Евгений Ройзман: один день из жизни "народного героя"

  • 28 октября 2013
  • kомментарии
Евгений Ройзман Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Многие екатеринбуржцы восхищаются новым мэром города Ройзманом, <br> называя его "глотком свежего воздуха"

"Манчестер Юнайтед"! "Барселона"! "Реал Мадрид"! "Юная"!"... Мальчишки на екатеринбуржской набережной Плотинка с упоением выкрикивают названия своих любимых команд. Все они - игроки детской команды Юная. Сегодня они пришли на традиционную субботнюю пробежку по набережной с новым мэром Екатеринбурга - Евгением Ройзманом.

А вот и сам Ройзман - моложавый, приветливый, обаятельный, подтянутый, энергичный. "Женя Ройзман - красавец-мужчина!", - поется в песне местной рок-группы Alai Oli.

"Только на улице вижу я твой джип - от восхищения мое сердце дрожит!". Ройзман в Екатеринбурге - никак не меньше, чем народный герой.

Кажется, он знает всех собравшихся на набережной в лицо и по именам.

Люди подходят к нему поздороваться. Он открыт для всех, и, по словам местных жителей, с ним можно пообщаться и в его собственном музее икон (вход свободный), и в приемной в городской Думе (по записи за несколько дней).

Личный пример

Он всегда внимательно выслушает и пообещает разобраться - хотя возможности символической должности мэра весьма ограничены.

Интервью начинаем прямо на набережной, на бегу. Мэр делится с нами первыми утренними мыслями: "Всегда очень важен личный пример. Сам факт, что глава города - непьющий, некурящий, занимается спортом - это очень позитивный тренд для всех".

Image caption На улице с Ройзманом часто здороваются и заговаривают горожане

Ройзман не всегда был положительным героем. В 1981 году он был осужден за кражи и мошенничество.

В приговоре говорится, что, вступая в близкие отношения с молодыми женщинами, он завладевал их имуществом.

Но нынешний глава городского законодательного собрания ничуть не стесняется своего прошлого: "Тюрьма - это был позитивный для меня опыт, - твердо заявляет он. - Так живет большая часть России. Это расширение кругозора, и сильному человеку этот опыт дает очень много. Я ни о чем не жалею".

Неоднозначное отношение к закону Ройзман сохранил до сих пор. "Блюсти закон - это одно. Спасать людей - это совсем другое. Как ни странно, эти две задачи могут входить в противоречие. Для меня спасение людей гораздо выше, чем соблюдение закона".

Спасение людей - это цель фонда "Город без наркотиков". До недавнего времени реабилитационные центры фонда боролись с наркоманией самыми жесткими методами: голод, наручники, побои.

Система страха?

Посетив на прошлой неделе три центра, мы убедились, что условия там стали намного мягче, но единственные методы реабилитации по-прежнему - изоляция и трудотерапия. Наркоманы не считаются больными, поэтому беседы с наркологами, лекарства и прочие премудрости не предусмотрены.

Собственно говоря, наркоманы и людьми-то не считаются. "Они в животных превращаются", - утверждает Ройзман. "Даже не в животных, а в растения".

Некоторые реабилитанты согласны с таким подходом. "Героиновый наркоман, пока он колется, - это не человек", - решительно заявляет Артем. "Я сам прошел через это, я знаю".

Артем в центре уже 9 месяцев и планирует остаться на два года.

Опасность такого подхода очевидна. На протяжении всей деятельности фонда лица, причастные к нему, много раз привлекались к уголовной ответственности за незаконное удержание людей, изнасилования, нанесение тяжких телесных повреждений и убийства.

Несколько человек получили приговоры. Но, по словами Ройзмана, часть приговоров мотивирована политически, другая часть относится не к сотрудникам, а к реабилитантам Фонда, или к посторонним лицам.

Image caption Евгений Ройзман известен как иконописец и знаток старинных православных <br> икон

Так как же все-таки насчет спасения людей? "Я спас тысячи человек", - утверждает мэр.

Но достоверных данных о том, сколько именно человек удалось спасти, не существует. "Цифр и данных нет ни у кого никогда!", - нетерпеливо отмахивается Ройзман.

Не те наркоманы

По его словам, доказательство успеха - это тысячи благодарных родителей. В это как раз можно поверить: чаще всего в Фонд наркоманов сдают именно родители. Изолировать потерявшего человеческий облик ребенка, на год-другой лишить его доступа к наркотикам - чем не выход для отчаявшейся семьи?

Именно так попали в Фонд две девушки, с которыми нам удалось поговорить с глазу на глаз в одном из центров. Несмотря на несколько месяцев реабилитации, они готовы вернуться к наркотикам, как только их отпустят на свободу.

"Пока я сама не захочу бросить, ни один центр не поможет. Здесь мы не употребляем, нет возможности. Но вот я вернусь домой - там у меня окружение старое остается. Знакомые, друзья - все употребляют".

Говорили мы и с бывшими реабилитантами, которых мы нашли через социальные сети. Некоторые из них бросили наркотики благодаря другим программам, другие продолжают употреблять.

Все они поделились своим опытом только потому, что мы их об этом попросили, и без всякого вознаграждения. Многие боялись говорить, опасаясь нового мэра.

Когда просишь Ройзмана прокомментировать подобные рассказы, он удивительно быстро теряет терпение. "Я таких наркоманов не знаю. Вам их, наверное, подсунули полицаи. Наркоманы могут вам рассказать что угодно, за дозу они мать родную оговорят, не то, что меня".

Кроме борьбы с наркотиками, Ройзман славится в городе своей любовью к иконам уральских мастеров. Его коллекция хранится в его собственном музее "Невьянская икона".

Была у него также и реставрационная мастерская при местном художественном училище. Но сейчас мастерская закрыта, а иконы арестованы. Ройзман утверждает, что это происки его политических оппонентов.

Тонкости реставрации

С этим согласен и отец Виктор Зырянов, священник Свято-Николаевского храма в селе Быньги. По его словам, Евгений Ройзман уже несколько лет восстанавливает храм за свои деньги.

Отец Виктор не знает точно, сколько Ройзман потратил своих денег - "неудобно спрашивать". Не знает он и точной стоимости икон 18 века, хранящихся в его церкви - "Кто ж знает? Ведь это святые изображения".

Зато он точно знает, что если бы не Ройзман, никто не взялся бы за капитальное восстановление памятника.

"Женя зарекомендовал себя приличным и ответственным человеком. У меня к нему полное доверие".

Image caption Священник Виктор Зырянов полностью доверяет Ройзману

По словам священника, серьезные проблемы у церкви начались после того, как благотворитель стал баллотироваться на пост мэра.

В начале года отец Виктор передал Евгению Ройзману 26 икон XVIII века с алтаря на реставрацию. Теперь они арестованы, а на отца Виктора заведено уголовное дело, и он вынужден ездить на допросы.

"Кому это нужно? Это полицейский беспредел, нарушение всех юридических и моральных законов. Если бы не Ройзман, если бы не его участие в ремонте храма, про нас бы и не вспомнили".

Когда задаешь Ройзману вопрос - а есть ли бумаги на эти иконы и на реставрационные работы, проведенные в церкви, - он снова - уже в который раз! - теряет терпение: "Нет бумаг! Храм есть! А бумаги зачем мне подписывать? Богу, что ли, эти бумаги показывать?!"

"Глоток воздуха"

Екатеринбуржцы, проголосовавшие за Ройзмана, убеждены, что все проблемы мэра с правоохранительными органами носят политический характер.

"Ройзман - как глоток свежего воздуха в нашем городе", - утверждает учитель Егор Москвин, который пришел на прием к мэру в городскую Думу и остался доволен встречей. "Он готов решить наши проблемы сразу, не откладывая в долгий ящик".

"Вся моя семья, все друзья за него голосовали, - говорит житель города Андрей. - Ройзман - не оппозиционер, он - представитель народа. Он говорит с людьми, он знает наши проблемы. А для меня лично - он герой. Он никогда не продаст себя и не будет представлять чьи-то чужие интересы. Он совершенно не похож на тех, на кого мы уже насмотрелись".