Институт истории РАН возрождает понятие "Новороссия"

  • 16 июля 2014
Женщина держит карту Украины, разделенную на две части Правообладатель иллюстрации AP
Image caption О термине "Новороссия" вспомнили с началом конфликта на востоке Украины

На днях СМИ сообщили, что Институт российской истории начинает работу над учебником истории Новороссии. Новость вызвала неоднозначную реакцию, как в России, так и, в особенности, на Украине.

По просьбе Русской службы Би-би-си ситуацию прокомментировал директор института доктор исторических наук Юрий Петров. С ним беседовал Артем Кречетников.

Би-би-си: Чем вызвано обращение к данной теме?

Юрий Петров: В обществе сегодня велик интерес к этому региону. Там идет война. Понять истоки конфликта, которые не вчера появились, а уходят глубоко в прошлое - задача историков.

Би-би-си: Вы собираетесь обосновывать права Российской Федерации на регион?

Юрий Петров: Нет, наш интерес чисто академический. Злободневных политических задач перед нами никто не ставил, и мы сами их для себя не ставим, позиции по вопросу о том, кому должна принадлежать Новороссия, не высказываем.

Однако Новороссия объективно существует как исторический и культурный феномен. Это очень интересный, своеобразный регион, где население, инфраструктура и образ жизни складывались практически с нуля на протяжении сравнительно короткого времени.

Напомню, что он вошел в состав России в результате войн с Османской Турцией. Кстати, в нынешнем году исполняется 250 лет создания Новороссийской губернии [на части территории современных Луганской, Харьковской и Полтавской областей Украины и Воронежской области Российской Федерации в 1764 году].

Новороссией его назвала Екатерина II, имея в виду, что это новая земля наряду с Великороссией и Малороссией.

Затем он проделал путь от заброшенной степи с редкими кочевьями до громадного индустриального района, являвшегося становым хребтом экономики сначала Российской империи, затем Советской Украины.

Все это надо знать и изучать, и кому же, как не академическим историкам, обладающим необходимым материалом, заниматься этим?

Би-би-си: Новороссия существовала как административная единица сравнительно недолгое время в конце XVIII - начале XIX веков, а затем была разделена на губернии, и термин сделался описательным, как, например, Дальний Восток. Где, на ваш взгляд, пролегают границы Новороссии? Что, собственно, будет предметом изучения?

Юрий Петров: Регион действительно много раз перекраивался и менял названия, но границы территории, обладающей неким этнографическим, историческим и культурным единством, всегда были, более или менее, очевидны. На западе это устье Днестра, на востоке Северный Кавказ, на севере район нынешнего Луганска и Харькова.

Би-би-си: После 1917 года термин "Новороссия" употреблялся редко и исключительно в историческом контексте. Впервые вспомнил его Владимир Путин во время "прямой линии" с гражданами 17 апреля. Ваши планы - реакция на слова президента? Вы стремитесь вернуть понятие "Новороссия" в массовое сознание и научный оборот?

Юрий Петров: Не знаю, как насчет широких масс населения, но в историческую науку - безусловно. Это не просто забытое слово, оно точно отражает специфику края, и, на мой взгляд, заслуживает возрождения. Мы хотим привлечь к нему внимание.

Би-би-си: В информационных сообщениях говорилось о создании учебника по истории Новороссии. Для кого?

Юрий Петров: Это не совсем так. Написание учебников - не наша специальность. Мы намереваемся к концу 2015 года подготовить большой полномасштабный научный труд по истории Новороссии, который мог бы впоследствии послужить основой методического пособия для учителей.

Би-би-си: Каких учителей?

Юрий Петров: Школьных учителей истории в регионе.

Би-би-си: Вы полагаете, что через полтора-два года организовывать учебный процесс там будут сепаратисты?

Юрий Петров: Мы не пытаемся заглядывать вперед, в нынешней ситуации это бессмысленно. Я думаю, что, независимо от будущего статуса Донецкой и Луганской областей, изучение истории края наряду с историей страны имеет право на существование в государстве, претендующем на звание демократического. Полагаю, что пособие будет представлять интерес и для российских учителей.

Би-би-си: А кто изначально выдвинул идею?

Юрий Петров: Это чисто наша инициатива. Я впервые озвучил ее в понедельник на "круглом столе" по проблемам Новороссии, организованном Российским историческим обществом [существует с 1866 года; деятельность возобновлена в 2012 году; председателем является спикер Госдумы Сергей Нарышкин].

Би-би-си: С кем-нибудь в российских властных структурах вы предварительно советовались?

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Под флагом Новороссии объединились сепаратисты из Донецкой и Луганской областей Украины

Юрий Петров: Нам никто не диктует, что писать, и слава богу. Для нас самих очевидно, что война обнажила проблемы региона, и в обществе есть потребность узнать больше о причинах того, что происходит сегодня.

Би-би-си: Первоисточником информации явились рассылки "Народного фронта Новороссии" - общественной организации, созданной 29 мая на съезде в Донецке. Может, они подсказали эту мысль?

Юрий Петров: У нас нет контактов с фронтом, хотя его представители на "круглом столе" присутствовали.

Би-би-си: Кто будет финансировать проект?

Юрий Петров: Пока мы не очень об этом задумывались. Чтобы написать книгу, у нас есть зарплаты.

Би-би-си: Последние годы украинские историки выдвигают концепции, мягко говоря, не встречающие понимания в России. Это касается, в частности, личностей Мазепы и Бандеры, темы Голодомора, объявления современной Украины главным историческим преемником Киевской Руси. Не является ли ваш замысел ответом украинским коллегам: мол, мы, если понадобится, тоже умеем переписывать историю?

Юрий Петров: На мой взгляд, делалось довольно много неверного и просто вредного. Проблема, в конце концов, не в Мазепе, а в попытках на почве истории противопоставить наши народы, отрицать их давнее родство, сформировать идею украинства как чего-то в корне отличного и даже несовместимого с русскостью. Но мы не реагируем по принципу "око за око", а пишем то, что сами считаем верным и правдивым.

Би-би-си: Может ли история в принципе быть беспристрастной и стоять вне политики?

Юрий Петров: Объективность и независимость - две разные вещи. Историк не может не иметь личной гражданской позиции, что не отменяет научной добросовестности, свободы рук и чистоты помыслов. Что касается его отношений с властью, я всегда говорю, что, если правительство заказывает ученым экспертизу, это естественно и нормально, оно не должно заказывать результат.

Би-би-си: Как вы относитесь к понятию "переписывание истории"?

Юрий Петров: У нас в России это любимая тема. Я думаю, что у каждого поколения возникают новые вопросы к прошлому. Наука должна развиваться и не может ограничиваться набором канонических установок. В этом смысле историю всегда будут переписывать.

Image caption По мнению российских историков, понятие "Новороссия" Донецкой и Луганской областями не ограничивается

Новости по теме