23 февраля: исторический казус или коньюнктура?

  • 23 февраля 2015
Празднование Дня защитника отечества в Грозном 23 февраля 2013 г. Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

В России в очередной раз отметили День защитника Отечества. В 1922-1946 годах он звался Днем Красной Армии и Флота, с 1946-го по 1993 год Днем Советской Армии и Военно-Морского Флота.

Сегодня общеизвестно, что никаких побед 23 февраля 1918 года "молодая Красная армия" не одерживала, а бежала при одном приближении противника. Немцы заняли Нарву и Псков, вошли бы и в Петроград, если бы захотели.

Лучшая часть, отряд балтийских матросов под командой Павла Дыбенко, захватила эшелон и остановилась только в Самаре.

Более того, именно в тот день был получен германский ультиматум с требованием признания независимости Украины и передачи Турции Батуми и Карса. На заседании ЦК РКП(б) Ленину с огромным трудом, пригрозив отставкой, удалось добиться согласия на эти условия.

Так что 23 февраля - день не победы, а капитуляции.

25 февраля вождь большевиков опубликовал в "Правде" статью "Тяжелый, но необходимый урок" о "мучительно-позорных сообщениях об отказе полков сохранять позиции, бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве".

26 февраля советское руководство переехало, а, фактически, бежало из Петрограда в Москву.

3 марта был заключен, по определению Ленина, "похабный" Брестский мир - целиком на условиях Берлина.

В 2006 году Госдума РФ исключила из официального описания праздника слова "День победы Красной Армии над кайзеровскими войсками Германии (1918 год)".

Между тем, 23 февраля 1918 года действительно произошло событие, заслуживающее места в анналах российской военной истории: начался Ледяной поход Добровольческой армии. Сами того не зная, советские люди десятки лет отмечали день рождения белого движения.

Катастрофа

К концу 1917 года большевики успешно развалили прежнюю русскую армию. Внесли свою лепту и идеалисты из Временного правительства, вознамерившиеся немедленно вручить малограмотному народу свободу без берегов.

Разложенная пропагандой в духе "штык в землю!", отказом от дисциплины и субординации, самоуправством солдатских комитетов, решавших голосованием, выполнять ли боевые приказы, и санкционированными братаниями с противником, армия превратилась, по словам историка Андрея Буровского, в "расхристанную толпу, более опасную для своих командиров, чем для неприятеля".

Число дезертиров достигло трех миллионов человек.

"Когда я в первый раз проезжал через линию фронта на пути в Брест-Литовск, окопы были почти пусты", - рассказывал Троцкий в книге "Моя жизнь».

"Никакой армии нет. Товарищи спят, едят, играют в карты, ничьих приказов и распоряжений не исполняют. Немцам все это отлично известно", - свидетельствовал начальник штаба одного из корпусов Северного фронта полковник Беловский.

28 января Ленин подписал декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной армии, но опубликовали его лишь спустя пять дней, чтобы не раздражать немцев. В Петрограде первый пункт записи в новую армию открылся 21 февраля.

Историк Александр Меленберг сообщает, что большинство петроградских красногвардейцев разбежались, узнав, что их могут послать на фронт.

18 февраля немцы перешли в наступление и за пять дней, не встречая сопротивления, продвинулись на 200-300 километров.

"Мне еще не доводилось видеть такой нелепой войны, - вспоминал немецкий генерал Макс Гофман. - Мы вели ее практически на поездах и автомобилях. Сажаешь на поезд горстку пехоты с пулеметами и одной пушкой и едешь до следующей станции. Берешь вокзал, арестовываешь большевиков и едешь дальше".

"Из-за царившей у большевиков паники и слухов о приближении германских войск города и станции оставлялись без боя еще до прибытия противника. Двинск, например, был взят немецким отрядом в 60-100 человек. Псков был занят небольшим отрядом немцев, приехавших на мотоциклах. В Режице германский отряд был столь малочислен, что не смог занять телеграф, который работал еще целые сутки", - пишет историк Юрий Фельштинский.

"Люцин был взят следующим образом: в городок прибыло из Режиц всего 42 человека немцев в двух вагонах. Немцы были очень утомлены, и прежде отправились в буфет, где сытно закусили. После чего ими был задержан эшелон солдат, готовившихся к отъезду. Немцы построили солдат в шеренгу на платформе, отобрали у них ружья и заявили: "Теперь вы свободны. Марш, куда хотите, только паровозов не получите", - сообщала 1 марта газета "Известия".

"Имеются сведения, что в некоторых случаях безоружные немецкие солдаты разгоняли сотни наших солдат", - признавал Григорий Зиновьев.

"Сводные отряды в значительной части оказались недееспособны, дали большой процент дезертирства, ослушания. Отряды Красной Гвардии обнаружи­ли слабую выносливость, плохую маневренность и боеспособность", - вспоминал советский военный деятель Владимир Антонов-Овсеенко.

"Армия бросилась бежать, бросая все", - заявил по горячим следам большевицкий главком Николай Крыленко.

Случайная дата

История учреждения праздника 23 февраля носит почти анекдотический характер.

Известная версия, будто в этот день Троцкий впервые выехал на фронт, не соответствует действительности.

На самом деле, 10 января 1919 года председатель Высшей военной инспекции Николай Подвойский предложил отметить годовщину издания декрета о создании РККА 28 января. Однако памятная записка, направленная им во ВЦИК, из-за бюрократической неразберихи не была рассмотрена вовремя.

Тогда решили совместить годовщину армии с "Днем красного подарка" - сбора продуктов и предметов первой необходимости для войск. В 1918 году он прошел 17 февраля, но в 1919 году дата пришлась на будний день, и мероприятие перенесли на ближайшее воскресенье 23 февраля.

Затем о нем забыли на три года, но в январе 1922 года ВЦИК озаботился празднованием четвертой годовщины РККА и в циркулярном письме исполкомам указал отметить ее 23 февраля.

На торжественном заседании в честь 15-летия РККА в 1933 году нарком обороны Климент Ворошилов признал, что "приурочивание годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и труднообъяснимый характер и не совпадает с историческими датами".

Рост престижа

Между тем, история историей, а сегодняшняя оценка обществом состояния российской армии и отношение к ней за последний год улучшились.

По данным Фонда "Общественное мнение", 37% россиян считают положение дел в армии удовлетворительным, а 33% отличным и хорошим - рекорд с 2002 года, когда фонд начал регулярно проводить подобные исследования.

В апреле прошлого года "пятерки" и "четверки" поставили армии 25% опрошенных, а в 2006 году всего 3%.

Число тех, кто полагает, что в российской армии царят упадок и беззаконие, снизилось по сравнению с 2006 годом с 71 до девяти процентов.

53% россиян считают, что ситуация в вооруженных силах улучшается, и лишь 7% видят обратную тенденцию.

66% респондентов ФОМ согласны с утверждением, что армия - школа жизни, которую должен пройти каждый настоящий мужчина. Число тех, кто относится к "уклонистам" с пониманием и сочувствием, составило 34% - в полтора раза меньше, чем 10 лет назад.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Министр обороны России снова носит военную форму

Правда, мысль, что все должны служить, оказалась близка 78% пенсионеров, которых данный вопрос напрямую не касается, и лишь половине молодых людей с высшим образованием.

По данным другого опроса ФОМ, для 77% граждан 23 февраля является праздником, а для 20% обычным выходным днем.

Аналитики усматривают как минимум три причины.

Во-первых, мгновенная и бескровная аннексия Крыма была расценена многими как свидетельство эффективности российской военной машины. Заявления западных политиков о том, что Россия снова стала угрозой для мира, эта часть граждан рассматривает как комплимент.

Во-вторых, переход к одногодичной службе по призыву позволил, наконец, в основном справиться с болезненной проблемой "дедовщины".

Третьим фактором является грамотная пиар-политика министра обороны Сергея Шойгу.

Практически не тронув нововведения своего предшественника Анатолия Сердюкова, он старательно избегает слова "реформа", при котором у среднего россиянина рука тянется к чему-нибудь тяжелому. В СМИ потоком идет информация о проверках боеготовности частей, маневрах, успешных испытаниях новой техники.

По данным опроса, Шойгу получил средний оценочный балл 4,42 - выше, чем у любого из российских министров.

Новости по теме