Силуанов: власти приняли антикризисный план на 2015 год

  • 27 января 2015
  • kомментарии
Антон Силуанов Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Задача правительства состоит в том, "чтобы не тратить бездумно суверенные резервы", считает Антон Силуанов

Российские власти приняли антикризисный план на 2015 год, не предусматривающий увеличение расходов бюджета, заявил глава минфина Антон Силуанов.

Документ, который называется "План обеспечения устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году", предусматривает структурные реформы и сохранение резервов, сообщил министр.

По словам Силуанова, все необходимые на реализацию плана средства пойдут из антикризисного резерва в бюджете, который в настоящее время составляет около 170 млрд рублей, и перераспределения ресурсов.

Силуанов также сообщил, что план соответствует поставленной минфином ранее задаче достичь сбалансированного бюджета страны к 2017 году при цене на нефть в 70 долларов.

"Не тратить бездумно"

"Вчера были проведены совещания у руководства страны, приняли антикризисный план, - рассказал Силуанов. - В рамках реализации этого плана предусмотрено неувеличение расходов бюджета, более того, в итоге мы ожидаем, что объем расходов станет меньше первоначально запланированного".

По словам министра, хотя план рассчитан на один год, в нем предусмотрена подготовка новых структурных реформ, "чтобы мы имели новое качество госуправления, новое качество бюджета, с тем, чтобы мы сохранили наши резервы и не потратили их за 1-2 года".

Антикризисный фонд правительства на начало года составлял 193 млрд рублей, но после принятия ряда решений с использованием этих средств снизился до приблизительно 170 млрд. Часть необходимых средств также перераспределят внутри госпрограмм, сказал Силуанов.

Он подчеркнул, что задача правительства состоит в том, чтобы "не тратить бездумно суверенные резервы".

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Правительство Дмитрия Медведева работало над антикризисным планом в авральном режиме с декабря

"Мы не будем увеличивать расходы, мы будем действовать в рамках принятого бюджета. Более того, будут предложены меры по перераспределению ресурсов, по концентрации на наиболее важных и нужных направлениях", - отметил министр.

"В антикризисном плане записано, что мы будем проводить адекватную бюджетную политику, и к 2017 году мы ставим цель выйти на бездефицитный бюджет при прогнозной цене на нефть на уровне 70 долларов за баррель", - продолжил он.

План урезан

Как сообщалось в прошлый понедельник, президент России Владимир Путин в целом одобрил подготовленный правительством антикризисный план. Предполагалось, что план будет доработан в учетом его замечаний и к 27 января будет готов к окончательному утверждению.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов тогда после встречи президента с правительством объявил, что на "стабилизацию" экономики будет потрачено 1,375 трлн рублей.

Однако, по его словам, замечания Путина касались стоимости программы и источников ее финансирования, что было воспринято как возможный признак дальнейшего сокращения расходов.

Промежуточный вариант антикризисного плана, попавший в распоряжение Би-би-си, состоял из 63 пунктов, тогда как первоначальный план минэкономразвития включал в себя 100, однако пока неизвестно, от каких именно статей было решено отказаться после совещания у президента.

"Не тот план"

Комментарий директора Института стратегического анализа компании ФБК, профессора Высшей школы экономики Игоря Николаева:

"Мер недостаточно. Главная ошибка в том, что действуют примерно так же, как действовали шесть лет назад - по принципу "зальем деньгами, а там, может быть, все закончится, цены на нефть снова отскочат". И даже направления приоритетов определены примерно так же: банковскому сектору примерно триллион, промышленному сектору, сельскому хозяйству. Надо учитывать, что это другой кризис - по его причинам, по его продолжительности. На основании одного этого правильный вывод состоял бы в том, что действовать надо по-другому.

Много говорят о структурных реформах, но что имеется в виду? То, что по налогообложению? Вообще-то это, строго говоря, не структурная реформа, но, тем не менее, на мой взгляд, одно из наиболее заслуживающего внимания - налоговые послабления для малого бизнеса. Но это же не решения как таковые, это предоставление возможности региональным властям снижать соответствующие ставки. А вот снизят регионы или не снизят, это еще большой вопрос. То есть пункт в плане будет, а регионы с большой вероятностью не будут снижать: многие из них и так в предбанкротном состоянии, потому что сильно напрягались в выполнении целевых показателей майских указов президента. Поэтому если затрагивали бы тему налогов, а действительно снижать налоги надо, то надо было в первую очередь не повышать их с 1 января.

Отсюда вывод - это, конечно, не тот план, который способен предотвратить погружение в кризис и развитие кризиса.

Не следует и преувеличивать значение структурных реформ. Когда ситуация развивается быстро, настоящие структурные реформы вы не проведете, они не предотвратят [кризис]. Тут действительно нужны срочные меры, но структурные реформы - что это, уход от сырьевой зависимости? На это нужны годы, за 15 лет это можно было сделать - вот это хороший срок. Но как сейчас уйдем от сырьевой зависимости? Инновационную экономику построим - а для этого надо конкуренцию на достойном уровне. Структурные реформы необходимы, но срочно их не получится так провести. Этим надо заниматься, но просто надо быть реалистами. Они нас сейчас не спасут в острой фазе развития ситуации.

А то, что это надо делать - это надо делать обязательно. Это касается ухода от сырьевой зависимости, формирования нормальной налоговой системы, пенсионного реформирования. Что касается структурных реформ, я бы еще отметил, что у нас сейчас интересная ситуация: план вроде бы обсуждается активно, все эти ответственные чиновники говорят про структурные реформы, но особо не расшифровывают, что это такое. Что в плане - это не структурные реформы. У меня вообще иногда складывается впечатление, что не все из этих ответственных лиц вообще понимают, что такое структурные реформы.

Нужны меры другого характера - отменить антисанкции, что касается налогов - то снижать налоги и сборы, которые находятся в компетенции федеральных властей, пересматривать приоритеты федерального бюджета - невозможно тратить такие огромные деньги, наращивать расходы на оборону по 30 с лишним процентов в год почти, как сейчас делают. Разморозить пенсионную накопительную компоненту - это, кстати, из области структурного реформирования. Пересмотреть приоритеты фонда национального благосостояния.

Вот что надо было делать, но этого делать не будут. Это, кстати, причина, почему это сомнительное удовольствие кризиса растянется на несколько лет. Не только потому, что цены на нефть будут низкими, а потому что те решения, которые необходимы, реализовываться не будут".

Созидательное разрушение

Комментарий Валерия Миронова, заместителя директора Центра развития Высшей школы экономики:

"Очевидно, что триллион рублей, который государство хочет потратить на докапитализацию банков, - солидная сумма. Но в таком случае обращает на себя внимание то, что сравнительно небольшая сумма направлена на поддержку промышленности. Это вызывает большие вопросы, ведь для того, чтобы выходить из кризиса, нужно менять модель экономического роста.

Кризис - это не однозначно плохое время. Им можно воспользоваться для своего рода созидательного разрушения. Например, закрыть обанкротившиеся предприятия, а не поддерживать их всеми силами.

Сейчас 17-процентная ставка ЦБ сама по себе уже гораздо выше средней рентабельности обрабатывающей промышленности: там 8%, включая нефтепереработку. Если эти ставки не будут снижены, то требуется выделить деньги для их субсидирования. А то при такой ставке, если просто капитализировать банковскую систему и ждать импортозамещения, то можно очень долго его ждать.

Больше всего в поддержке государства и ослаблении административного давления нуждается средний бизнес. Малый бизнес никого не интересует, кроме участковых полицейских, которые с них по мелочи сшибают.

У крупного бизнеса свои службы безопасности, которые, если надо, всех отошьют, а вот средний бизнес, когда он выходит за 100 млн в год, сразу становится объектом пристального интереса всех проверяющих структур и всевозможных рейдеров, пользующихся иногда административным ресурсом и поддержкой силовых структур.

Вот это наиболее слабое звено, но в то же самое время - то самое звено, за которое можно потянуть и вытянуть всю цепь, как говорил незабываемый вождь пролетариата Владимир Ильич Ленин".

Новости по теме