Главу НКО пять часов досматривали в "Пулково"

  • 6 июня 2014
Анна Шароградская Правообладатель иллюстрации Pavel Markin
Image caption По словам Шароградской, ей так и не объяснили, с чем было связано задержание

В четверг директора Института региональной прессы Анну Шароградскую задержали в петербургском аэропорта "Пулково", когда она намеревалась вылететь в Хельсинки. Директора петербургского НКО отпустили после пятичасового ожидания в комнате ручного досмотра, изъяв у нее все электронные носители информации и не допустив к ней приехавшего в аэропорт адвоката.

Задержание 73-летней Шароградской приобрело резонанс: в ситуацию вмешался Совет по правам человека при президенте России, попросивший прокурора Санкт-Петербурга разобраться с происшедшим.

В интервью Русской службе Би-би-си Анна Шароградская сказала, что надеется все-таки вылететь в Хельсинки днем в пятницу, а оттуда - в рабочую поездку в США.

"К вам придут"

Анна Шароградская рассказывает о своих злоключениях с чувством юмора. "Он понял, что я не та бабушка, которую можно просто так взять и не выпустить, и все останется шито-крыто", - говорит она о представителе Таможенной службы, который так и не ответил на ее вопросы о том, как и почему ей не дали выехать.

Зато те, кто проводил досмотр, открыто сказали Шароградской, что делают это по требованию ФСБ. "Мы только исполнители. Но те, кто заинтересовался вами и вашим багажом, они придут", - сказали ей таможенники.

Однако никто из обещанных "заинтересованных" лиц так и не объявился.

Шароградская предполагает, что на представителей таможни произвело впечатление количество звонков представителей местных и международных СМИ, которые пытались разузнать подробности случившегося с ней в "Пулково".

"В конце концов, безымянный чиновник даже попытался отправить меня другим рейсом через Дубаи, но потом какая-то мужественная женщина - кассир аэропорта абсолютно бескорыстно восстановила мой билет, не говоря ни слова ни мне, ни ему. Когда она молча протянула мне билет, я просто опешила, ведь поначалу мне сказали, что я должна сама за него заплатить", - говорит Анна Шароградская.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption У Шароградской изъяли все носители информации

Возглавляемый Анной Шароградской Институт региональной прессы проводит на своей площадке пресс-конференции и семинары с политиками, экспертами, общественными деятелями, а также помогает журналистам в организации стажировок за рубежом и семинаров и тренингов.

Сама Анна Шароградская вот уже много лет выезжает летом в США, где преподает студентам.

В конфискованном компьютере содержались, по ее словам, учебные материалы, а также некоторые вещи, связанные с книгой переводов поэзии, личные документы – фотографии членов семьи, записи музыки и т.д.

"Ни сегодня, ни завтра мне все изъятое не вернут. Мне сказали люди, которые по опыту знают, сколько это может длиться, что меньше, чем через три месяца, я их не получу", - говорит она.

Вечные проблемы

О своих отношениях с власть предержащими Анна Шароградская говорит уже без юмора.

По ее словам, за 20 лет работы НКО были всякие проблемы: их пытались выжить из Дома журналиста в Петербурге, были судебные процессы, плановые проверки.

В конце мая Институт региональной прессы попытался в очередной раз добиться правды, направив обращение в Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга с просьбой признать незаконными действия заместителя прокурора Центрального района города Александра Каменского.

ИРП посчитал незаконным проведение повторной проверки своей деятельности за 2012-2013 годы.

"Когда мы сталкивались с представителями власти, они делегировали районному отделу прокуратуры проводить эти, как я их называю, интервью, а на самом деле что-то похожее на допросы. Они задавали всякие вопросы – идиотские, по-моему. Например, какой резолюцией закончился семинар по ЖКХ. Я говорю, этот жанр не требует никакой резолюции. Люди обсуждали проблемы, которые всех волнуют, журналисты узнавали о том, как и где добывать информацию и как об этом писать и все - никаких резолюций. А там таких вопросов было три страницы", - рассказывает Анна Шароградская.

Она предполагает, что на ее критику могли "обидеться, и власть употребить". "Однако доказательств никаких у меня нет", - признается она.

Новости по теме