Чего добиваются арестами активов акционеры ЮКОСа?

  • 18 июня 2015
Михаил Ходорковский, выступление в Вашингтоне 17 июня 2015 г. Правообладатель иллюстрации AFP Getty Images
Image caption Михаил Ходорковский с одобрением воспринял информацию об аресте активов России в Бельгии

Бельгийские судебные приставы в среду уведомили российские учреждения в стране о подготовке к аресту их имущества. Речь идет о решении Гаагского третейского суда по иску бывших акционеров ЮКОСа.

Российские власти уже назвали действия Бельгии незаконными и пообещали обжаловать возможный арест государственных активов. Глава минэкономразвития Алексей Улюкаев сообщил, что исключает возможность каких-либо выплат по этому иску.

Ведущие юристы тоже напоминают, что едва ли не все предыдущие попытки получить с России хоть какие-нибудь деньги в счет проигранных в западных судах дел заканчивались безрезультатно. Каковы шансы в этот раз?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует на эту тему с Дмитрием Гололобовым, главным партнером лондонской юридической компании Gololobov and Co, бывшим юристом ЮКОСа.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: 47 российских учреждений в Бельгии получили уведомительные письма, где их предупреждали о возможном аресте их имущества. Это стандартная процедура, непонятно, почему она вызвала такой шум. И еще менее понятна позиция Кремля, которую озвучил господин Улюкаев, и не только он, что платить не будем никогда и никому. 50 млрд - большая сумма, но ее не надо выплачивать целиком, а поскольку на нее будут начисляться проценты, может быть, проще договориться? Что здесь с юридической точки зрения?

Дмитрий Гололобов: Речь идет не об исполнении решения Европейского суда, о котором так много говорилось. Та сумма – 1,8 млрд и по этому решению ничего не арестовывалось и арестовываться не может. Конвенцию исполняют добровольно, Россия может исполнить это решение только добровольно, естественно, под определенным политическим прессом из Европы. Речь идет об исполнении решения третейского суда в Гааге на 50 млрд. Группа МЕНАТЕП уже давно каждые 3 месяца обещает, что она будет обращать взыскания на активы. Пару месяцев назад они объявили, что они подали на исполнение решения, которое должно было добровольно исполниться в начале этого года, а Россия его не исполнила. Они подали в суды США, Германии, Великобритании и Франции, и еще в ряд европейских стран. В относительно небольшой Бельгии это провернулось быстрее всех. Потом Франция, и в ближайшее время, возможно, увидим и другие страны. Ничего неожиданного в этом не было. Решение было вынесено относительно давно, широко обсуждалось, но в России, по-видимому, ничего не предпринималось. Само ничего не "рассосалось", поскольку для группы МЕНАТЕП, учитывая давний конфликт с Россией, это вопрос не только денег, вопрос политический, в том числе для главного акционера господина Ходорковского, который охотно комментирует события на своем сайте. Таким образом, эта битва будет продолжаться до тех пор, пока кто-то не добьется решающего преимущества.

М.С.: Каким может быть решающее преимущество, исходя из того, что все случаи, кроме одного, с немецким бизнесменом, Россия "выигрывала" - ничего не платила?

Д.Г.: Тенденция неутешительная, но МЕНАТЕП – это очень богатые люди, которые имеют большой опыт разборок с РФ. Они долго к этому готовились, их представляют серьезнейшие юридические фирмы, и они принципиально заинтересованы не столько получить деньги, сколько поставить Россию на колени. Прецедент исполнения этого решения станет суперпрецедентом, о нем будут писать статьи и обсуждать очень долго. Такого еще раньше не было, никакие правила тут неприменимы. Можно будет увидеть самые неожиданные ходы и самые неожиданные аресты. Но проходить все будет в законных рамках. Никто не будет арестовывать госактивы, защищенные иммунитетом, а их подавляющее большинство. Никто не арестует активы частных компаний, в том числе даже "Роснефти", потому что есть судебное решение о том, что это частные компании со своими акционерами, советом директоров – нужен очень солидный доказательственный тест, что такая компания фактически полностью контролируется государством. Так что компании типа "Роснефть" и "Газпром" пока вне игры. Пока дело идет об очень небольшом количестве активов, которые государство использует в коммерческих целях. Журналисты посчитали, сколько стоят все российские активы по всему миру [в том числе под иммунитетом]. Это – около 3 млрд долларов. Сколько покрыто иммунитетом – это вопрос. Предполагается, 90-95%. Как группа МЕНАТЕП будет действовать, когда она добьется хотя бы минимального взыскания, неизвестно. Но не следует забывать, что на сумму в решении начисляются проценты – почти 2% в год, то есть миллиард. Долг растет быстрее, чем он будет взыскиваться.

М.С.: Так что именно у России можно отобрать? Исполнение решения суда по правам человека – дело добровольное, исполнение решения арбитража – вынужденное. Но того, что можно отнять по закону, не так много. Во-вторых, специфическое положение России сегодня на международной арене позволяет особенно не беречь свое "реноме". И задача "поставить на колени" представляется недостижимой.

Д.Г.: Но задача именно такая. Она связана с проблемой, о которой в этом деле никто не думает - с судьбой Алексея Пичугина, который отбывает пожизненное заключение в России уже 12 лет. Это политическая составляющая в этом деле – положительное решение судьбы Пичугина. Такие заявления делались – выпустите последнего заключенного по делу ЮКОСа, и мы откажемся от своих претензий, - как прямо, так и косвенно. Это подтверждает, что у группы МЕНАТЕП нет другого выхода, как драться до победного конца. Взыскать с России можно мало. Но группе МЕНАТЕП отступать некуда. Она будет заниматься взысканием, пока не упрется в полный тупик, что случится лет через семь, либо принудит Россию к чему-то, что маловероятно.

М.С.: Но резервы группы МЕНАТЕП тоже небеспредельны. Подобное ведение юридической деятельности на самом высоком уровне стоит больших денег. И деньги у группы МЕНАТЕП могут закончиться раньше, чем у российского государства. Тем более что оно на противостояние в суде денег особенно не тратит. Процессы такого уровня двигаются небыстро. Ваш прогноз, как это будет дальше развиваться?

Д.Г.: Будет еще ряд попыток ареста в разных юрисдикциях, потом будут локальные бои, типа боя по торгпредству. Значительное количество активов находится в Германии, США, Великобритании - это горячие точки, в том числе в последних двух в силу прецедентного права и авторитета этих юрисдикций. В Великобритании вряд ли много активов, в США можно что-то найти – страна большая. Потом мы увидим принципиальную схватку по поводу активов какой-то государственной компании типа "Роснефти" и ВТБ. Это будет долгий и горячий процесс, который породит еще один прецедент – возможно ли обращать взыскание на компанию, которая, по мнению взыскателя, является инструментом государства.

М.С.: Здесь самое сложное – доказать, что та или иная компания – инструмент государства. Что через него государство осуществляет коммерческую деятельность, и она иммунитетом не покрывается. А у ВТБ проблемы с французами начались еще вчера, о чем сообщил глава банка господин Костин. Счета были заморожены, но их немедленно разморозили, на следующее утро. И получается, что, если соблюдать юридические условия, то сумму в 50 млрд физически получить невозможно.

Д.Г.: Согласен, перспектив никаких, если только не будет принято решение о взыскании с компаний типа "Роснефть". Такое решение представляет собой самостоятельный сложнейший юридический процесс. "Роснефть" обладает огромными ресурсами, огромным опытом и биться будет насмерть. А Игорь Иванович [Сечин] показал себя очень опытным менеджером, договорившись с бывшими американскими менеджерами ЮКОСа, которые судились с "Роснефтью" годами по поводу внутрикорпоративных долгов. Так что это будет схватка века, которая войдет во все юридические учебники.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме