Убийство Бориса Немцова: кто виноват и что делать?

Люди возлагают цветы на месте, где был убит Борис Немцов

Автор фото, AFP Getty Images

Следственный комитет России объявил о нескольких версиях убийства Бориса Немцова, который был застрелен поздно вечером 27 февраля в самом центре Москвы, в паре сотен метров от Кремля.

Сторонники российской оппозиции возлагают ответственность за убийство Немцова на власть, создавшую в стране атмосферу ненависти.

Русская служба Би-би-си обратилась к политикам и политологам из разных стран с просьбой прокомментировать это трагическое событие.

Сэр Эндрю Вуд, бывший посол Великобритании в России

Чисто на человеческом уровне - глубокие сожаления по поводу убийства российского патриота. Борис Немцов был человеком мужественным, порядочным, а самое главное – он был так полон жизни. Я также скорблю о народе России, который живет сейчас в стране, где такое возможно, и где такие деяния могут быть поддержаны.

Никоим образом нельзя сказать, что Немцов был предателем или членом "пятой колонны". Ни одна страна, которая запрещает критику либо не поддерживает ее, не может нормально развиваться и процветать.

Никто не взял пока на себя ответственность за случившееся, никто не знает, кто стоит за убийством, мы не можем сказать, какая из озвученных на данный момент версий причин убийства верна.

Я знаю, что его портрет несли участники недавнего "Антимайдана", который был организован и оплачен правительством. Я предполагаю, что это может быть связано с его критикой по поводу политики России на Украине, с его исследованиями и анализом того, сколько российский военнослужащих там могло быть и чем они могли там заниматься. Это могло быть причиной. Однако если подходить шире, в нынешней России любой человек, который посмеет подвергнуть сомнению ту искаженную картину, которая преподносится властями, рискует подвергнуть свою жизнь опасности.

Сергей Марков, директор Института политических исследований

Я думаю, есть несколько версий убийства Бориса Немцова. Первая - это политическая версия с целью создать сакральную жертву, для того чтобы обвинить в этом убийстве Кремль и через это резко увеличить ненависть в российском обществе к Кремлю. Это главная версия.

Кому нужна была такая жертва? Тут три версии: оппозиция, американцы либо кто-то еще. Я полагаю, что оппозиция вряд ли. Ни Навальный, ни Ходорковский, я уверен, не "заказывали" Бориса Немцова.

Американцы? Тоже не верю, поскольку я знаю, как работают американцы. Чисто бюрократически им было бы очень трудно принять такое решение, чтобы убрать союзника, а Борис Немцов безусловно был союзником американцев. Наиболее вероятно - Cлужба безопасности Украины. Служба безопасности Украины уже давно превратилась в террористическую организацию, на счету у которой множество заказных убийств внутри Украины, в том числе сбитый малайзийский "Боинг".

То есть для меня самое вероятная версия - Служба безопасности Украины. Выбрано место рядом с Кремлем. Им это нужно, чтобы стимулировать российский "майдан", чтобы к власти в России пришли союзники нынешней украинской власти. Или, чтобы в любом случае российской власти было не до помощи Донбассу, восставшему против киевской хунты.

Орыся Луцевич, эксперт Королевского института Международных отношений в Лондоне

Кто бы ни стоял за убийством Бориса Немцова, та атмосфера, которая возникла в России в результате травли оппозиции и антифашистской риторики, она активизировала "черные силы" общества.

Эти силы опасны сейчас и для России, и для всего мира.

О различных версиях, озвученных на данный момент, в том числе об "украинском следе", мне бы не хотелось спекулировать.

Григорий Явлинский, основатель партии "Яблоко"

"Это преступление должно было быть оперативно и четко раскрыто, преступники должны были быть быстро найдены, а то, что быстро не получилось, говорит, что всё это произошло не случайно", - сказал Григорий Явлинский в интервью Русской службе Би-би-си.

В заявлении, опубликованном на своем сайте, основатель партии "Яблоко" также сказал, что политическую ответственность за это убийство несет власть в целом и лично президент Путин - те, кто начал, ведёт войну и проводит пропагандистскую кампанию ненависти в её поддержку.

Глеб Павловский, российский политолог

Я считаю бессмысленным обсуждать версии в таких случаях, когда имеешь дело с террористическим актом. Это теракт, и одна из многих задач любого теракта - заставить обсуждать, по возможности, самые разные версии, запутывая друг друга и приписывая ложные мотивы разным группам. Перед нами - теракт, он демонстративен, открыт, очень прям, он демонстрирует, что располагает средствами власти и демонстрирует это таким образом, что у власти теперь проблема, как отбить это, как доказать обратное. Доказать обратное можно, только вскрыв все преступление, а это, боюсь, не удается сделать, во всяком случае, не удается сделать сейчас и, боюсь, не удастся сделать быстро.

Теракт происходил в месте, наверное, самом опасном для террориста, если бы он был одиночкой. Рядом с Кремлем, где несут контроль практически все наши силовые структуры. И, главное, все это произошло после того, как Немцова два года обвиняли в каких-то мыслимых и немыслимых преступлениях, превращая его в мишень, ведя травлю политика, травлю всенародную, от которой у него не было ни одной возможности защищаться, так как у него не было доступа к телеэфиру в той степени, в которой доступ был у его врагов.

И ничего удивительного бы не было даже, если бы в этой атмосфере теракт совершил обезумевший одиночка, поддавшийся вот этому медиа-внушению. Но явно совершенно, что теракт совершил не одиночка.

Мы оказались перед реальностью, в которой от управления политики медиа-киллерами мы переходим к управлению политики просто киллерами непонятного происхождения. Все это предстоит осознать, но осознать кому?

Проблема в том, что сейчас отсутствует в политике безусловно тот субъект - его называют оппозицией - который может принимать политические решения. За эти сутки почти не было, с моей точки зрения, формулировок, выступлений, которые можно рассматривать как политические заявления, адекватные моменту. Этот теракт показал, что оппозиции у нас в данный момент нет. И эта одна из проблем ближайшего будущего, но хорошо хотя бы, что мы это видим.

Сегодня мы входим в новый ландшафт, мы думали в прошлом году, что мы уже в нем, а оказывается, мы еще не были в нем вполне. Это уже новая ситуация, где крови больше, в том числе и внутри страны, а не только далеко от Москвы и где-то на восточной Украине. И наша политика будет становиться другой - и жестче, и трезвее.

Ирина Хакамада, экс-кандидат в президенты РФ

Я согласна с теми, кто говорит, что что-то подобное должно было случиться, потому что в течение года на протяжении конфликта с Украиной информационная война велась не только в отношении Украины, она накручивала агрессию в поиске врагов внутри страны. Речь шла, конечно, об оппозиции, которая получила термин "пятая колонна", то есть "предатели на деньги Запада".

Я видела в свое время в Интернете этот список "пятой колонны". Уж не знаю, откуда он, но там были все, включая и людей, далеких от политики.

Я сама участвовала сначала в теледебатах, но уже где-то с полгода отказалась на них ходить. Я поняла, что это избиение некорректное меньшинства в целях показать, что мы все "куплены американским госдепом" и т.д. Я поняла, что это бессмысленная история.

И когда такое нагнетание происходит в стране, которая еще испытывает кризис, понятно, что обязательно прольется кровь. А уже на тему, кто ее пролил, я рассуждать не способна. Сценариев полно. Меня настораживает, что убийство известного политика у нас – это не первый случай. Как и журналистов, и адвокатов, - не будем перечислять. Но все это происходило в основном в темных переулках, в подъездах, квартирах. Здесь же убийство демонстративное и дерзкое. Оно посылает какой-то месседж. И я уверена, что это сигнал со стороны какой-то организованной группы, а не любителей-отморозков, которым просто так не нравился Немцов, и они решили его удалить, не поделив чего-то там.

В 200-х метрах от Кремля, демонстративно, под камерами, в упор расстрелять и потом исчезнуть – это какая-то черная метка, посланная, по-моему, всем. И Кремлю, и оппозиции, и Западу, и всем на свете.