обещает, что так называемые "финишные пакеты", включая медали, обязательно получит каждый участник. Москвичи могут их уже забрать в фирменных магазинах Adidas, главного спонсора марафона, остальным пакеты будут высланы по почте после 6 октября.

Дмитрий Тарасов ни в коем случае не хочет, чтобы его подозревали в стремлении присвоить деньги марафонцев - ведь за участие в забеге каждый заплатил от 500 до 2000 рублей, в зависимости от дистанции и времени регистрации на марафон.

"Кому-то не хватило"

Помимо этих двух главных просчетов организаторов, были и мелкие накладки, которые, вероятно, происходят на любых марафонах, однако в совокупности демонстрируют, что Московскому марафону предстоит провести гигантскую работу над ошибками.

Image caption Открыть бутылку с водой стало для некоторых марафонцев настоящей проблемой

Путаница на старте, когда бегуны на разные дистанции не понимали, в каком стартовом коридоре им надо оказаться и как туда попасть; общий старт без деления на секторы в зависимости от предполагаемого темпа бега; отсутствие километровых засечек, на которые спортсмены ориентируются во время бега; подсчет времени пробега каждого спортсмена только по общему времени (так называемое gun-time), а не по индивидуальному чипу; недельная задержка с публикацией итогового протокола; бутылки с водой в дополнительной полиэтиленовой упаковке ("Человек бежит 30-ый километр, взял воду, пытается открутить крышку - ничего не выходит. И они ее выбрасывали", - делится наблюдением Елена Шмараева); перебои с питанием (по отзывам участников-любителей, бежавших медленно, им еды почти не досталось).

"Мы молодая команда, не обладающая большим опытом, - признает Дмитрий Тарасов. - У нас были мероприятия: десять километров, полумарафоны – но это все-таки не то по сравнению с самим марафоном. Конечно, у нас многое не получилось. Это при том, что мы - поверьте! - не сидели сложа руки".

Впрочем, проблема с питанием навела Дмитрия Тарасова на культурологические размышления.

"Меня безумно смутило, что люди - не все, конечно - некоторые люди не обладают культурой пока еще именно самого питания на марафоне. У нас было просчитано, какое количество еды на каждого участника марафонской дистанции должно быть, но некоторые выгребали изюм прямо пачками! Пытались это запихать себе и бежать с этим всю дистанцию. Или потом это выбрасывалось. Это, конечно, смотрелось очень странно. Но это тоже опыт. Отрицательный. Кому-то не хватило, но теперь я знаю точно, сколько должно выкладываться, чтобы хватило всем", - уверяет директор Московского марафона.

Дефицит марафонов

Дмитрий Тарасов рассчитывает исправить все ошибки, а город, по его мнению, уже готов к приему более масштабного мероприятия.

"Если раньше это был негатив: "Какого фига вы перекрываете улицы из-за этих двух человек, которые еле-еле бегут свои 42 километра?" – то сейчас люди воспринимают это как нормальное явление. Нам удалось свести к минимуму отрицательную реакцию жителей города", - считает он.

Многие спортсмены уже точно знают, что обязательно выйдут на старт второго Московского марафона 14 сентября 2014 года, уверяет Александра Боярская.

"Люди бегут по пустой Тверской, по Садовому кольцу и говорят: "Вау, это очень круто, что для нас закрыли город, и мы бежим свой марафон по своему городу, не петляя по набережной двадцать тысяч раз», и я понимаю, что в следующем году приедет много иностранцев просто потому, что это очень классный маршрут. Его хочется пробежать. И я уверена, что в следующем году будет намного больше участников".

Если организаторы не допустят досадных просчетов, то количество участников будет расти в геометрической прогрессии, соглашается Елена Шмараева.

"Марафонов как-то буквально не хватает, - считает она. - На "мейджоров" - шесть самых главных марафонов в мире - на них регистрация заканчивается за сутки. То есть она открывается, и за сутки там уже нет мест. Если Московский марафон организует все хорошо, на действительно высоком уровне и это станет известно хотя бы здесь, внутри страны, я думаю, он сможет увеличить численность прямо в разы. Европейцев это должно привлечь - в Москву перелет не такой далекий. Но таких вещей, как "воду не открыть" или трасса 12 км вместо десяти, таких вещей быть не должно, конечно".

Новости по теме