Навальный, Ходорковский и Крым: новая логика в политике?

  • 17 октября 2014
"Вежливые люди" у ворот украинской авиабазы в Бельбеке (22 марта 2014 года) Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Москва весной 2014 года в Крыму руководствовалась логикой не XXI, а XIX века

Два ведущих представителя российской оппозиции - Алексей Навальный и Михаил Ходорковский - публично высказались по проблеме Крыма.

В интервью "Эху Москвы" Навальный заявил, что, если когда-нибудь станет президентом, полуостров Украине не вернет: "Крым - это бутерброд с колбасой, что ли, чтобы его туда-сюда возвращать?".

"Давайте не будем обманывать себя. И украинцам я сильно советую тоже не обманывать себя. Он останется частью России, и больше никогда в обозримом будущем не станет частью Украины", - добавил бывший кандидат в мэры Москвы.

На следующий день Ходорковский прокомментировал в "Твиттере" высказывания Навального: "В главном мы союзники. Проблема Крыма теперь на десятилетия. Истерика кончится - все поймут".

На прямой вопрос одного из пользователей, отдаст ли он Крым в случае своего гипотетического президентства, Ходорковский ответил столь же прямо: "Я - нет".

Следует отметить, что оба оппозиционера определились не по собственной инициативе.

С одной стороны, оно и понятно: крымская тема для либералов скользкая, грозит утратой поддержки части сторонников.

С другой стороны, они, надо полагать, поступили правильно, не попытавшись спрятаться за какими-нибудь расплывчатыми фразами. Политикам не прощают неискренности и малодушия. По ключевым проблемам, волнующим общество, надо занимать четкую позицию, иначе можно остаться вообще вне политики.

Как и следовало ожидать, некоторые интернет-пользователи назвали прежних кумиров "империалистами" и "ватниками".

Идеализм и реализм

Навальный и Ходорковский не утверждают, что аннексия Крыма - это замечательно. Их позиция иная: что сделано, то сделано.

Политика - искусство возможного. Нельзя загонять дискуссию в тупик упертой неуступчивостью.

Хотеть не вредно, но люди не летают, как птицы, и Луну с неба не получишь.

Очевидно, что ни Владимир Путин, ни большинство россиян вернуть Крым не готовы абсолютно. В их понимании это означало бы встать на колени.

По практически единодушному мнению аналитиков, основой возможного компромисса является выведение крымского вопроса за скобки в обмен на оставление в покое остальной Украины.

Конечно, другая сторона тоже в капитуляции публично не распишется. Ну и что?

Примеров замороженных на десятилетия конфликтов в мире хватает: Тайвань, Северный Кипр, Нагорный Карабах, Южные Курилы. И никому они особо не мешают. Оставим неразрешимые противоречия будущим поколениям и поговорим не о том, что нас разъединяет, а о том, что нас объединяет, как выражались во времена брежневской разрядки.

"Я не знаю ни одного политика, кроме покойной Валерии Ильиничны Новодворской, который никогда не отступал бы от принципов, - заявил Русской службе Би-би-си эксперт фонда "Индем" Юрий Коргунюк. - Несгибаемость способна вызывать уважение, но в реальной политике люди-гвозди не очень нужны".

Воля большинства

По мнению профессора Кембриджского университета, участника многих международных переговоров и посреднических миссий Марка Веллера, главным основанием для пересмотра государственной принадлежности той или иной территории, хотя и не ultima ratio, является воля большинства людей, живущих на ней сегодня.

Как заметил Навальный, новое изменение статуса Крыма в любом случае потребовало бы еще одного референдума.

Разумеется, проводить референдумы желательно не как в Крыму, а как в Шотландии: в условиях свободы и равных возможностей для всех, без дикой спешки, нагнетания ненависти и "вежливых людей".

Но даже если новый референдум состоится и будет, в отличие от первого, безупречным во всех отношениях, результат, по крайней мере, в ближайшие годы, скорее всего, окажется тем же.

Выход из тупика

Вся история человечества, по большей части - история насилия и войн. Кто-то когда-то кого-то победил, что-то захватил.

Разговоры про историческую справедливость и то, чья где земля, ведут только к новой крови и новым обидам. В подобных случаях у каждой стороны есть своя правда и достаточно весомые аргументы.

Весь мировой опыт доказывает: в наши дни главным источником богатства, могущества и процветания являются не земля, и даже не ископаемые, а финансы, информация и инновации.

Чтобы по-настоящему встать с колен, надо не бряцать саблями, а развиваться.

"Для России важна Россия, а не Крым", - заявил Ходорковский.

Выход из исторических тупиков - не перекраивать без конца границы, а построить свободный открытый мир, в котором они вообще потеряют значение.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption На прошлой неделе состоялась церемония инаугурации главы Крыма Сергея Аксенова

Веками Франция и Германия оспаривали друг у друга Эльзас и Лотарингию. За "святое национальное дело" ни своих, ни тем более, чужих жизней не жалели.

Несколько лет назад информагентства сообщили: две страны создают совместную мотострелковую бригаду с дислокацией в Эльзасе.

После убийства накануне Первой мировой войны выступавшего за мир Жана Жореса парижские газеты писали, что правильно пристрелили национал-предателя, надо было еще труп в канаву кинуть! И полвека назад президента Франции, пустившего немецких солдат на французскую землю, просто линчевали бы. А в наши дни новость прошла незамеченной.

Ну, присоединили россияне Крым, и что? Их теперь будут принимать на отдых бесплатно? А получи украинцы его назад?

Кто умеет работать, учиться, придумывать новое, и, соответственно, зарабатывать деньги, тот, как король Франции, везде у себя дома: хоть в Ялте, хоть в Санта-Барбаре. А у кого их нет, всегда будет жить плохо, бедно и неинтересно, и никакая великая держава не поможет.

Многие россияне этого пока не поняли, и Москва весной 2014 года руководствовалась логикой не XXI, а XIX века.

Россия вообще исторически и психологически молодая нация. Во времена Рюрика у Европы за плечами уже были 15 веков цивилизации.

Историк и культуролог Александр Никонов полагает, что к настоящему времени разрыв в понимании жизни сократился до пятидесяти лет.

Навальный и Ходорковский предложили перешагнуть через прошлое, не раскручивать пагубную спираль, а вместе сказать: "Никогда больше!".

Поймут ли их в России и на Украине?

"В принципе, они совершенно правы. Но, боюсь, в нынешних условиях это благое пожелание", - считает Юрий Коргунюк.

Новости по теме