Госдума введет российский вариант "права на забвение"

  • 12 июня 2015
nilov_dengin_levin Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Думский комитет по инфополитике во главе с Леонидом Левиным (справа) и Вадимом Деньгиным (в центре) одобрил проект о "праве на забвение", одним из соавторов которого стал Деньгин.

Госдума 16 июня начнет рассматривать закон о "праве на забвение" - праве человека требовать от интернет-поисковиков удаления ссылок на информацию о себе. Обставлять это право оговорками о свободе слова и информации, как это сделано в Европе, депутаты не стали.

Согласно проекту дополнений к нескольким законам, поисковые системы будут обязаны по письменному требованию гражданина удалять ссылки на ту информацию о нем, которую он сочтет недостоверной, а также на достоверную информацию о событиях, произошедших больше трех лет назад.

Исключение сделано для информации о "событиях, содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, а также информации о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость".

Независимые от российской власти эксперты опасаются, что такой закон позволит публичным фигурам прятать неудобную для них информацию.

"Введение новой ст. 10.3 в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации» может создать почву для злоупотреблений, когда лица будут требовать удаления нежелательной для них информации, которая при этом может представлять общественный интерес. Данное нововведение противоречит принципу свободы массовой информации, гарантированному ст. 29 Конституции РФ и может оказать "охлаждающий эффект" на свободу слова", - написала депутатам в официальном отклике на законопроект доцент департамента медиа Высшей школы экономики Елена Шерстобитова.

Забота о людях

Один из авторов закона депутат Алексей Казаков уверяет, что публичные фигуры, в частности, политики, тут вообще не имелись в виду. Кроме того, подчеркивает депутат, удалять предлагается ссылки в поисковых системах, а не саму информацию.

"В данном случае речь не идет о профессиональных политиках, о людях общественных, которые уже давно привыкли и к клевете, и к различной неактуальной информации - мы умеем защищать себя в суде, мы умеем на это не реагировать. И понятно, что удаление ссылок на ту или иную информацию для практикующих политиков - это ничто, нам надо решать вопрос с фактическим материалом, если мы подаем в суд. Поэтому данный законопроект ориентирован на [рядовых] граждан, чтобы у них появилось обоснованное законное право на актуальную, правдивую информацию о себе в интернете", - сказал Казаков bbcrussian.com.

В пояснительной записке депутат Казаков и его соавторы уверяют, что их проект "согласуется с общеевропейской практикой решения аналогичных вопросов".

Однако европейские документы о "праве на забвение" отличаются от российского проекта по крайней мере в одном важном пункте: в них отдельно подчёркивается необходимость соблюдать свободу слова и прессы и учитывать общественную значимость информации, которую предлагается удалить. В российском законопроекте никаких упоминаний о свободе слова и общественно важной информации нет.

"Мы ссылаемся на наличие подобного законопроекта в Европе, но мы не ставим перед собой задачу копирования европейских законов. Мы работаем в интересах наших граждан в том понимании, как мы себе их представляем", - объясняет Алексей Казаков.

С поправкой на свободу информации

В Европейском союзе "право на забвение" регулируется директивой Еврокомиссии 95/46/EC о защите данных, принятой еще в 1995 году, а также решением Европейского суда по "делу Костехи" и некоторыми другими актами, а скоро будет регулироваться новыми "Общими правилами защиты данных" (General Data Protection Regulation (GDPR).

Национальное законодательство стран ЕС должно соответствовать требованиям этих документов.

В статье 12 директивы 95/46/EC говорится о праве "субъекта данных" на пересмотр, удаление или блокирование интимной или ложной информации о нем, но с оговоркой "когда это уместно". В девятой же статье директивы говорится об исключениях для информации, используемой в журналистских целях, и о соблюдении свободы слова.

В проекте "Общих правил защиты данных" также говорится об ограничениях "права на забвение".

"В то же время дальнейшее сохранение информации должно быть разрешено, если это необходимо для целей исторических, статистических или научных исследований, если это сохранение служит интересам общества в области здравоохранения, для отправления свободы слова, в предусмотренных законом случаях, а также в случаях, когда есть причина ограничить обработку данных вместо их удаления", - говорится в проекте, который весной 2014 года прошел первое чтение в Европарламенте.

Европарламент, кстати, в ходе первого чтения переименовал "право на забвение" (right to be forgotten) в "право на удаление" (right to erasure).

"Дело Костехи"

В странах, где независимость суда и судей не вызывает обоснованных сомнений, простое напоминание о необходимости соблюдать свободу слова и общественно значимой информации многим кажется достаточным. Тем не менее, и в Евросоюзе многие опасаются, что, например, политики могут попытаться воспользоваться "правом на забвение", чтобы удалить ссылки на информацию о каких-нибудь своих прошлых грехах. Правда, при наличии свободной прессы такие попытки привели бы к "эффекту Стрейзанд" - интерес и осведомленность публики об этих грехах, наоборот, выросла бы скачкообразно.

Важнейшим для поисковых систем стало решение, которое принял в мае 2014 года Европейский суд (суд Евросоюза в Люксембурге, а не Европейский суд по правам человека). Рассматривая прецедентное "дело Костехи", Европейский суд постановил, что Google должен удалить ссылки на информацию о продаже дома с аукциона.

Испанец Марио Костеха Гонсалес решил, что это напоминание о том, что когда-то много лет назад у него были финансовые проблемы, совсем не обязательно видеть всем, кто наберет его имя в Google. Иск Костехи Европейский суд объединил с парой сотен аналогичных исков.

Представители поисковой системы были уверены, что выиграют тяжбу, так как сама беспокоившая Костеху информация - просто-напросто объявление - лежит в архиве на сайте одной газеты.

Но суд решил иначе, в первый же день после этого решения в Google поступили 12 тысяч заявлений, и поисковик был вынужден создать Консультативный совет из экспертов со всей Европы для рассмотрения этих заявлений, а также вывесить стандартную форму заявления.

Евросоюз планирует принять "Общие правила защиты информации" в конце 2015 или начале 2016 года и ввести их в действие с 2017 года.

В США дискуссии о "праве на забвение" идут, но пока и в общественном мнении, и в юридической практике побеждает Первая поправка к Конституции США, гарантирующая свободу слова и информации.

Новости по теме