"Лента раздора": почему символ Победы разделил общество

  • 8 мая 2014
Георгиевская лента на памятнике советскому воину в берлинском Трептов-парке (24 апреля 2014 года) Правообладатель иллюстрации Reuters

В 2005 году, когда отмечалось 60-летие Победы, в России возник обычай демонстрировать патриотические чувства путем привязывания на одежду, сумки и выступающие детали автомобилей черно-оранжевых георгиевских ленточек.

Царский и советский символ пережил второе рождение.

Трудно представить себе более объединяющую россиян идею, чем победа в Великой Отечественной войне. Почему георгиевская ленточка сегодня вызывает споры?

Дым и пламя

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Звезда, крест и лента ордена святого Георгия I степени

Георгиевская лента родилась 26 ноября (7 декабря) 1769 года в качестве знака учрежденного в этот день Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия.

Орденский статут 1769 года содержал следующее описание: "лента шелковая о трех черных и двух желтых полосах".

Традиционное толкование цветов Георгиевской ленты утверждает, что желтый символизирует пламя, а черный - дым.

"Бессмертная законодательница [Екатерина II], сей орден учредившая, полагала, что лента его соединяет цвет пороха и цвет огня", - писал в 1833 году обер-камергер граф Литта.

Современный эксперт по русской фалеристике Сергей Андоленко указывает, что лента также воспроизводила цвета государственного герба: черный двуглавый орел на золотом фоне.

В орденской иерархии Российской империи "святой Георгий" следовал четвертым за орденами Андрея Первозванного, святой Екатерины и Александра Невского (фактически третьим, поскольку орден святой Екатерины был единственным в истории, предназначавшимся исключительно для женщин и отражавшим не реальные заслуги, а статус "кавалерственных дам") и являлся высшей военной наградой.

В отличие от остальных орденов, часто вручаемых за многолетнюю беспорочную службу по совокупности заслуг, награждение им требовало личного подвига на ратном поле или руководства войсками в победоносном сражении.

За всю историю имелось единственное исключение: начальник канцелярии военного министерства генерал-лейтенант Лукомский за успешное проведение всеобщей мобилизации в 1914 году был удостоен ордена святого Владимира на георгиевской ленте. С одной стороны, его заслуги имели самое прямое отношение к войне, с другой стороны, вручить орден святого Георгия за работу в тылу считалось немыслимым.

Коллеги стали шутливо звать Александра Сергеевича Лукомского "Владимиром Георгиевичем".

Орден святого Георгия I степени являлся самым редким в России: его удостоились всего 23 человека, тогда как высшего ордена Андрея Первозванного - около 300 человек. Ордена святого Георгия всех четырех степеней имели всего четыре человека: фельдмаршалы Михаил Кутузов, Михаил Барклай де Толли, князь Иван Паскевич и граф Иван Дибич (Иоганн Карл фон Дибич).

Помимо ордена, существовало Золотое Георгиевское оружие - шпаги или шашки с георгиевскими темляками (ленточками) на эфесе и полковые Георгиевские знамена.

13 (25) февраля 1807 года Александр I учредил Знак отличия ордена святого Георгия для нижних чинов, который в 1856 году получил четыре степени, а с 1913 года именовался Георгиевским крестом.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Ветеран двух мировых войн Константин Недорубов носил георгиевские кресты рядом со звездой Героя Советского Союза

В общей сложности до 1914 года им были награждены 205336 человек, а в ходе Первой мировой войны - около 1,2 миллиона. Полными георгиевскими кавалерами до Первой мировой войны стали около двух тысяч солдат и унтер-офицеров, в 1914-1917 годах - 33 тысячи.

Георгиевские кавалеры считались элитой армии, получали увеличенное на треть (полные кавалеры - двойное) жалование и были освобождены от телесных наказаний.

После революции царские награды превратились в жирный минус, но обладать "солдатским Георгием" считалось почетным и при большевиках.

Георгиевскими кавалерами являлись советские маршалы, унтер-офицеры Первой мировой войны Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Андрей Еременко и Родион Малиновский, а бывший кавалерийский вахмистр Семен Буденный - полным георгиевским кавалером, о чем непременно упоминалось в их официальных биографиях.

В апреле 1944 года был подготовлен проект постановления Совнаркома: "Приравнять бывших георгиевских кавалеров, получивших Георгиевские кресты за боевые подвиги, совершенные в боях против немцев в войну 1914-17 гг., к кавалерам ордена Славы со всеми вытекающими из этого льготами".

Решение не было принято, однако, как свидетельствуют фронтовые фотографии, многие георгиевские кавалеры носили рядом с советскими наградами кресты, официально упраздненные в 1917 году.

Шесть полных георгиевских кавалеров стали Героями Советского Союза.

8 ноября 1943 года в СССР был учрежден орден Славы для награждения солдат, матросов, сержантов и старшин (в ВВС - и младших лейтенантов), являвшийся практически полным аналогом "солдатского Георгия". Только крест заменили звездой, количество степеней уменьшили с четырех до трех и сделали чуть более насыщенным цвет желтых полос на ленте, превратившихся в оранжевые.

Орденом Славы в годы войны были награждены около миллиона человек, полных кавалеров насчитывается 2674.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Орден Славы отличался от георгиевского креста по внешнему виду, но практически совпадал по содержанию

Лента ордена Славы стала также символом советской гвардии, и оттого именовалась "гвардейской лентой".

После войны ее изображение широко тиражировалось на плакатах и открытках, посвященных Дню Победы, и в общественном сознании ассоциировалось с ним, как елка с Новым Годом.

Явную отсылку к ее цветам содержит популярная песня на слова Роберта Рождественского "Баллада о красках": "Довелось в бою изведать молодым рыжий бешеный огонь и черный дым".

Символика, используемая в современной России, копирует именно советские гвардейские ленточки, так что называть их "георгиевскими" с геральдической точки зрения неверно.

Красные маки

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Кресты с фамилиями павших и красными маками появляются на лужайке перед Вестминстерским аббатством каждый год

В Британии имеется национальный символ, примерно соответствующий по смыслу российской георгиевской ленте: бутоньерка в виде красного мака.

Традиция повелась с 1919 года, когда в первую годовщину перемирия, положившего конец Великой войне, был организован сбор пожертвований в помощь ветеранам, инвалидам и семьям погибших.

Каждый жертвователь, независимо от суммы, получал от волонтеров бумажную бутоньерку и с гордостью носил ее на одежде.

Идея восходит к известному стихотворению, написанному погибшим в 1918 году канадским военным врачом Джоном Мак-Креем: "Во Фландрии вновь маки расцвели Среди крестов, что встали ряд за рядом В том самом месте, где мы полегли".

Впоследствии пожертвования стали собирать для ветеранов Второй мировой и других войн, которые вела Британия. Каждый год кампания приносит десятки миллионов фунтов.

Накануне Дня перемирия 11 ноября огромные венки из маков возлагаются к Кенотафу на Уайтхолле, Вестминстерскому аббатству и на военных кладбищах.

Появиться в эти дни с красным маком в петлице считается хорошим тоном. Так делают члены королевской фамилии, политики, телеведущие и многие рядовые граждане.

Наблюдатели, однако, замечают, что чувства, которые вызывают красный мак и георгиевская ленточка, несколько разнятся. У британцев это чистая беспримесная скорбь о павших и благодарность выжившим участникам войн, без ура-патриотического восторга, чувства превосходства и угрозы "если надо, повторить".

На злобу дня

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

По некоторым данным, мысль создать отечественный аналог красного мака принадлежала журналистке агентства РИА Новости Наталье Лосевой.

Кампания получила государственную поддержку и широкий размах. Тысячи волонтеров, в основном из прокремлевских молодежных движений, раздавали ленточки на улицах и в общественных местах.

Посольства распространяли их среди зарубежных соотечественников и местных жителей, желающих отпраздновать День Победы вместе с Россией. В нынешнем году акцию намечено провести в 75 странах.

Ленточки производят в промышленных масштабах около десяти текстильных фабрик. В текущем году их выпущено около 10 миллионов, что по длине примерно равняется расстоянию от Москвы до Берлина, а ленточками, изготовленными за девять лет, можно было бы опоясать экватор.

Хотя традиция насаждалась сверху, она была в целом благожелательно воспринята обществом. Ленточки можно увидеть на каждом шагу.

Критические настроенные россияне замечали, что, в отличие от Британии, в России кампания проводится не на добровольные пожертвования, а на бюджетные деньги; что ленточки носят не только 9 Мая, а до бесконечности, пока они не утратят сколько-нибудь пристойный вид; что многие "патриоты", по данным уличных опросов, не в состоянии назвать время начала и завершения Сталинградской битвы; что граждане, проявляющие усердие не по разуму, используют ленточки вместо шнурков для кроссовок и крепят их на собачьи поводки и горлышки водочных бутылок.

Сторонники общечеловеческих ценностей считали, что лейтмотивом любого разговора о войне должны быть слова: "Никогда больше!", а не: "Если надо, повторим!".

По их мнению, даже в СССР отношение ко Дню Победы было более правильным: "Праздник со слезами на глазах". В обществе доминировала уверенность, что хуже войны ничего нет, а ее развязывание - величайшее преступление. Обсуждение житейских неурядиц неизменно заканчивалось фразой: "Лишь бы войны не было!". Школьники шли по улице Мира мимо кинотеатра "Мир" на "урок мира", которым начинался каждый учебный год.

У поколения, не знающего ужасов войны даже со слов отцов и матерей, стало проявляться настроение, суть которого выразил политолог Дмитрий Орешкин: "Чтобы подняться с колен, хочется кого-нибудь поставить на колени".

Коммунисты называли популяризацию георгиевской ленточки "попсовой кампанией", призванной задвинуть в тень настоящий, по их мнению, символ Победы: красное знамя с серпом и молотом.

Высказывались подозрения, что акция является скрытой рекламой мобильного оператора "Билайн", чьи фирменные цвета - желтый и черный.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Вооруженные люди повязывают друг другу георгиевские ленточки у только что занятого ими здания горсовета Константиновки

Однако в стране, где каждая вторая семья имеет погибших на войне предков, память о них до поры до времени перевешивала прочие соображения. Критика воспринималась как придирки и злопыхательство. Георгиевская ленточка имела все шансы стать общенациональным символом, признаваемым и сторонниками власти, и оппозицией.

Все изменилось в последние недели, когда георгиевская ленточка сделалась фактически официальной эмблемой пророссийских активистов на востоке Украины.

Первая попытка приспособить ее к политической злобе дня имела место еще в 2007 году в Эстонии. Но тогда речь шла о дальнейшей судьбе "Бронзового солдата", конфликт, по крайней мере, имел прямое отношение к военной теме.

Попытки представить борьбу между сторонниками европейской и московской ориентации Украины в качестве продолжения Великой Отечественной войны воспринимаются многими как злостное передергивание и нагнетание ненависти.

Нечто подобное имеет место и в России, особенно после решения Владимира Путина идти на третий срок.

Митинги в поддержку "кандидата № 1" проводились не где-нибудь, а в Музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Сам он призывал сторонников в день выборов "умереть под Москвой", как будто Наполеон стоит за Дорогомиловской заставой.

Невозможно представить, чтобы в Британии консерваторы или лейбористы попытались монополизировать красные маки, а оппонентам отказать в патриотизме и объявить их недостойными своих предков.

В России внутренний спор о путях дальнейшего развития страны преподносится как противостояние внешнему врагу, на стороне которого действует "пятая колонна".

В результате ни в чем не повинная георгиевская ленточка стала символом не только и не столько воинской славы и благодарности героям, сколько конкретных политических пристрастий: национализма, агрессивного имперства и верноподданничества, а в постсоветских странах - лояльности Москве, а не своему государству. Именно в таком качестве она приветствуется или отвергается.

На Украине утвержден новый официальный символ Дня Победы - несколько видоизмененный красный мак, напоминающий одновременно цветок и рану с кровью, растекающейся из черного пулевого отверстия. Поклонников георгиевских ленточек из-за сходства цветовой гаммы там называют "колорадскими жуками".

Недавно СМИ сообщили, что власти Казахстана не одобряют распространения георгиевских ленточек российским посольством в Астане. Потом, правда, последовало опровержение, но, по оценкам аналитиков, дым был не без огня.

В мировой истории это не первый случай, когда символы меняют значение из-за того, кто и для чего их употребляет.

Скажем, в Британии помимо государственного флага "Юнион Джек" существует исторический флаг Англии - прямоугольный красный крест святого Георга на белом фоне.

Флаг как флаг, не хуже всякого другого. Однако им широко пользуются футбольные болельщики, порой нетрезвые, грубые и шовинистически настроенные. В результате у просвещенной и либеральной части общества "флаг святого Георга" вызывает, мягко говоря, неоднозначные чувства.

Новости по теме