Адвокаты обжаловали приговор братьям Навальным

  • 12 января 2015
Братья Навальные Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Прокуратура пока не определилась, будет ли оспаривать приговор Олегу и Алексею Навальным

Защита оппозиционера Алексея Навального и его брата Олега подала краткую жалобу на приговор по делу "Ив Роше", согласно которому Алексей приговорен к 3,5 годам лишения свободы условно, а Олег - к 3,5 годам реального срока.

В понедельник суд сообщил, что вручил адвокатам братьев копию обвинительного заключения, после чего они получили возможность обжаловать приговор.

"Мы получили на руки копию приговора и сегодня же подали краткую жалобу, так как в понедельник истекает срок обжалования. Таким образом, в жалобе мы указываем пока только на процессуальные нарушения, более полная жалоба будет подана позже", - заявил Интерфаксу адвокат Вадим Кобзев.

Защита братьев Навальных подчеркивает, что в полученном тексте приговора отсутствует обоснование избрания одному из братьев условного, а другому - реального срока лишения свободы.

"То, что один брат получил условно, а другой - реально, не обосновывается никакой конкретикой. В тексте приговора только говорится, что суд приходит к выводу, что исправление Алексея Навального возможно без лишения свободы, а Олега Навального - только в условиях изоляции от общества", - рассказал Кобзев.

Демарш из-под ареста

Ранее адвокаты Навальных уже обжаловали меру пресечения обвиняемых, однако независимо от решения суда по этой жалобе Алексей Навальный уже объявил, что отказывается соблюдать режим домашнего ареста.

После оглашения приговора 30 декабря Навальный вечером покинул свою квартиру и приехал на метро в центр города, где в это время начиналась несанкционированная акция в поддержку братьев Навальных.

Оппозиционеру удалось беспрепятственно пройти пешком от Пушкинской площади по Тверской улице, и лишь на подходе к Манежной площади он был задержан омоновцами без объяснения причин.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Алексей Навальный на несанкционированной акции в свою поддержку на Тверской улице в Москве 30 декабря 2014 года

Его, однако, не стали привлекать к ответственности за участие в несанкционированном митинге, а просто вернули в московскую квартиру.

Никаких юридических последствий демарш Навального пока не имел.

5 января Алексей Навальный публично объявил, что отказывается соблюдать режим домашнего ареста и в подтверждении своих слов опубликовал фотографию разрезанного ножницами электронного браслета. Затем он попытался сходить в магазин за продуктами, но был вновь возвращен домой сотрудниками уголовно-исполнительной инспекции.

"Я честно подождал положенные по закону пять суток, даже больше. Приговора до сих пор нет. Не могу сказать, что моя ситуация совсем уникальна: я-то просто сижу под арестом вообще без какой-нибудь бумажки, даже без резолютивной части приговора", - написал он в своем блоге.

10 января Навальный так же самовольно побывал в офисе возглавляемого им "Фонда по борьбе с коррупцией" - по его словам, его сопровождали две машины с сотрудниками правоохранительных органов, которые, однако, не препятствовали его выходу из дома.

ЕСПЧ задал вопросы

8 декабря адвокат Олега Навального Кирилл Полозов сообщил, что Европейский суд по правам человека придал приоритет жалобе его клиента в связи с делом "Ив Роше".

"Европейский суд по правам человека вчера коммуницировал жалобу моего подзащитного и дал ей приоритет", - сообщил "Интерфаксу" в четверг К. Полозов.

Также ЕСПЧ, по словам адвоката Алексея Навального Ольги Михайловой, рекоммуницировал жалобу оппозиционера на домашний арест.

"Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению нашу жалобу на продление меры пресечения и вместе с предыдущей рекоммуницировал ее, задав четыре вопроса правительству России, на которые оно должно ответить до 13 февраля", - пояснила Михайлова.

Братья Навальные признаны Замоскворецким судом Москвы виновными в хищении 26 млн рублей у компании "Ив Роше Восток" и еще 4 млн рублей у "Многопрофильной процессинговой компании".

Они оба категорически отрицают свою вину, их защита настаивает на том, что в материалах дела отсутствуют какие бы то ни было доказательства их противоправной деятельности.