Брошенные таджички просят вернуть мужей-мигрантов домой

  • 26 ноября 2013
Таджикские женщины
Image caption Оставленные мужьями-мигрантами таджички могут рассчитывать только на себя

Деньги, которые присылают в страну находящиеся на заработках таджикские трудовые мигранты, спасают миллионы людей от голода, но обрекают на одиночество тысячи женщин.

История 19–летней жительницы Куляба Сарвиноз типична. Ее рано выдали замуж. Сарвиноз было 17 лет, мужу-мигранту - 41. Экономическая ситуация в семье девушки была настолько тяжелой, что родители закрыли глаза на два предыдущих брака их будущего родственника и оставленных им жен. В сельских регионах принудительные и ранние браки - не редкость.

"Через неделю после свадьбы мой муж уехал на заработки в Россию. Спустя год меня выгнали из дома родственники мужа. Он позвонил мне и дал развод по телефону. Я объясняла, что не виновата. Муж решил, что если я не понравилась его маме и сестрам, значит, я плохая жена и работница, хотя я старалась выполнять любую прихоть свекрови и золовок", - рассказывает Сарвиноз.

Трижды произнесенное мужем, пусть даже в телефонном разговоре, слово "Таляк!" (формула объявления о разводе) расторгает брак, заключенный по мусульманской традиции. Жена трудового мигранта, не угодившая семье мужа, в таком случае должна забрать детей и уйти из дома, взяв только свои личные вещи. Недвижимость, приобретенная за годы совместного проживания, бывает оформлена на родственников мужа. В случае судебного разбирательства брошенная женщина не получает ничего.

Многие таджикские семьи не регистрируют браки в ЗАГСе, ограничиваясь "никох" – мусульманским обрядом бракосочетания.

Сарвиноз признается, что ей повезло, так как у них с мужем не было детей. Возвращаться с ними в родительский дом было бы намного сложнее. Родители выдали ее замуж, пытаясь решить свои денежные проблемы, но получилось иначе.

Сарвиноз окончила курсы швеи, организованные одним из местных НПО, и сейчас содержит себя сама. Кроме того, она помогает своим родителям.

Несостоятельна как жена

Намного сложнее приходится оставленным молодым женщинам, если у них есть дети. Многие из них – уроженки сельских регионов. У них нет образования. После развода они остаются без жилплощади, денег и какой-либо помощи.

Сабагул Валиева, глава джамоата "Зираки" Хатлонской области, куда входят 27 кишлаков, рассказывает, что только за последний год она получила более 80 обращений от женщин, которые просили разрешить проблемы с мужьями, находящимися на заработках за границей.

Image caption Некоторые трудовые мигранты разводятся с женами прямо перед отъездом

"Разлука делает свое дело, отношения между людьми меняются, родственные связи утрачиваются. Мигранты попадают в другие культурно-социальные условия, со временем забывая жен. И то, что для таджиков было нехарактерно еще лет десять назад, сейчас становится обычным явлением. Условия жизни в России лучше, и поэтому многие хотят там остаться, встречают других женщин и остаются, забывая детей, родителей, жен", - говорит Сабагул Валиева.

"Вот только что звонила женщина, которая просила не выдавать справку с места жительства ее мужу, который хочет получить российское гражданство. В России он женился, а на родине у него остались дети. Он не хочет ничего о них знать", - возмущается она.

Джумагул Одинаева, мать двоих детей, обратилась в НПО "Наджоти кудакон" города Куляб. Она долго пыталась самостоятельно найти работу, чтобы прокормить несовершеннолетних детей. Обращалась в суд, чтобы добиться для своих детей алиментов, но муж на судебные заседания не являлся - он находился в России на заработках.

"О том, что муж хочет со мной развестись, он сообщил по телефону. Я спрашивала о причинах, муж ответил, что я не умею за собой ухаживать, одеваться, что мои руки грубы, и что я несостоятельна как жена. Страшно от близкого слышать эти слова. Но ведь муж должен создавать условия для жены. Как я могу хорошо одеваться, выглядеть хорошо, если я копейки считаю и берусь за любую работу, чтобы детей накормить. Жизнь в кишлаках очень трудна. Нет электричества, ухаживаешь за скотиной, таскаешь воду, работаешь на земле. Сложно при этом выглядеть стильно и быть ухоженной", - жалуется она.

Многие не знают, где находятся их мужья

В Миграционной службе Таджикистана сообщили, что не получали ни одного письменного заявления от брошенных жен мигрантов с просьбой депортировать их мужей. В МС пояснили, что любое обращение будет рассмотрено, но вопросы с депортацией не входят в полномочия службы.

"Наша задача - облегчать положение мигрантов, а не усложнять. Но заявления жен мигрантов рассмотрят и будут пытаться найти их мужей, чтобы заставить их помогать семьям", - сказал представитель миграционной службы страны Абдулло Кодири.

В представительстве ФМС России в Таджикистане также заявили, что не получали писем о депортации мигрантов.

"Эти обращения, если они будут, мы отправим в головной офис ФМС в Москве. Однако рассмотрение и решение подобных проблем не входит в нашу компетенцию", - подчеркнул Вячеслав Маркевич, глава представительства ФМС РФ в Таджикистане.

По данным Международной организации по миграции (МОМ), жены таджикских трудовых мигрантов – самая незащищенная социальная категория в стране. Согласно проведенному несколько лет назад исследованию МОМ, примерно треть мигрантов, устроившись в принимающей стране, никогда не возвращаются на родину.

С учетом мировой финансовой ситуации можно ожидать, что эта цифра будет расти.

"Жены мигрантов живут в крайней нищете и плохих жилищных условиях. Они питаются тем, что сами выращивают на своих приусадебных участках. Изредка они получают помощь от родственников. Некоторые дети никогда не видели отцов, потому что те уехали, когда дети еще не родились или были очень маленькими", - сказано в последнем исследовании МОМ "Брошенные жены таджикских трудовых мигрантов".

Более половины жен таджикских трудовых мигрантов не работают, занимаясь воспитанием детей. Многие из них не имеют образования, что осложняет их трудоустройство. При этом в Таджикистане высокий уровень безработицы, и найти работу сложно даже специалистам.

Image caption Матери отправляют своих детей работать, потому что иначе просто не выжить

"Чтобы выжить, матери работают на приусадебном участке, выращивая продукты для еды или на продажу, отправляют детей работать, получают помощь от семьи и занимаются любой доступной работой. Большинство женщин не знает, где находятся их мужья. Многие не знают своих прав, а также юридических возможностей поиска своих мужей", - следует из исследования МОМ.

НПО работают лучше

В таджикских общественных организациях, работающих в сфере миграции, опасаются, что если не остановить массовый отъезд мужчин в ближайшее время, возрастет количество разводов, брошенных детей и обманутых женщин.

Проблема приобрела такую актуальность, что международные организации стали активно поддерживать проекты, направленные на поддержку брошенных жен мигрантов. Государство, в свою очередь, начало финансировать открытие краткосрочных курсов по обучению женщин: теперь они могут освоить профессии швеи, парикмахера и кондитера.

"Женщины, забытые мужьями, растеряны, подавлены и не знают, что им делать и куда податься. Многие мужья не хотят содержать бывшие семьи. Иногда это намеренно, иногда они просто не могут их обеспечить. У нас был случай, когда к нам пришла 19-летняя девушка, которая не могла найти работу и пригрозила нам, что совершит при нас суицид, если ей не найдут работу. Она была четвертой женой таджикского мигранта", - рассказывает Лутфия Салихова, юрист-консультант общественной организации "Центр содействия мигрантам" в городе Куляб.

В Центр содействия мигрантам за последние восемь месяцев за юридической помощью обратились более 500 женщин. Жены мигрантов просят найти потерянных мужей. Они пытаются взыскать с них алименты, решить имущественные вопросы или просто просят устыдить мужчин, уехавших на заработки и забывших свои семьи на родине.

"Женщины хотят, чтобы их мужей депортировали на родину. Но многие мужчины уже в миграции женились и не хотят возвращаться к своим брошенным женам. Жены просят нас посодействовать, чтобы мы заставили мигрантов платить алименты, помогать растить детей", - отмечает Лутфия Салихова.

Жены мигрантов обращаются в общественные организации чаще, чем в государственные органы. Это связано с тем, что НПО оказывают помощь бесплатно, в то время как юридические услуги государственной судебной системы для многих безработных жен мигрантов слишком дороги.

"Мы находим без вести пропавших мужей, пытаемся им найти работу в России через диаспоры, есть примеры, когда соединяем семьи. Говорим с мигрантами по телефону, рассказываем о том, в каких условиях живут их семьи. Это проблема главным образом касается женщин от 18 до 40 лет", - подчеркивает Лутфия Салихова.

По данным специалистов, среди этих женщин высок риск самоубийств.

Image caption Брошенным женам трудно найти работу, ведь у них зачастую нет образования

В сельских регионах страны молодежи почти не осталось. Каждый год родные места покидают несколько десятков человек, порой на заработки отправляются несовершеннолетние подростки: подделывают документы, меняют дату рождения.

Женщины, дети и старики - это основная трудовая сила в сельских районах, откуда идет самый большой отток мигрантов.

Большинство семей не могут самостоятельно себя обеспечить, потому что все мужчины уехали, а женщины физически не справляются со всем объемом сельхозработ.

Для семимиллионного Таджикистана выезд миллиона трудоспособных граждан весьма ощутим. Ко всем социальным проблемам теперь добавилось еще и многократно выросшее число разводов.

Нет никакой альтернативы

Несколько лет назад таджикские власти высказывали желание запретить телефонные разводы, которыми в последнее время все чаще пользуются трудовые мигранты.

Многие таджикские семьи не регистрируют брак в ЗАГСе, ограничиваясь религиозным обрядом в мечети.

Правозащитники предлагали властям отправлять принудительно на службу в армию мужчин, отказывающихся платить алименты.

Жесткие меры предлагалось применять в первую очередь к трудовым мигрантам, которые, выезжая на заработки, забывают о семье и родителях, оставшихся без материальной поддержки на родине.

Чтобы определить местонахождение мигрантов-беглецов, правозащитники предлагали подписать со странами ближнего зарубежья специальное соглашение, согласно которому каждый мигрант обязуется предоставлять правдивую информацию о месте своего жительства, работе и доходах.

Однако никаких дополнительных мер по защите жен мигрантов власти так и не приняли.

Аналитики полагают, что таджикские власти не сделали этого из-за опасения недовольства со стороны мигрантов, многие из которых вынуждены выезжать на заработки, поскольку на родине они не имеют никакой трудовой альтернативы.

По данным ФМС РФ, в России находятся 1 млн 146 тысяч таджикских граждан, подавляющее большинство которых - трудовые мигранты.

Социологи полагают, что если на родину вернется хотя бы часть гастарбайтеров, Таджикистану угрожает социальный взрыв.

Несмотря на серьезные социальные проблемы, вызываемые трудовой миграцией, таджикские власти пока не могут ничего предложить возвращающимся на родину гастарбайтерам.

Власти не могут справиться с проблемой официально запрещенного в стране многоженства.

Найти себе спутника жизни на родине таджичке крайне сложно. Женщины вынуждены соглашаться на роль второй жены, чтобы прокормить себя и оставшихся от предыдущего брака детей. Особенно ощутимо отсутствие мужчин в сельских регионах.

На сегодняшний день женщин в Таджикистане намного больше, чем мужчин, и в обозримой перспективе ситуация вряд ли изменится.

Новости по теме