Пресса России: Москва повышает лояльность коррупционеров

  • 1 декабря 2014

В обзоре российских газет:

  • Путин предложил снизить штрафы для мелких взяточников
  • ЦБ начнет борьбу с киберугрозами
  • Продуктовые итоги санкционной войны

Откупная для коррупционера

В России готовятся снизить штрафы за мелкие коррупционные преступления и ввести альтернативные наказания в виде исправительных работ и штрафа в фиксированном размере. Соответствующий законопроект в субботу в Госдуму внес президент. Цель изменений – повысить эффективность системы штрафов за коррупцию, так как действующая система предусматривает исключительно высокие штрафы, которые на практике мало кто выплачивает.

Сейчас за получение взятки менее 25 000 рублей грозит штраф от 25- до 50-кратной суммы полученного. На практике, говорится в пояснительной записке, это приводит к тому, что суды назначают "несоизмеримо крупные размеры штрафа" лицам, "не имеющим реальной возможности его уплаты". С одной стороны, пишет "Коммерсант", это "не обеспечивает принципа неотвратимости наказания", а с другой – влечет замену штрафа лишением свободы даже в тех случаях, когда речь идет "о коррупционном преступлении небольшой тяжести". На эту проблему еще год назад обращал внимание глава администрации президента Сергей Иванов. По его словам, на практике выплачивается лишь 1 процент той суммы штрафов, которой суды наказывают за коррупционные преступления.

Согласно внесенному в Госдуму законопроекту, максимальный штраф составит 1 млн рублей, а у следователей появится возможность налагать арест на имущество по уголовным делам, где может быть назначен штраф, пишут "Ведомости". "Это позволит лучше обеспечивать исполнение судебных решений по наложению штрафов – следователи будут арестовывать имущество заранее, не позволяя производить с ним манипуляции", – считает завсектором уголовного права Института государства и права РАН Сергей Максимов. По его словам, основная категория мелких взяткополучателей – работники сферы здравоохранения, образования, государственного и муниципального управления, с которых сложно взыскать 1 млн рублей. Таким образом, считает эксперт "Ведомостей", если человека уличат во взятке в 5000 рублей, судья будет назначать штраф в 25 000 рублей.

Смягчение наказания за взятки сделает его неотвратимым, пишет "Коммерсант" и в то же время отмечает, что президентская идея коррупционной обстановки в стране не изменит. Вряд ли повлияет законопроект и на неотвратимость наказания, заявил газете директор Центра антикоррупционных исследований "Transparency International – Россия" Антон Поминов. По его словам, законопроект разработан в связи с невыплатой штрафов, то есть с неисполнением наказания. А неотвратимость, по мнению эксперта, по-прежнему будет зависеть от правоохранительных органов и судей.

Положительно оценил смягчение штрафов эксперт "Московского комсомольца", создатель "ГУЛАГу. Нет" Владимир Осечкин. Однако, по его словам, сама норма может стать источником коррупции, если сотрудники ФСИН будут торговать липовыми справками о якобы высаженных осужденным газонах. Второй риск, по мнению Осечкина, заключается в том, что под эту санкцию могут попасть те, кто разворовывал бюджетные средства. "По таким примерам важно вводить реальные внушительные сроки лишения свободы вплоть до пожизненного и отменять сроки давности, чтобы коррупционеры осознавали, что отделаться несколькими годами в Лондоне или на Кипре не получится", – считает эксперт.

Вариативность, предложенная в президентском законопроекте, на практике приведет к тому, что кто-то из должностных лиц решит: по чуть-чуть брать можно, приводит "Коммерсант" мнение главы общественной организации "Национальный антикоррупционный комитет" Кирилла Кабанова. Смягчение наказания возможно только для тех, кто дал взятку, уверен Кабанов.

Завкафедрой основ правоохранительной деятельности юрфака Российской академии госслужбы Александр Романов, в свою очередь, считает законопроект легализацией завуалированной формы откупа от коррупционных преступлений.

В условиях нарастающего экономического кризиса неизбежен рост низового взяточничества и президент загодя снижает ответственность для основных бенефициаров этой формы коррупции – среднего чиновничества и силовиков, чтобы сохранить их лояльность, заключает социолог Элла Панеях.

Банковское кибернаступление

На базе Центробанка в ближайшее время планируется создать структуру, которая будет отвечать за координацию борьбы банков с киберугрозами, пишет "Коммерсант". По данным источников газеты, близких к Совбезу РФ, вопрос о создании такого центра, скорее всего, будет обсуждаться на заседании 5 или 6 декабря.

Ожидается, что управление будет аккумулировать информацию о киберпреступлениях от всех российских финансовых организаций, оповещать об угрозах участников рынка и передавать информацию в управление "К" МВД для проведения расследований, рассказал гендиректор Group-IB Илья Сачков. Еще одна задача центра – разработка рекомендаций по отражению хакерских атак и попыток мошенничества. Издание отмечает, что участие банков в работе центра будет добровольным.

В мире уже существует большое количество центров реагирования на компьютерные инциденты (CERT) – как национальных, работающих при поддержке госструктур, так и частных. Как правило, все они работают в тесном сотрудничестве с правоохранительными органами, поясняет руководитель отдела расследования компьютерных инцидентов "Лаборатории Касперского" Руслан Стоянов. В России работают RU-CERT (создан НИИ развития общественных сетей), GOV-CERT.RU (создан ФСБ) и частный CERT-GIB (принадлежит Group IB).

Банкиры, которые сейчас неохотно делятся друг с другом сведениями об электронных мошенничествах, идею приветствуют. Однако, как пишет газета, одного только обмена данными мало – необходимы и законодательные изменения, которые помогут предотвращать хищения, а не искать виновных.

По данным "Коммерсанта", сейчас ЦБ собирает с банков информацию о кибератаках в режиме отчетности. С лета 2012 года банки должны ежемесячно предоставлять сведения о выявленных инцидентах при осуществлении перевода денежных средств, в частности, в виде кражи (в том числе несостоявшейся). По словам начальника главного управления безопасности и защиты информации ЦБ Дмитрия Фролова, в первой половине этого года банки выявили 193 тысяч несанкционированных списаний с более чем 41 тысяч платежных карт на общую сумму 962 млн рублей. Основная часть этой суммы приходится на кражи в интернете и через мобильные устройства. Рост количества подобных инцидентов за полугодие ускорился с 15 до 20 процентов.

Реальный масштаб проблемы еще больше. По мнению представителя управления "К" Евгения Михалева, цифры ЦБ занижены как минимум в 10-12 раз. А это значит, отмечает "Коммерсант", что речь может идти о миллиардах рублей потерь клиентов российских банков. "Банкиры очень скрытны в этом вопросе, – отметил он. – Подтверждение тому – недавний инцидент, когда банк в течение 22 дней отрицал факт хищения денежных средств и лишь на 23-й обратился в правоохранительные органы". Проблема – в высоких репутационных рисках. "Как минимум в двух случаях большинство банков не станет передавать информацию в ЦБ – если хищение предотвращено в банке и деньги не ушли, и если клиент не стал писать заявление о хищении", – подтвердил "Коммерсанту" один из банкиров.

"В случае создания такого центра мы, скорее всего, были бы заинтересованы взаимодействовать при условии, что сможем получать и от него оперативную информацию об инцидентах в других банках, чтобы минимизировать свои риски", – рассказал вице-президент Альфа-банка Вилен Тимирязев. Он привел в пример ситуацию, когда банк, столкнувшийся с установкой скиммингового оборудования на своем банкомате, не предупреждает об этом другие банки, и в итоге их клиенты также могут стать жертвой скимминга. "Если бы банки знали об этом своевременно, они бы могли оперативно заблокировать скомпрометированные карты, проинформировать об этом клиентов и тем самым исключить возможные хищения их данных и денег", – пояснил Тимирязев.

Как считает эксперт Ассоциации региональных банков "Россия" Тимур Аитов, одного только создания центра недостаточно – необходимо изменение законодательства. Сейчас приостановить операцию при одном лишь подозрении, что она может носить мошеннический характер, по закону нельзя, поэтому, чтобы борьба со злоумышленниками была действительно эффективной, необходимо еще и внести поправки в законодательство, но, видимо, это будет уже следующий этап, пояснил Аитов.

Провал импортозамещения

Идея масштабного импортозамещения в России изначально была провальной. Об этом заявил в интервью "Новой газете" один из самых известных и успешных российских ритейлеров, основатель и управляющий партнер Management Development Group Inc Дмитрий Потапенко. "Невозможно заменить импорт за два-три месяца. Процесс выстраивания импорта ведется годами, десятилетиями. Это как разбить сад: чтобы вырастить яблоню, нужно 7-8 лет. Поэтому лозунги об импортозамещении – пустая болтовня", – подчеркнул Потапенко. По его словам, российские чиновники сначала рапортуют об импортозамещении, а потом едут договариваться о поставках мяса, овощей и фруктов с Венесуэлой и Азербайджаном.

Стремительный рост цен на продукты, по мнению Потапенко, – свидетельство изменения логистических цепочек из-за санкций и как следствие – разрушение всей инфраструктуры поставок, которая создавалась годами. "Нет ни одного продукта, который не может не подорожать. Потому что подавляющее большинство продуктов у нас либо непосредственно импортные, либо квазиимпортные (то есть состоящие из импортных ингредиентов), – отмечает ритейлер. – Сейчас отыгрываются цены на продукты, попавшие под эмбарго. А потом – в декабре-январе – на ценах будут сказываться скачки курса доллара и евро. Естественно, в сторону удорожания импортной продукции из-за обвала рубля".

Несмотря на повышение цен и сокращение поставок, война санкций не повлияла на наполнение прилавков – полки забиты, как и раньше. Другое дело – меняются сами товары, говорит эксперт. "В целом ситуация такова, что сейчас, благодаря безумным действиям наших экономических властей – я имею в виду эмбарго на ввоз огромного объема импортных продуктов, – все товары подорожали. Причем изменились и цены, и сами товары. Да, ассортиментная матрица подрезалась, но это не смертельно", – пояснил "Новой" Потапенко.

Из продуктовой матрицы, в частности, исчез привычный набор молочных продуктов, мяса, многих видов овощей и фруктов. Они заменены на аналогичные продукты, но от других поставщиков. "Когда сейчас приходят израильские или сербские яблоки, особой радости мы от этого не испытываем. Потому что на самом деле это те же давно привычные нам, но официально запрещенные польские яблоки, только по более дорогим ценам, поскольку идут к нам через Сербию или Израиль", – рассказывает Потапенко. Если говорить о мясомолочной продукции, то исчезла, например, польская свинина. "В Польше парная свинина на прилавках стоит в пересчете на наши деньги 120 рублей за килограмм. Попробуйте найти у нас такие ценники: в среднем цена за килограмм свинины превышает 300 рублей. Российские производители просто задрали цены под подходящий зарубежный аналог", – заключает эксперт.

В свою очередь руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт в интервью "РБК" заявил, что за неполные четыре месяца с момента введения санкций внесены в реестр 424 новых предприятия из 27 стран мира. Большая часть пришлась на производителей рыбы и морепродуктов – 260 предприятий. Всего в этом реестре 11,5 тысяч предприятий, а новые поставщики – это меньше 5 процентов. Кроме того, за это время были отменены временные ограничения, наложенные на 143 предприятия в 11 странах.

На вопрос "РБК" о том, есть ли в действиях службы какой-то политический заказ, Данкверт ответил, что не стал бы называть это политическим заказом. "Конечно, совещания проходят и у Аркадия Дворковича, и у Игоря Шувалова, и у Дмитрия Медведева. Ситуация с обеспечением продовольствия у всех на слуху, и мы ею занимаемся, стараясь быть на шаг впереди. Мы стараемся сделать так, чтобы у нас было, откуда брать продовольствие", - сказал он.

Говоря о контрабанде мяса, глава Россельхознадзора оценил ее в среднем в 10 процентов от всех поставок. "Мясо ввозится либо через Петербург под видом товаров прикрытия, либо через Белоруссию; импортеры старательно избегают инспекторов Россельхознадзора. Но мы все равно отлавливаем – уже на этапе реализации. Если говорить о точных цифрах, то можем сказать: из ЕС незаконно ввезено около 7,5 тысяч тонн мяса, которое затаможивалось в Европе либо на нейтральной полосе", – рассказал Данкверт. Он также уточнил, что сейчас ведомство активно занимается ликвидацией поставок из стран прикрытия. "Мы перекрыли все поставки растениеводческой продукции из Македонии, Албании, Боснии и Герцеговины. Еще одной страной прикрытия стал Израиль, но, судя по всему, с ними мы найдем общий язык. А вот Европа – какое‑то неблагополучное место с точки зрения контрабанды и фальшивых документов. Если у нас есть подозрения, мы просим подтвердить сертификат. Если не получаем подтверждение, вводим ограничения", – заключил глава Россельхознадзора.

Обзор подготовила Марина Долматова, Служба мониторинга Би-би-си.