Фильм о депортации чеченцев запрещен к показу в России

  • 11 июня 2014
Вагон-теплушка в Грозном, установленный в память о депортации чеченцев и ингушей в 1944 году Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В память о депортации чеченцев и ингушей в 1944 году в Грозном установили вагон-теплушку

Министерство культуры России не выдало прокатное удостоверение фильму "Приказано забыть" о депортации чеченцев и ингушей в феврале 1944 года, а это значит, что в России фильм запрещен к показу.

Автор и продюсер фильма Руслан Коканаев в интервью Би-би-си признался, что не понимает причин запрета.

В официальном письме минкульта говорится, что "демонстрация данного фильма будет способствовать разжиганию межнациональной розни".

В качестве обоснования этой позиции авторы письма указывают, что центральный эпизод кинокартины - массовое сожжение жителей горного аула Хайбах - является "исторической фальшивкой".

Для Руслана Коканаева, занимающего пост главы администрации станицы Шелкозаводской Шелковского района Чечни, этот фильм - первая серьезная работа в кинематографе.

С начинающим режиссером беседовала Сурьяна Асуева.

"Такого шума мы не ожидали"

Би-би-си: Вы не получили прокатное удостоверение для фильма "Приказано забыть", автором которого являетесь. Чем мотивировали в министерстве культуры России свое решение?

Руслан Коканаев: Мы такого шума не ожидали. Просто когда директор картины пошла в минкульт, ей вместо прокатного удостоверения выдали письмо, в котором чиновники назвали исторической фальшивкой описанный в фильме случай сожжения более 700 человек в Хайбахе.

Для чеченцев, ингушей совершенно понятно, что это не фальшивка. В своем письме они утверждают, что запросили архивные фонды, проверили документы, архив НКВД, и что данные события "являются исторической фальшивкой", а "демонстрация фильма будет способствовать разжиганию национальной розни".

Они говорят, что мы сняли картину только на основании одного письма Гвишиани [Михаил Гвишиани – генерал НКВД, 1938-1950 гг начальник УНКВД-УНКГБ-УМГБ Приморского края] о том, что он был вынужден уничтожить там людей. Хотя мы в фильме ни на какое письмо не ссылались. У нас были свои научные консультанты, был представитель нашего университета – Хизри Хаджиев, три автора книги "Хайбах. Следствие продолжается". Один из которых - Магомед Музаев – является руководителем архивного фонда Чеченской Республики.

Даже свидетели тех страшных дней были – Мумади Эльгакаев, у которого в Хайбахе погибли все родственники, и он сам чудом остался жив благодаря матери. На момент трагедии ему было восемь лет. Он успел перед смертью, будучи в тяжелом состоянии, летом 2012 года дать нам интервью: он помнил все до мельчайших подробностей, но из-за слез не мог сразу рассказывать.

Есть видеоматериалы, где Дзияудин Мальсагов [1942-1944 гг. – 1-й заместитель наркома юстиции Чечено-Ингушской АССР] рассказывает и показывает на месте, как все это было: "Тут стоял я, там стоял полковник, там была конюшня, которую подожгли..", - и так далее. Фактов у нас предостаточно, но, несмотря на все это, они отрицают эти факты. Вместо того чтобы повиниться, сказать: "Да, такие вещи бывали. Это неправильно, мы против этого, мы выражаем соболезнование родственникам, мы сделаем все, чтобы этого не повторилось". Почему-то они берут и заявляют, что ничего этого не было!

Би-би-си: Какие последствия влечет за собой запрет проката?

Р.К.: Мы не можем показывать картину в кинотеатрах России, не можем участвовать в конкурсах, даже заявку в Канны подать не смогли из-за этого запрета. Не можем транслировать по ТВ. Только опубликовать в интернете можем. Но мы все-таки надеемся, что попадем на некоторые фестивали, хотя там тоже есть ограничения, которым мы должны следовать.

Би-би-си: В своих интервью вы указываете на то, что эта картина - первый художественный фильм о событиях 1944 года. Чем она уникальна и чем отличается, например, от картины, описывающей дни депортации, чеченского режиссера Илеса Татаева "Когда отзовется эхо"?

Р.К.: Мы в своей картине затрагиваем моменты не только самого факта депортации, который уже признан, а те эпизоды, те преступления, которые совершались на местах. Никто раньше публично не рассказывал о том, что людей, которые были нетранспортабельны, физически уничтожали.

Би-би-си: Вы не считаете заявление министерства культуры России поводом начать новое расследование? Доказать все факты?

Р.К.: Поскольку сделано такое заявление министерством культуры, мы, конечно же, будем предпринимать какие-то действия. Я не хочу раньше времени об этом говорить, мы уже совещаемся со своими друзьями, которые анализируют это заявление, делают юридическую оценку ему. Возможно, мы и обратимся в суд, а может быть, это разрешится и само.

Операция "Чечевица"

Во времена правления в СССР Сталина поголовному насильственному переселению подверглись многие народы: немцы Поволжья, финны, калмыки, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, понтийские греки, проживавшие в Крыму болгары и армяне, корейцы и турки-месхетинцы. Массовые депортации происходили в странах Балтии и на западной Украине.

31 января 1944 года вышло постановление государственного комитета обороны о депортации чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР "за пособничество фашистским оккупантам".

А 23 февраля в 02:00 по местному времени началась операция "Чечевица", которая завершилась 9 марта 1944 года.

По данным международного общества "Мемориал", в 1943-44 годах из Чечни и Ингушетии было вывезено 485 тысяч человек. Для этого, согласно документам тех лет, потребовалось 180 эшелонов.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Повесть Приставкина "Ночевала тучка золотая" получила широкий общественный резонанс

Около семи тысяч человек были расстреляны из-за невозможности вывезти. Скрыться в горах сумели 6544 человека.

С собой разрешалось брать до 500 кг груза на семью, но фактически большую часть вещей приходилось оставлять, поскольку в каждом вагоне должны были поместиться 45 человек со всем имуществом.

Операцию проводили около 150 тысяч военнослужащих, а также сотрудников НКВД и СМЕРШа.

По разным данным, с 1944 по 1957 год, когда депортированные получили право возвращаться на родину, погибли не менее 120 тысяч чеченцев и ингушей.

Писатель Анатолий Приставкин, посвятивший этим событиям повесть "Ночевала тучка золотая", подчеркивал, что Сталин лично, до мелочей вникал во все детали операции и практически ею руководил.

В 1991 г. в России был принят "Закон о реабилитации репрессированных народов", который признал депортацию "политикой клеветы и геноцида".

Депутаты Европейского парламента в 2004 году проголосовали за то, чтобы считать события 1944 года в Чечне и Ингушетии актом геноцида.

Новости по теме