КПРФ и Удальцов: песнь льда и пламени

  • 7 ноября 2013
Геннадий Зюганов и Сергей Удальцов на пресс-конференции (январь 2012 года)
Image caption После встречи в январе 2012 года Сергея Удальцова начали прочить в преемники Геннадия Зюганова

Когда речь заходит о реформировании КПРФ, члены ее руководства неизменно отвечают, что у них и так все замечательно.

Сторонние наблюдатели самых разных взглядов столь же единодушно полагают, что партия, если не хочет тихо сходить на нет вместе со своей электоральной базой, должна меняться. Вопрос, в каком направлении.

Разный электорат

Тема смены лидера КПРФ начала обсуждаться в начале 2012 года. Шла президентская предвыборная кампания, в обществе началось брожение, все политические силы, в той или иной мере, занимались переформатированием.

36-летний харизматичный вожак "Левого фронта" Сергей Удальцов стал одним из доверенных лиц кандидата от КПРФ Геннадия Зюганова, затем между ними состоялась продолжительная беседа за закрытыми дверями.

Однако позже лидер российских коммунистов в интервью радиостанции "Эхо Москвы" отмел слухи о том, что Удальцов может стать его преемником.

"Во-первых, чтобы руководить партией, надо в ней состоять. Во-вторых, Удальцов Сергей неплохой парень, но для того, чтобы руководить партией, надо иметь большой опыт. И, в-третьих, у нас партия коллективная", - объяснил он.

Аргументы выглядели малоубедительно. Удальцов активно занимается политикой с 1998-го года, а что не имеет партийного билета - так примите его, в чем проблема? Вместо этого Зюганов сказал, что КПРФ, всего лишь, "готова рассмотреть" заявление Удальцова о вступлении в ее ряды в качестве рядового члена.

Аналитики сразу заявили, что Удальцов не имеет никаких шансов на то, чтобы потеснить Зюганова.

Во-первых, ни лидер коммунистов, ни окружающие его аппаратчики с советским прошлым по доброй воле не подвинутся. Во-вторых, у них разная база поддержки. В глазах пожилого и консервативного электората Зюганова Удальцов - какой-то хулиган, несолидный человек. Для радикальной молодежи КПРФ - соглашатели и скучные начетчики.

"Идеология Удальцова, в общем, близка к идеологии коммунистов, но говорить о нем как о преемнике Зюганова сложно", - заявил Русской службе Би-би-си политолог Борис Шмелев.

"Абсолютный абсурд, нелепость, журналистская утка", - уверен известный марксистскими взглядами профессор Борис Кагарлицкий.

"Зюганов не хочет никаких преемников, а хочет доминировать еще много лет. Это практически его партия, и он не допустит конкуренции, - поясняет Шмелев. - В силу аппаратной психологии руководства КПРФ, для них имеет колоссальное значение то, что они представляют системную парламентскую оппозицию, а Удальцов - несистемную, следовательно, не может рассматриваться как равный партнер. Думаю, что и Удальцову нет смысла иметь дело с компартией, потому что это ослабило бы его харизму борца и связало руки".

ЗАО "КПРФ"

"Если посмотреть на кадровую политику компартии, то ее руководство формируется из очень узкого круга людей, занимающих аппаратно-коммерческие должности по распределению финансовых потоков, связанных с наличием некоторого числа мандатов в Думе и региональных заксобраниях, - утверждает Кагарлицкий. - Это закрытое акционерное общество, и лицо, не являющееся в нем крупным пайщиком, близко не может быть допущено к высоким позициям".

В подтверждение собеседник Русской службы Би-би-си сослался на слова журналиста Анатолия Баранова, до 2007-го года редактировавшего официальный сайт КПРФ, что это не партия, а "лицензированная государством монополия по оказанию оппозиционных услуг населению".

"Если бы компартия действовала более энергично, она могла бы быть более заметной, более весомой, - соглашается Борис Шмелев. - Но это прикормленная "оппозиция Его Величества", которая предпочитает не ввязываться в драку, чтобы не рисковать тем, что имеет".

Тем не менее, тема Удальцова периодически всплывает уже почти два года.

"Эти разговоры, сами по себе абсурдные, отражают кризис компартии, возрастной, и, главное, идейный, организационный и тактический, - указывает Шмелев. - Какое-то обновление необходимо, а других заметных фигур, кроме Удальцова, на левом фланге не видно".

На распутье

Есть точка зрения, что КПРФ следует трансформироваться в респектабельную левую партию европейского типа, чтобы заинтересовать избирателей, которым нравятся, скажем, высокие налоги на богатых и сильная социальная политика, но отпугивают портреты Сталина.

Имеется противоположное мнение: потенциальных сторонников КПРФ не завлечь умеренностью и кабинетным марксизмом, надо двигаться в сторону ультралевых идей троцкистско-маоистского толка с националистическим уклоном, активнее оппонировать Кремлю, стать, как выражается молодежь, более отвязными.

"В определенных условиях левые загибы могут всколыхнуть общество и мобилизовать дополнительных сторонников, но в перспективе более выигрышной представляется ставка на социал-демократизм, - полагает Борис Шмелев. - Постоянные обращения к прошлому, сталинскому державному величию и ленинской огульной критике частной собственности обрекают КПРФ на пребывание в электоральном гетто".

"Лет через пять-семь погоду в стране будут делать люди, для которых советский строй - книжная история, - заметил эксперт. - России нужна хорошая левая партия, предлагающая реалистичную программу, адекватно реагирующая на вызовы времени, и при этом более боевитая, чем нынешняя КПРФ".

Борис Кагарлицкий уверен, что не реализуется ни тот, ни другой сценарий.

"Внутри КПРФ никаких политических процессов вообще не происходит, - заявил он. - Обсуждать варианты бессмысленно за отсутствием предмета для дискуссии. С таким же успехом можно спорить, как лучше выращивать яблони на Луне".

Роль личности в истории

По мнению многих наблюдателей, на ситуацию с Удальцовым и вообще с обновлением КПРФ накладывает отпечаток характер Геннадия Зюганова.

Бессменный лидер КПРФ имеет репутацию человека без драйва и фантазии, чуждающегося риска и нетривиальных ходов, неизменно предпочитающего синицу в руках журавлю в небе.

От либералов можно услышать, что Геннадию Андреевичу следовало бы памятник поставить: слава Богу, что в сложные 90-е годы коммунистическое движение в России возглавлял именно он, другой на его месте, чего доброго, мог бы и к власти прийти!

"Зюганов есть продукт старой эпохи, цековский аппаратчик со всеми их типичными чертами: осторожностью, взвешенностью, отсутствием воображения и личной харизмы, стремлением, чтобы все было тихо и аккуратно", - говорит Борис Шмелев.

"После 1993 года все левые организации фактически запретили, а Зюганову создали условия, - утверждает Борис Кагарлицкий. - Он был специально отобран на роль, с которой замечательно справился, и продолжает это делать".

Что дальше?

По всей видимости, КПРФ и Удальцов пойдут разными путями. Где они в результате окажутся?

"КПРФ будет существовать еще долго, но в качестве все более маргинальной силы", - прогнозирует Борис Шмелев.

"КПРФ жива, пока жив Геннадий Зюганов, - полагает Борис Кагарлицкий. - Другого лидера у нее не может быть. Если что-то случится с Зюгановым, партии в том виде, в каком мы ее знаем, не будет".

Сергею Удальцову и его движению большого будущего эксперт тоже не предсказывает.

"Новая левая партия может родиться только из серьезного бунта провинциальных элит против центра, - считает он. - Чтобы не быть раздавленными, им придется искать поддержки масс и выдвигать левые лозунги. Естественно, на самом деле борьба будет идти не за идеи, а за скудеющие ресурсы в условиях стагнирующей экономики".

"Что касается Удальцова, он по существу стал частью либерального проекта, - считает аналитик. - В рамках плюрализма Кремлю нужно иметь своих левых в лице КПРФ, а либералам своих, и Удальцов выиграл этот тендер".

Борис Шмелев видит ситуацию несколько иначе. По его мнению, у оппозиционера есть шанс возглавить массовое протестное движение в духе западных анархистов и антиглобалистов, но, в отличие от них, с сильной националистической окраской.

"Ослабление "вертикали власти" открывает простор для самых разных политических сил, - размышляет эксперт. - Медведь русского национализма вылез из берлоги. Национализм в сочетании с идеями социальной справедливости и равенства пользуется спросом. Другое дело, что общественные настроения и чьи-то личные перспективы - не одно и то же. Оседлает эту стихию Удальцов или кто-нибудь другой, неизвестно".

"Боюсь, что в тени Удальцова растут лидеры, гораздо более опасные и для власти, и для общества, - говорит он. - На месте Кремля я бы не держал его под домашним арестом, а вступил с ним в переговоры и дал возможность действовать на политическом поле".

Новости по теме