Закон о блогерах: что думают сами пользователи

  • 1 августа 2014
Клавиатура Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Новые правила для популярных блогеров схожи с обязанностями журналистов

С 1 августа в России вступил в силу закон, почти приравнивающий к СМИ блогеров с более чем 3000 посетителей в сутки. По требованию Роскомнадзора или добровольно они будет занесены в специальный реестр ведомства и должны будут соблюдать ряд правил, прописанных в законе. Большинство опрошенных Би-би-си блогеров нововведения не привествуют.

Рустем Адагамов, блогер:

Добровольно я заявления никакого подавать не буду, конечно. Я считаю этот закон совершеннейшей глупостью. Он нарушает мои права как гражданина, он нарушает конституцию страну, в частности ее 29 статью. Положения закона прописаны настолько расплывчато, что по нему можно штрафовать кого угодно и за что угодно. Нигде в мире государство не контролирует личные дневники людей, которые ведут их в блогах или в социальных сетях, это такой юридический и социальный казус абсурдный, иначе к этому нельзя относиться.

Я не употребляю нецензурную лексику, я не раскрываю личных данных пользователей или каких-то людей, я не публикую недостоверную информацию. У себя в блоге в Живом Журнале я рассказываю о том, что происходит, через репортажную фотографию в том числе. В чем может быть мое пересечение с этим законом, я не очень понимаю.

При желании можно придраться к чему угодно. Например, в этом законе в обязанность блогеров вменяется проверка достоверности публикуемой информации. Кто будет определять, достоверная это информация или нет, проверил я ее или нет? Очень часто есть какие-то юмористические блоги, где люди пишут с иронией, сарказмом, это часто бывают какие-то провокации, интересные читателю.

Получается, что это теперь тоже подпадает под статью этого закона и может быть расценено как нарушение? Трудно сказать, как это все будет работать, так как всем этим в Роскомнадзоре занимаются семь человек. Каким образом они будут мониторить миллионы блогов, совершенно непонятно.

Вообще я этот закон называю законом против одного блогера – Навального. Потому что понятно, что это мера цензуры. Мера цензуры может быть направлена, в частности, против человека, который размещает у себя в блоге сведения о разного рода коррупционных схемах чиновников. Это кому-то, конечно, не нравится. Так что я думаю, что первого, кого будут по этому закону "курощать", - это будет Навальный, а там посмотрим.

Леонид Каганов, писатель:

Я регистрироваться не буду, потому что я не понимаю этой инициативы, не вижу смысла. И я официально заявляю, что у меня нет того количества посещений, которое требуется. Мера эта очень странная.

Понятно, что это инструмент цензуры, и понятно, что соблюдать его невозможно чисто технически, потому что для нормального сайта абсолютно невозможно подсчитать, сколько у него было посетителей. У Роскомнадзора нет и не может быть таких инструментов просто в силу технологий.

В связи с этим понятно, что это инструмент цензуры и что он будет применяться избирательно. Как и любое законодательство в последнее время, оно сделано на всякий случай, чтобы можно было применить, когда понадобится.

Я не думаю, что я вхожу в сферу лиц, к которым в ближайшем будущем надо будет применить какие-то цензурные меры, потому что я почти не пишу о политике или пишу мало и в стихах. Морально я готов к тому, что мой сайт когда-нибудь заблокируют по какому-нибудь смехотворному поводу.

Ну что ж, будет день, будет пища, как говорится. Сколь бы ни были жесткими законы Госдумы и прочих властей, им все равно не поспеть за айтишной мыслью. Потому что как только начинаются какие-то законы-блокировки, тут же появляются способы их обойти. Эта область живет быстрее, чем все наше законотворчество.

Ашот Габрелянов, директор медиахолдинга NewsMedia:

Я сам подал уведомление в Роскомнадзор, чтобы мой блог зарегистрировали как средство массовой информации. Есть закон, который нужно соблюдать.

Надо подавать пример, потому что, когда создается некая критическая масса в обществе, когда уже сотни, тысячи следуют закону, то остальным уже гораздо сложнее. Тем более в интернете существует такое понятие, как анонимность, люди себя пытаются как-то скрывать.

Есть различные блоги, которые не идентифицируются как персональные, а идентифицируются как типа kermlin_russia или другие. Поэтому надо подавать, я считаю, пример, и мне приятно будет, если мой блог будет зарегистрирован как СМИ. Вообще-то здорово, что тебя оценивают уже как средство массовой информации.

Дмитрий Чернышев, блогер:

Это какая-то попытка намекнуть интернет-сообществу, что молчание – золото. Мне категорически не нравится закон тем, что он ставит в зависимость готовность человека говорить и отвечать за свои слова от количества людей, которые его могут услышать.

Мне кажется, что сама идея очень порочна. Человек всегда должен отвечать за свои слова. И плюс к этому у нас никогда не было проблем привлечь человека к суду за его слова, то есть закон сам по себе абсолютно не нужен. Была масса процессов за диффамацию в сети и так далее, так что это еще один бесполезный, неработающий закон.

Я не собираюсь бежать никуда и регистрироваться. Если мне придет предписание, я как законопослушный человек выполню его. У меня вся информация о себе всегда лежит в открытом доступе, я это сделал лет 15 назад при заведении журнала.

Насколько я знаю, из всего топа один единственный персонаж – Проститутка Кэт – скрывает свою фамилию, все остальные пишут под собственными именами. Поэтому делать закон ради одного человека, мне кажется, мягко говоря, глупо.

Любой пост при желании можно оспорить и сказать, что он кого-то ущемляет или обижает. И потом за многие годы ведения журнала, мне кажется, у блогеров уже в кровь вошла привычка проверять данные, которые они публикуют.

Потому что если человек пишет "лажу", к нему приходят 20 человек и убедительно со ссылками доказывают, в чем он не прав. И уж готовность "отвечать за базар" у блогеров находится на достаточно высоком уровне.

Эдуард Лимонов, писатель:

Я не знаю, что это за церемония регистрации. Это такую форму унижения, видимо, придумали чиновники. Надо туда идти в рубищах что ли с посохом, прийти и сказать, отряхнув пыль с ботинок: "Вот, я пришел регистрироваться! Каюсь, да, я блогер!"? Бред сивой кобылы!

Когда пришлют уведомление, я подумаю, что с этим делать. Хочу заметить, что закон этот инициировали такие блистательные непорочные люди, как милейший Леша Митрофанов, скрывающийся от российского правосудия в данный момент, и милейший Андрей Луговой, который скрывается от британского правосудия в данный момент.

Я не знаю, что от меня нужно. Я не скрываю своего Живого Журнала, его читают, действительно, видимо, даже десятки тысяч людей. И пускай читают на здоровье, значит, им это интересно. Я матом не ругаюсь, военных тайн не выдаю, я не призываю людей убивать друг друга. Если я желаю победы России, так это сегодня у нас все желают, и, по-моему, за это у нас еще никого не карают.

Я посмотрю, что другие будут делать, и если образуется какой-то фронт сопротивления этой дури, я, конечно, с удовольствием примкну к этому фронту. Если надо будет просто-напросто поставить какую-то галочку где-нибудь в интернете, я поставлю, чтобы не создавать себе еще дополнительные проблемы ко всем своим судам, ко всей моей политической жизни и литературной жизни тоже нелегкой.

Среди обязанностей популярных блогеров:

  • не разглашать государственную или иную охраняемую законом тайну
  • не распространять экстремистские материалы, а также материалы, пропагандирующие порнографию, культ насилия и жестокости
  • не использовать нецензурную лексику
  • не распространять информацию о частной жизни граждан
  • соблюдать законодательство о выборах и референдумах
  • не порочить честь, достоинство и деловую репутацию граждан, а также деловую репутацию организаций

Новости по теме