Саммит Россия-ЕС: "чемодан без ручки"

  • 28 января 2014
Слева направо: президент Европейского Совета Херман ван Ромпей, президент России Владимир Путин и глава Еврокомиссии Жозе-Мануэль Баррозу в Брюсселе 28 января 2014 г. Правообладатель иллюстрации Reuters

Во вторник в Брюсселе прошел очередной саммит Россия-ЕС: без конкретной повестки дня, подписания итоговых документов и традиционного ужина.

В принципе, здесь нет ничего нового. Уже несколько разнакануне встреч, проводимых дважды в год, наблюдатели называли их "чемоданом без ручки" - бросить жалко, нести тяжело. Не устраивать нельзя, но сторонам все труднее находить темы для светского общения, а результатов никто и не ждет.

Тем не менее, даже на таком фоне директор московского Центра европейской безопасности Татьяна Пархалина называет нынешний саммит "беспрецедентным" и "жалким".

Европейская сторона даже предлагала ограничиться рабочим ланчем и пресс-конференцией, однако Москва настояла на формате "рабочей встречи".

По мнению аналитиков, у России и ЕС сегодня нет вопросов, которые можно было бы решить совместно.

Мировоззренческие позиции сильно расходятся, и никто от своих взглядов не откажется. Торгово-экономическое сотрудничество стабилизировалось на уровне, диктуемом реальными потребностями. Угрозы безопасности носят гипотетический характер. Россию интересует визовый вопрос, но Европа идти на уступки не хочет. Что обсуждать?

"Стратегическое партнерство не складывается, отсутствует прогресс в подготовке нового базового соглашения, переговорах по безвизовому статусу и энергетическому пакету", - констатирует Татьяна Пархалина, и перечисляет причины.

"Во-первых, колоссальный ценностный разрыв, различное видение гуманитарных вопросов, включая права человека, разделения властей, роли гражданского общества, независимости судов, политической конкуренции и функционирования рыночной экономики. Во-вторых, огромное взаимное недоверие, сравнимое с недоверием времен "холодной войны", несмотря на относительную интеграцию России в глобальную экономическую систему. В-третьих, стороны вступили в конкуренцию на постсоветском пространстве", - считает эксперт.

Руководитель Центра европейских исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Кузнецов видит два негативных фактора: один постоянно действующий, другой текущий.

"Визы, права человека и все другие вопросы являются производными от главного, - заявил он Русской службе Би-би-си. - ЕС хочет для своих компаний доступа к участию в добыче российских энергоресурсов. Не выходит, отсюда и недовольство".

Москва, со своей стороны, стремится владеть газопроводами и газораспределительными мощностями в ЕС, и также наталкивается на отказ.

"Если же говорить о сегодняшней ситуации, то главная причина, лежащая на поверхности - Украина, - утверждает Алексей Кузнецов. - Ряд европейских политиков желали бы смены власти на Украине и недовольны тем, что существует российский фактор".

Украинский узел

"Обсуждаться на саммите Украина, несомненно, будет, обойти эту проблему нельзя. Другое дело, как пойдет дискуссия, ограничится ли она стандартными заявлениями о том, что надо искать конституционные пути выхода из кризиса, или будут предложены какие-то конкретные шаги", - говорит Алексей Кузнецов.

"По логике политической жизни, саммит Россия-ЕС - очень хорошая площадка для обсуждения вопросов, связанных с Украиной. Но насколько готовы стороны к такому диалогу?" - замечает Татьяна Пархалина.

По мнению аналитика, и россияне и европейцы излишне увлекаются взаимными обвинениями.

"Большая ошибка и упрощение, которые допускают часть российского политического и экспертного сообщества - валить все на дядюшку Сэма. В чем нельзя не согласиться с Владимиром Лениным, так это в том, что экспорт революции невозможен, если не вызрела революционная ситуация. Но этот же упрек можно адресовать и европейцам, которые склонны приписывать любое негативное, с их точки зрения, развитие на Украине давлению Москвы", - говорит она.

"Внешнее влияние есть, но является ли оно важным или маргинальным, это вопрос", - соглашается Алексей Кузнецов.

"И Россия, и Европа несут ответственность за то, что поставили Украину перед жестким выбором: кого ты любишь больше, маму или папу? В результате страна очутилась на пороге гражданской войны. По идее, сейчас надо думать не о перетягивании каната, а об урегулировании кризиса", - считает Татьяна Пархалина.

Однако готовности к этому пока не видно, совместная посредническая миссия и вообще какие-либо скоординированные действия маловероятны, уверен эксперт.

Впрочем, последние события в Киеве вселяют определенную надежду, что украинцы справятся без посторонней помощи.

Визовый тупик

Высказывания еврочиновников в основном сводятся к тому, что отмена виз желательна, но когда-нибудь не в этой жизни.

В Москве полагают, что уже выполнили большую часть технических требований, и находят проволочку политически мотивированной.

Партнеры указывают на два обстоятельства: наличие безвизового режима между Россией и государствами Центральной Азии, и наличие в России института регистрации по месту жительства, распространяющегося на иностранцев.

В Европе, если уж человек получил визу и находится в стране на законных основаниях, его местопребывание никого не волнует. В России надо еще и регистрироваться по прибытии, что при проживании в частном секторе создает трудности и вынуждает представительства крупных иностранных компаний держать специальных сотрудников, занимающихся регистрацией экспатов и командированных.

По мнению Татьяны Пархалиной, европейские правительства вынуждены считаться с внутренним общественным мнением, которое в нюансы не вникает, а настроено резко отрицательно к любым послаблениям порядка въезда в родные пределы - не только из России.

"Миграция - проблема номер один для современной Европы", - говорит она.

Алексей Кузнецов усматривает в деле финансовую составляющую.

"Консульства в России получают на этом доходы, что немаловажно в условиях бюджетной экономии", - полагает аналитик.

Свобода или устои?

Еще один фактор, осложнивший в последний год российско-европейские отношения - ситуация с правами секс-меньшинств в России.

В интервью Би-би-си 19 января Владимир Путин попытался смягчить конфликт, заявив, что у него с геями товарищеские отношения, но тут же потребовал от секс-меньшинств "оставить в покое детей".

Поскольку домогательства в отношении несовершеннолетних сурово наказываются во всем мире, многие расценили эти слова как запрет всякого публичного позитивного упоминания гомосексуальности.

По оценкам ряда экспертов, Владимир Путин не случайно включил пассаж о консервативных ценностях во внешнеполитический раздел своего декабрьского послания Федеральному Собранию.

Российский президент осведомлен, что религиозно-консервативные настроения достаточно широко распространены и на Западе, и дает понять, что считает себя в этом плане большим демократом, чем тамошние политики. Возможно, он надеется стать лидером мирового интернационала традиционалистов и привлечь на свою сторону часть европейской и американской публики.

Алексей Кузнецов разделяет позицию Путина, однако указывает, что с прагматической точки зрения это довольно рискованная игра.

"Мы должны понимать, что ЛБГТ-сообщества и их сторонники очень активны в информационном пространстве, и наезды на них могут привести к урону для российского имиджа. Самое разумное было бы эту проблему не замечать", - говорит он.

Не оценили

Российские эксперты констатируют, что Запад в целом и ЕС в частности пока не оценили, во всяком случае, заметным образом, освобождение Михаила Ходорковского и Платона Лебедева и декабрьскую амнистию. Столько лет добивались, желаемое произошло, а отношение к России и Путину не смягчилось.

"Одно действие не может сразу изменить тренд. Западные политики и комментаторы хотят удостовериться, является ли это единичным актом, связанным с сочинской олимпиадой и проведением в России саммита "Большой восьмерки", или тенденцией", - говорит Татьяна Пархалина.

"Европе невыгодно признавать, что в России что-то лучше стало, - считает Алексей Кузнецов. -У нас есть реальные экономические расхождения с ЕС и его отдельными участниками, прежде всего в энергетической сфере. Они отстаивают свои интересы, не потому что это какие-то иррациональные фобии или политические козни".

Скорбная тень

Накануне саммита неожиданно вновь возникла тема гибели Рауля Валленберга.

Наблюдатели находят ситуацию неоднозначной.

С одной стороны, не вполне понятно, какой еще правды добиваются от России? Правда была сказана 20 лет назад. Шведского дипломата и борца за спасение от Холокоста венгерских евреев расстреляли на Лубянке в 1947 году. Опубликованы записка Вышинского Молотову с предложением о его "ликвидации" и рапорт начальника тюремной санчасти: "Доложил лично министру. Приказано труп кремировать без вскрытия".

С другой стороны, для Путина, наверное, было бы политически правильно встретиться с родными Валленберга или, на худой конец, сделать соответствующее заявление через пресс-секретаря, еще раз выразить сожаление о случившемся, объяснить ситуацию: вот все, что мы сами знаем, предлагаю считать вопрос закрытым, а уж вы хотите, верьте, хотите, нет.

Вместо этого он просто отказался обсуждать данную тему, демонстрируя, с точки зрения Запада, бездушие и невнимание к гуманитарным проблемам и человеческим чувствам.

"Было бы гуманно встретиться с родственниками, - говорит Татьяна Пархалина. - В то же время для меня является вопросом, почему от России требуют снова и снова извиняться за то, в чем она уже покаялась? Факт и масштаб преступления против выдающегося человека никто не отрицает. Не понимаю, какой практической цели спустя столько лет хотят достичь родные Валленберга".

Новости по теме