Владимир Путин прописал России консервативное лечение

  • 4 декабря 2014
  • kомментарии
Владимир Путин перед оглашением послания Федеральному Собранию 4 декабря 2014 г. Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Речь Путина продолжалась 1 час 15 минут

Ежегодное выступление президента России перед членами Федерального собрания указывает на умеренно-консервативный вариант решения обострившихся проблем страны, считают политологи.

После аннексии Крыма наблюдатели заговорили о склонности Владимира Путина к решительным непредсказуемым действиям. 4 декабря он подтвердил свою давнюю репутацию политического терапевта, а не хирурга.

"Были возможны три сценария, - заявил Русской службе Би-би-си гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин. - Либо мобилизационная экономика и зажим всего и вся, либо либерализация, либо срединная стратегия с китайским акцентом. Ну, слава Богу, что не идем к Северной Корее. Послание Путина - это не смена вех, но снятие угрозы".

По оценкам аналитиков, речь несла на себе сильный личностный отпечаток, особенно в том, что касалось внешней политики, отразив глубинные убеждения и предубеждения Путина.

О наболевшем

Традиционно президентские послания открываются социально-экономическим разделом. На этот раз Владимир Путин начал с Крыма, Украины, санкций, отношений с Западом, и лишь затем перешел к хлебу насущному.

"Президентское послание есть, по сути, тронная речь, - заявил Русской службе Би-би-си эксперт фонда "Индем" Юрий Коргунюк. - Он не отчитывается, а говорит о своем. Начал с того, что, по-видимому, лично его больше всего волнует".

"Проявились сильные эмоции, - полагает Игорь Бунин. - Президента сильно обидели 22 февраля [день изгнания Виктора Януковича], и он говорил об этом 22 минуты".

К тому же экономика и народное благосостояние сейчас тема не выигрышная. Возможно, президент и составители его речи стремились показать, что ничего особо экстраординарного там не происходит, и поговорить об этом можно в рабочем порядке.

Черноморский Иерусалим

Обосновывая целесообразность и справедливость аннексии Крыма, Владимир Путин сделал основной акцент на истории, особо подчеркнув, что в древнем Херсонесе-Корсуне принял крещение киевский князь Владимир Святой, так что Крым - колыбель русской государственности и культуры.

Украинцы считают наследниками Киевской Руси не Москву, а себя, и называют Владимира "украинским князем". Но дело, в конце концов, не в спорах историков.

Для российской аудитории, наверное, убедительнее прозвучал бы довод о воссоединении с соотечественниками.

По мнению экспертов, путинский пассаж о Крыме был всецело адресован зарубежной аудитории. Это попытка обосновать, насколько он исключительно важен для России исторически и духовно (показательно сравнение Херсонеса со священным городом Иерусалимом - так для иностранцев доходчивее). И заодно намекнуть: Крым - особый случай, продолжения можно не опасаться.

"Это сигнал Западу: Крым наш, а об остальном можно договариваться", - уверен Игорь Бунин.

"Наверное, Путин мысленно продолжал спор с иностранными лидерами, которые при личных контактах доказывали ему, что так поступать нельзя", - предполагает Юрий Коргунюк.

"Он, вероятно, понимает, что совершил не самый обдуманный поступок в своей жизни, который еще обойдется большими потерями во всех областях. В компьютерных программах существует операция "undo", но здесь нет "undo", что сделано, то сделано. Поэтому он постоянно возвращается и будет возвращаться к этой теме, чтобы убедить себя и всех, что этот шаг был правильным и неизбежным", - считает эксперт.

Будущее Донбасса туманно

Многих удивило, что Владимир Путин не коснулся самой острой международной проблемы - конфликта на юго-востоке Украины, не изложил свое видение путей выхода из него, не говорил о будущем самопровозглашенных республик.

"По идее, надо либо решительно брать их под покровительство и на содержание, либо способствовать их возвращению в лоно Украины и прекратить мучить народ, - говорит Юрий Коргунюк. - Очевидно, что Владимир Путин не хочет ни того, ни другого, ему нужна незаживающая рана на теле Украины. Чем хуже будет жизнь у соседей, тем на их фоне будет лучше здесь. Поскольку такая позиция выглядит, мягко говоря, не очень красиво, прежде всего, по отношению к жителям Донбасса, прямо он сказать этого не может, лучше данную тему обойти".

"Последнее время Москва демонстративно отстраняется. Ее позиция: вы, Запад и Украина, заварили кашу, вы и расхлебывайте. Мне представляется, что Кремль внутренне готов пожертвовать Донецком и Луганском в обмен на признание де-факто присоединения Крыма. Идут деликатные переговоры, президент посчитал за благо эту тему не актуализировать", - считает Игорь Бунин.

Обида на Запад

Владимир Путин заявил, что в 1990-х годах Запад мечтал "пустить Россию по югославскому сценарию", и, судя по всему, искренне в это верит.

Можно предположить, что Запад хотел и хочет от России геополитической незначительности, чтобы она занималась исключительно собой, а в мировые дела вмешивалась как можно меньше. Но югославский сценарий на шестой части земной суши, напичканной ядерным оружием, и для Запада стал бы кошмаром.

"Суверенитет является для России абсолютно необходимым условием ее существования - или она будет суверенной, или растворится, потеряется в мире", - провозгласил Путин.

Аналитики давно и неоднократно указывали, что суверенитет в России понимают своеобразно: прежде всего, как возможность проводить сильную внешнюю политику, нацеленную на противодействие Америке.

"Растворились" ли Германия или Франция, являющиеся членами ЕС и НАТО, то есть добровольно отказавшиеся от части суверенитета, и похоже, о том не жалеющие?

"Югославский сценарий в 1990-х годах в России мог бы устроить сам Путин, хотя бы из-за того же Крыма. Тогда у власти был Ельцин, так что пронесло", - заметил Юрий Коргунюк.

"Конечно, югославского сценария в голове у Запада не было, - говорит Игорь Бунин. - Запад рассчитывал, что Россия постепенно войдет на правах младшего партнера в цивилизованный мир. Но именно младшего! Россию это не устроило, поскольку мы - государственноцентричная нация, для которой державная мощь чрезвычайно важна. Как только началось условное восстановление за счет нефти и газа, сразу захотели вернуть величие, понимаемое как геополитический вес, военная сила и расширение территориального контроля. Отсюда и конфликт".

"Обида вызвана мегаломанией, - считает Юрий Коргунюк. - На право России самостоятельно устраивать собственные дела никто не покушается, а что касается мировых проблем - с какой стати с ней как-то особенно считаться? Страна с отсталой экономикой, сырьевой придаток сегодня Европы, а завтра Китая".

"Когда Россию исключили из "Большой восьмерки", официальные лица высказывались в том духе, что, мол, невелика потеря, потому что к нам все равно не прислушивались. Извините, там вопросы решаются консенсусом, если семь стран "за" и одна Россия против, то на какую особую роль мы претендуем?", - добавил он.

Новая риторика

Прежде Владимир Путин не часто употреблял слово "свобода", но на этот раз упомянул ее как важную ценность.

"Свобода для развития в экономике, социальной сфере, в гражданских инициативах - это лучший ответ, как на внешние ограничения, так и на наши внутренние проблемы. И чем активнее граждане участвуют в обустройстве своей жизни, чем более они самостоятельны как экономически, так и политически, тем выше потенциал России", - заявил он.

Путин также процитировал дореволюционного философа Ивана Ильина: "Кто любит Россию, тот должен желать для нее свободы", а затем объявил о ряде послаблений и льгот для бизнеса.

Накануне оглашения послания российские СМИ писали, что текст готовят в правительстве, и что авторы, не трогая милый сердцу президента политический консерватизм, пытаются включить в него какие-то относительно либеральные экономические идеи. Так и вышло.

Стилистически данный раздел послания очень напоминает речи Дмитрия Медведева в его бытность хозяином Кремля.

Не свидетельствует ли это об увеличении аппаратного веса экономического блока и лично премьер-министра?

"Насчет увеличения не знаю, но что Медведев сохраняет пост премьера - безусловно", - утверждает Игорь Бунин.

"Дело не в Медведеве, - полагает Юрий Коргунюк. - Просто с экономикой дела-то швах пошли. Раньше можно было загонять бизнес под лавку, потому что нефть и газ были дороги. Торгуй и наполняй бюджет. Теперь жизнь заставляет слезать с сырьевой иглы, значит, приходится слегка отпускать вожжи".

О политической либерализации речь не идет, и выбор Путиным автора для цитирования тому подтверждение, указывает эксперт.

"Ильин никакого отношения к либерализму не имел, а всегда был консерватором, правым даже для октябристов", - напомнил он.

Расточительство как терроризм

Говоря о военном строительстве, Владимир Путин назвал разбазаривание средств, выделяемых на государственный оборонный заказ, такой же угрозой для национальной безопасности как финансирование терроризма.

По его словам, в ходе выполнения заказов для армии стоимость работ нередко возрастает не на проценты, а в разы.

Действительно все настолько серьезно?

"Речь шла о бесконтрольном наращивании себестоимости военной продукции, о жестком контроле над ценообразованием в цепочке кооперации, с чем имеются большие проблемы, - сказал Русской службе Би-би-си независимый военный аналитик Константин Богданов. - В условиях, когда государству приходится сильно экономить, оно дает сигнал производителям: давайте поджимайтесь. А сравнение с терроризмом - это, конечно, политическая фигура речи".

Президент повторил неоднократно оглашавшийся в последние годы тезис о том, что в затратную гонку вооружений Россия не втянется, но свою безопасность обеспечит надежно.

По этому поводу у специалистов есть два мнения. Одни считают, что это благое пожелание, поскольку поддержание военного паритета требует адекватных затрат. Другие указывают, что оборона всегда дешевле наступления, и для защиты своих рубежей особенно много денег не нужно. Дорого стоят притязания на глобальный контроль и гегемонию.

"Тратить много Россия не может, но, если претендовать исключительно на региональное влияние, этого и не требуется, - говорит Константин Богданов. - Надо обновлять физически устаревающую технику, а новые системы создавать ограниченно и точечно. Главное - не повторить ошибки 1980-х годов, когда СССР выбросил огромные средства на различные проекты по противодействию гипотетической "программе звездных войн".

Насколько хватит терпения?

Дважды - в начале и в конце послания - Владимир Путин поблагодарил общество за поддержку в нынешнее непростое время.

Но надолго ли ее хватит, если трудности продолжатся?

Все будет зависеть от экономической ситуации к 2017 году, считает Игорь Бунин.

"Сегодня уровень одобрения политики президента превышает 80%, - напомнил он. - Причин две: удовлетворение великодержавной фантомной боли и отсутствие реальной альтернативы. После присоединения Крыма Путин выглядит в глазах элиты и общества сильным и удачливым человеком, у которого все получается. Но в случае продолжительных экономических неурядиц "путинское большинство" может рассыпаться".

"Это у царей и у Сталина было безропотное непритязательное крестьянство, готовое пахать на себе и зимовать на лебеде, - говорит Юрий Коргунюк. - "Край ты мой долготерпенья, край ты русского народа!" Все, нет больше таких людей! Если деньги кончатся, от любви ничего не останется".

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.