В семье обвиняемых по делу Немцова не верят следствию

  • 17 марта 2015
Media playback is unsupported on your device

Корреспондент Би-би-си Сара Рейнсфорд побывала в Ингушетии и поговорила с матерью, родственниками и знакомыми Анзора и Шагида Губашевых, обвиняемых в одном из самых громких преступлений в современной истории России - убийстве видного оппозиционного политика Бориса Немцова.

Далеко от Москвы, на Северном Кавказе, в коридоре дома, где живет семья Губашевых, беспечно играют дети. Однако у взрослых на лицах написана тревога.

Анзору и Шагиду, как и еще трем фигурантам дела, предъявлены обвинения по статьям об убийстве и незаконном обороте оружия. Они арестованы и находятся в следственном изоляторе в Москве. На прошлой неделе обвиняемых посетили правозащитники и потом рассказали, что видели на теле у арестованных следы пыток.

Во вторник 17 марта стало известно, что Следственный комитет РФ счел нецелесообразным посещение Михаилом Федотовым, председателем президентского Совета по правам человека, подозреваемых в убийстве Бориса Немцова в СИЗО. Днем ранее адвокат главного обвиняемого Заура Дадаева заявил, что его подзащитный имеет алиби. Во вторник агентство Интерфакс со ссылкой на источник сообщило, что все пятеро обвиняемых отказались давать показания и сотрудничать со следствием.

"Добрые и уважительные"

"Я уверена, что они не виноваты, перед Аллахом говорю. Как они могут быть виноваты, если они и мухи не обидят? – восклицает их мать Зулай. – Если бы я думала, что они убийцы, я бы сказала – делайте с ними, что хотите. Но они не могли такого сделать", - добавляет она сквозь слезы.

Другие женщины в этой семье говорят, что 33-летний Анзор и 32-летний Шагид – добрые и уважительные.

Правообладатель иллюстрации Gubashev
Image caption Анзор и Шагид Губашевы с родственником (в центре)
Правообладатель иллюстрации Gubashev
Image caption Анзор Губашев и Заур Дадаев
Правообладатель иллюстрации Gubashev
Image caption Братья Губашевы с родственником (в центре)

Они чеченцы, но выросли в Ингушетии. Десять лет назад в поисках работы уехали в Москву. Анзор перебивался случайными заработками, в последнее время подрабатывал охранником в магазине, рассказывает Зулай. У Шагида была постоянная работа – водителем КАМАЗа.

На семейных фотографиях, которые нам показали, братья позируют в компании родственников, а Шагид - еще и во время отпуска в Египте.

Есть и фотография их двоюродного брата, Заура Дадаева, бывшего заместителя командира батальона "Север" МВД Чечни, а ныне обвиняемого в убийстве Бориса Немцова. Какими доказательствами этого обвинения располагает следствие, пока не известно. Известно лишь, что российский президент Владимир Путин, одним из самых яростных критиков которого был Немцов, приказал раскрыть это преступление.

"Не такие"

Мать Анзора и Шагида вспоминает, как она услышала об убийстве Бориса Немцова по телевизору. По-человечески ей было его жалко, но Зулай подчеркивает, что ее семье нет дела до московской политики: "И сыновьям тоже – они простые, пришел с работы, отдохнул…"

Братья Губашевы, как и Заур Дадаев, росли в селе Вознесенское, а позже, из-за селя, были вынуждены переехать в село по соседству. Однако маленькая мечеть на холме по-прежнему действует, и после пятничной молитвы мужчины обсуждают московские аресты. Многие из них учились в школе хотя бы с одним из обвиняемых.

Image caption Сестра и мать братьев Губашевых
Правообладатель иллюстрации Gubashev
Image caption Шагид Губашев в Египте

"Они не такие парни, чтобы участвовать в чем-то подобном, - говорит мне один из бывших одноклассников Анзора Губашева. – Может, их использовали – попросили кого-то сопровождать или доставить что-то за деньги, и они не понимали, во что вляпались".

Местные мужчины отвергают версию о том, что Немцова якобы убили из-за того, что тот поддерживал авторов карикатур на пророка Мухаммеда во французском сатирическом журнале Charlie Hebdo. Местный имам не знаком с обвиняемыми, а жители села говорят, что никогда всерьез не обсуждали историю с Charlie Hebdo и его карикатурами.

"Следы пыток"

Братьев Губашевых арестовали неделю назад, когда они подъезжали к Вознесенскому на черном BMW Шагида.

Свидетель задержания рассказал Би-би-си, что видел, как один из братьев лежал на земле в наручниках, а на другом, тоже лежащем, сидел спецназовец и обыскивал его. На головах обоих братьев были мешки.

Производившие арест использовали автомашины без каких-либо опознавательных знаков – но здесь считают, что они были из ФСБ. Перед тем как уехать, с машины Шагида сняли номера.

Image caption Братья ехали в Вознесенское на BMW Шагида, когда их остановили и арестовали

Потом семья увидела Шагида и Анзора уже по телевизору – вооруженные, в масках сотрудники спецназа вели их, подталкивая, по коридорам московского суда.

В начале следствия судья сообщил, что Заур Дадаев якобы признался в совершенном преступлении. Правда, потом Заур заявил, что дал эти показания под пытками. Он рассказал правозащитнику Андрею Бабушкину, посетившему его в СИЗО, что его начали избивать еще в Ингушетии, до того, как переправили в Москву. По словам Бабушкина, похоже, что Дадаева пытали током.

Братьев Губашевых задержали уже после того, как Дадаев якобы признался в убийстве Немцова. Их сестра Румиза говорит, что на невиновность братьев указывает само их поведение: они приехали искать своего двоюродного брата уже после того, как его арестовали.

"Вот я необразованная, но даже я, если бы была виновата, то спряталась бы, - говорит она. – А они что же?"

Следствие до сих пор не сделало достоянием общественности видеозапись с камер наружного наблюдения, на которой было бы видно, что произошло на мосту, когда Борис Немцов был застрелен. Неясно и то, какие роли, по версии следователей, играли пятеро обвиняемых.

Для семьи Губашевых пока очевидно только одно: все пятеро уехали из Москвы сразу после того, как Немцов был убит. В семье боятся, что братья стали пешками в чьей-то большой политической игре.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Шагид Губашев в зале суда (в центре)

Пока отец пытается добиться встречи с сыновьями в Москве, женщины ждут в тревоге дома.

Зулай всегда мечтала, что ее сыновья женятся и у нее будут внуки. "Все время у нас с сыновьями была одна тема – приехали чтобы [из Москвы], поженились… Свадьбу чтобы сыграть". Теперь она переживает, что нескоро их снова увидит.

Новости по теме