Злоключения "Тангейзера": назад к цензуре?

  • 30 марта 2015
Сцена из постановки "Тангейзера" в Новосибирском оперном театре Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Постановка нетрадиционно трактовала образ Христа

После паузы, на протяжении которой власти, похоже, не знали, что делать с вызвавшей дискуссии новосибирской постановкой вагнеровского "Тангейзера", министерство культуры определилось жестко и однозначно: директор театра уволен, по данным СМИ, спектакль будет снят с репертуара в ближайшие дни.

По мнению аналитиков, речь идет не об изолированном факте, а о тенденции. При этом эксперты подчеркивают, что стороной конфликта выступает не столько церковь, сколько государство, и "дело "Тангейзера", прежде всего, политическое.

Власть и церковь

"Все логично, предсказуемо и закономерно. Церковь стала фундаментальной частью "вертикали", - заявил Русской службе Би-би-си бывший член президентского Совета по правам человека, ныне независимый политолог Дмитрий Орешкин.

Между тем обращает на себя внимание то, что от имени РПЦ с начала конфликта вокруг "Тангейзера" высказывался только новосибирский митрополит Тихон.

Патриарх Кирилл, его правая рука митрополит Иларион и официальный представитель патриархии протоиерей Всеволод Чаплин хранили молчание, а председатель синодального информационного отдела патриархата Владимир Легойда даже выступил с заявлением, что "церковь, конечно, не собирается вводить цензуру".

По оценкам аналитиков, патриарх и его ближайшее окружение - люди достаточно искушенные, способные мыслить исторически и заглядывать далеко вперед. Они помнят, что чрезмерное открытое сближение с государством в царские времена сослужило РПЦ худую службу, и помнят, что "дело Pussy Riot" укреплению ее авторитета, мягко говоря, не способствовало.

"Высоким духовным особам просто незачем бежать впереди паровоза. Владимиру Путину они и так нравятся, и не делают лишних телодвижений, чтобы понравиться еще сильнее", - считает политолог Михаил Глобачев.

"Церковь проводит прагматичную политику, - указывает Дмитрий Орешкин. - Зачем лишний раз засвечиваться, если с их точки зрения все и так идет как надо?"

"Решающую роль сыграла позиция государства. Представлять дело таким образом, что церковь дает указания министерствам и прокуратуре, не вполне верно. Достаточно того, что ей никто не возражает. Все бегут за общим трендом. Для бюрократии церковь своя, а экспериментирующие интеллектуалы чужие", - говорит Михаил Глобачев.

Не царское дело?

В аналитических кругах гадают, явились ли административные меры в отношении "Тангейзера" результатом указания Владимира Путина или личной инициативой министра культуры Владимира Мединского.

Версия о вмешательстве с самого верха выглядит небезосновательной. Суд не выявил нарушений, спектакль шел себе и шел, и вдруг все изменилось. Новосибирский губернатор Владимир Городецкий 3 марта высказался против вмешательства в ситуацию правоохранительных органов, а 30-го назвал постановку "совершенно безобразным случаем".

Тем не менее, собеседники Русской службы Би-би-си склонны полагать, что решение принималось кремлевской администрацией и минкультом.

"Все-таки это не уровень Путина, - считает Дмитрий Орешкин. - Исключить ничего нельзя, но не думаю, что Путин станет уподобляться Сталину, который на исходе лет занялся языкознанием".

"Вряд ли к этому непосредственно причастен Путин", - соглашается Михаил Глобачев.

Православные атеисты

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption На митинге в Новосибирске преобладала не религиозная, а политическая символика

Аналитики находят глубоко показательным, что участники митинга "православной общественности", состоявшегося в Новосибирске 29 марта накануне увольнения директора театра, держали в руках в основном не иконы и хоругви, а портреты Путина и георгиевские ленты.

Михаил Глобачев указывает на существование в российском обществе особой категории людей, которых эксперт называет "православными атеистами".

"Для президента и его сторонников церковь - элемент отстаиваемой ими модели мира, в которой должны быть жесткие поведенческие нормы, иерархия ценностей, непререкаемые авторитеты, короче, все, что они обозначают словом "порядок", - считает генеральный директор Центра политических технологий Игорь Бунин.

Монополия на истину

"Где был райком, там храм стоит!" - сказал о современной России политолог Евгений Сатановский.

По мнению многих его коллег, государство и часть граждан не привыкли жить без "райкома", а как он называется, в конце концов, не важно.

"Концепция "вертикали" подразумевает монизм власти. Одна группа людей знает, что хорошо и что плохо, и должна находиться у власти вечно. Один Бог на небе, один его наместник на земле, одна идеология в головах. Все, кто против этого - враги или изменники и подлежат, как минимум, моральному осуждению", - говорит Дмитрий Орешкин.

Аналитики указывают, что православие в российском массовом сознании - не столько Бог и евангельская мораль, сколько "русская вера", политическая и цивилизационная идентичность, предусматривающая приверженность консерватизму, антизападничеству и сильной власти, и нынешнее руководство России ценит его, прежде всего, за это.

"Идеократия чем хороша? - рассуждает Дмитрий Орешкин. - В западной модели правительство - это ЖЭК, о работе которого судят по состоянию канализации. Отсюда критическая оценка власти гражданами, состязательная демократия, сменяемость и прочие европейские извращения. Если главное - идея, то люди могут ходить в дощатый сортир на улице и считать, что их жизнь полна смысла".

"Надо веровать, а во что - вопрос второй. Православие даже практичнее, чем марксизм, поскольку тот сулил рай на земле, а религия предлагает надмирный идеал, вообще никак не коррелирующий с реальной жизнью", - добавил он.

Бесконфликтное искусство

В воскресной программе "Вести недели" на телеканале "Россия 24" министр культуры Владимир Мединский высказал мнение, что "действия, осуществленные учреждениями культуры за государственный счет, не должны становиться поводом для массовых волнений".

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков также считает, что государство, выделяя деньги, вправе ожидать от творческих коллективов "корректных" постановок.

"Господин Мединский не имеет отношения к культуре, он имеет отношение к пропаганде, - прокомментировал Дмитрий Орешкин. - Видимо, с его точки зрения театр - форма воспитательной работы. Искусство - то, что перетряхивает, заставляет взглянуть на привычные вещи по-новому, вызывает эмоциональный шок, иначе оно не искусство, а передовица "Правды".

Что касается "счета", то средства налогоплательщиков принадлежат не только православным патриотам и консерваторам, напоминает эксперт.

"Но так только в рамках либеральной модели, - говорит он. - В рамках идеократии только власть знает, что народу нужно. У инакомыслящих нет прав, пусть благодарят, если их в тюрьмы не сажают".

"В России не принято считаться ни с чьим мнением, кроме мнения правящей бюрократии", - заметил Михаил Глобачев.

В российской реальности привлечь частное финансирование для театральной постановки, да и вообще любой деятельности, не одобряемой властью, проблематично, указывает он.

Цензура или самоцензура?

Замглавы кремлевской администрации Магомедсалам Магомедов предложил ввести предварительный просмотр театральных постановок перед показом.

"Я сегодня беседовал с министром культуры. Наверное, надо на каком-то этапе смотреть репертуар", - цитирует чиновника агентство РИА Новости.

Как это происходило в былые времена, граждане на днях имели удовольствие видеть в прошедшем на Первом канале телесериале "Орлова и Александров".

"Форма будет не советская, а, как нынче модно говорить, гибридная, - полагает Дмитрий Орешкин. - Вовсе не обязательно вводить цензуру и худсоветы де-юре. Достаточно дать понять режиссерам, что, если они не будут "советоваться", с ними и их постановками может случиться плохое".

Косвенное давление, наряду с прямым, практиковал и Сталин.

На кремлевском приеме в честь полярников те, подвыпив, стали просить Леонида Утесова исполнить "С одесского кичмана бежали два уркана". Певец замялся: "Ну, если товарищ Сталин разрешит…".

"Товарищ Сталин никому ничего не запрещает, - недовольно сказал вождь. - А вы, товарищ Утесов, должны сами понимать, что хорошо и что нет".

С тех пор на правительственные концерты Утесова не приглашали, и первую государственную награду он, несмотря на всенародную любовь, получил только в 50 лет.

По данным недавнего опроса Фонда "Общественное мнение", в вопросе о цензуре для защиты чувств верующих общество разделено практически поровну. 42% считают ее необходимой, 35% выступают за свободу творчества, в том числе половина москвичей и большинство граждан с высоким уровнем образования и дохода.

Новости по теме