Прибивший мошонку у Кремля художник вышел на свободу

  • 11 ноября 2013
Петр Павленский
Image caption Художника Петра Павленского освободили из автозака у здания Тверского суда Москвы - суд не стал рассматривать его дело

Тверской суд Москвы вернул в ОВД "Китай-город" дело художника-авангардиста из Петербурга Петра Павленского. В воскресенье он прибил свою мошонку гвоздем к брусчатке Красной площади, назвав этот перформанс акцией протеста против надвигающегося "триумфа полицейского государства".

Суд не стал рассматривать дело из-за отсутствия в представленных полицией документах указания на противоправные действия, рассказала агентству РАПСИ пресс-секретарь Тверского суда Екатерина Коротова.

Из этих документов следует, что полиция привлекает Павленского к ответственности за мелкое хулиганство, за что предусмотрено наказание до 15 суток ареста.

Между тем, в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях, мелкое хулиганство - это нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам, а также уничтожение или повреждение чужого имущества.

"В протоколе об административном правонарушении в отношении Павленского указания на такие действия отсутствуют. Суд считает, что при составлении протокола нарушено положение статьи 28.2 КоАП РФ, поскольку отсутствует описание конкретных умышленных действий, совершенных Павленским", - рассказала Короткова в интервью РАПСИ.

В понедельник после решения Тверского суда Павленского освободили из автозака.

"Фиксация" на Красной площади

В воскресенье, сняв всю одежду, 29-летний петербуржец сидел, пригвожденный к брусчатке недалеко от мавзолея Ленина, до тех пор пока многочисленные полицейские, патрулирующие примыкающую к Кремлю площадь, не увели его, накрыв белым покрывалом.

Image caption Павленский не сопротивлялся задержанию, поскольку, по его словам, это являлось задуманной частью перформанса

Павленский не сопротивлялся задержанию, поскольку, по его словам, это являлось задуманной частью перформанса.

"Не чиновничий беспредел лишает общество возможности действовать, а фиксация на своих поражениях и потерях все крепче прибивает нас к кремлевской брусчатке, создавая из людей армию апатичных истуканов, терпеливо ждущих своей участи", - говорится в размещенном в интернете заявлении художника.

В ближайшем к Кремлю отделе внутренних дел "Китай-город" на Павленского составили протокол об административном правонарушении и оставили на ночь. Предварительно Павленского отвезли в больницу, где ему была оказана медицинская помощь; от госпитализации художник отказался.

Петр Павленский назвал свой перформанс "Фиксация" и приурочил его ко Дню сотрудника органов внутренних дел, отмечаемому 10 ноября еще с советских времен.

В своем заявлении он призвал рассматривать акцию как "метафору апатии, политической индифферентности и фатализма современного российского общества".

"Когда власть превращает страну в одну большую зону, открыто грабя население и переправляя финансовые потоки на рост и обогащение полицейского аппарата и прочих силовых структур, общество допускает произвол и, забыв про свое численное преимущество, своим бездействием приближает триумф полицейского государства", - заявил он.

"Страдание и самопожертвование"

Петр Павленский не в первый раз прибегает к подобным акциям протеста. В июле прошлого года он зашил себе рот перед Казанским собором в центре Санкт-Петербурга в знак протеста против суда над участницами группы Pussy Riot.

В мае нынешнего года Павленский задерживался в Петербурге после того, как обмотал свое обнаженное тело колючей проволокой перед Мариинским дворцом, где заседает местное Законодательное собрание.

По мнению художественного критика и специалиста по современному русскому искусству Екатерины Деготь, подобные акции находятся на стыке политики и искусства.

"Последние 50 лет в мире такого рода перформансы считаются частью искусства", - сказала она в интервью Русской службе Би-би-си.

В то же время Деготь заметила, что западным художникам обычно не приходит в голову заниматься членовредительством.

Подобная форма протеста, особенно зашивание рта, издавна является в России частью криминальной субкультуры, наложившей глубокий отпечаток на поведение, речь и нравы всего общества, в том числе творческой богемы.

По мнению Екатерины Деготь, психологические корни поступка Павленского можно поискать и в более древней традиции.

"Я возвела бы это к особенно сильной в России культуре святых и отшельников раннего христианства, возводящей на пьедестал страдание и самопожертвование", - считает эксперт.

Новости по теме