Почему Кремль усиливает давление на гражданское общество?

  • 9 июля 2015
Основатель Фонда некоммерческих программ "Династия", профессор ГУ ВШЭ Дмитрий Зимин Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Фонд "Династия" завершил свою деятельность

После полутора месяцев раздумий фонд поддержки российской науки "Династия" 8 июля объявил о самоликвидации, после того как минюст включил его в перечень "иностранных агентов".

Основанием послужило решение главного спонсора фонда, основателя компании "Вымпелком" Дмитрия Зимина, прекратить финансирование.

Ничего иного наблюдатели не ожидали: кому охота жертвовать средства и вместо благодарности получать придирки?

Зимин не скрывал, что поступает так из принципа.

"Тратить свои личные деньги под маркой неведомого мне иностранного государства я, конечно, не буду", - заявил он в мае Интерфаксу.

Новый поворот

Закон об "иностранных агентах" был принят еще в июле 2012 года. Но в ситуации с "Династией" имеются, как минимум, два новых момента.

Во-первых, фонд финансировался не иностранцами, а российским бизнесменом. Средства лишь технически приходили с зарубежных счетов.

Во-вторых, "Династия" не занималась не только политической, но и околополитической деятельностью, а лишь чистой филантропией в сфере науки и образования.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков 8 июля выразил сожаление в связи с ликвидацией фонда.

"Статус иностранного агента не подразумевает какой-то запрет на деятельность. У фонда "Династия" была возможность продолжать деятельность", - сказал он.

"Дмитрий Зимин - не только предприниматель, но и крупный изобретатель, в свое время внесший свой вклад в укрепление российской противоракетной обороны, а потом способствовавший со своим фондом тому, чтобы молодые ученые оставались в России, - заметил генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. - А ему плюнули в душу и сказали: утрись. Полное непонимание того, что есть такая вещь, как чувство собственного достоинства".

Расширенное толкование

Закон формально адресован НКО, занимающимся политической деятельностью. Согласно общепринятой трактовке, таковой является участие в выборах путем выдвижения или поддержки кандидатов.

Правозащитники и независимые наблюдатели указывали, что содержащаяся в документе фраза "формирование общественного мнения для воздействия на решения госорганов с целью изменения их политики" грозит превращением в "агентов" большинству общественных организаций, в том числе экологам, борцам за сохранение архитектурных памятников и права инвалидов.

На встрече с членами президентского Совета по правам человека 12 ноября 2012 года Владимир Путин согласился с тем, что "все, что не связано с политикой, должно быть исключено из действия этого закона", однако документ был принят в неизменном виде и с тех пор только ужесточался.

Но "Династия" не имела к политике даже косвенного отношения.

Видимо, впредь под ударом оказывается любая независимая обшественная деятельность и несанкционированное спонсорство. Только государству и связанным с ним структурам будет дозволено выступать в роли благодетелей и решать, кого поддерживать, а кого нет.

Так в свое время Петр I своим указом запретил подавать нищим. Желаешь помогать людям - неси денежки в казённый приказ, там им найдут применение.

Год иностранного агента

Между тем случай с "Династией" - лишь верхушка айсберга. Если за первые два года действия закона в реестр попала всего одна организация, то за последние 12 месяцев - 69. Правда, две из них после разбирательства из перечня исключили.

Начиная с февраля, минюст и генпрокуратура начали волну массовых проверок, продолжающуюся поныне.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption В этом году ни "Мемориал", ни Московская Хельсинкская группа не получили грантов президентской администрации

Некоторые наблюдатели усматривают в истории с "Династией" не политическую, а бюрократическую логику. Любая работа, коли она проводится, должна быть эффективной, а эффективность в данном случае измеряется количеством выявленных "агентов". Но бюрократы проявляют рвение, когда есть соответствующая установка.

"Окружение чует, чем можно угодить. Мы тут на страже, стараемся, морим их, как тараканов", - иронизирует Валерий Хомяков.

"Агенты" и "нежелательные"

В мае 2015 года закон об "агентах" был дополнен законом о "нежелательных организациях", который позволяет не только наклеивать на неугодных оскорбительный ярлык и создавать дополнительные трудности в работе, но и прямо запрещать их деятельность в России.

Члены Совета Федерации уже подали в генпрокуратуру так называемый "патриотический стоп-лист" из 12 благотворительных и исследовательских организаций, в основном, прямо или косвенно связанных с Соединенными Штатами.

"На этом не будет поставлена точка", - заявил "Известиям" анонимный высокопоставленный источник в верхней палате. По данным издания, на подходе новый список, ещё из восьми организаций.

МИД России, по словам заместителя министра Геннадия Гатилова, также намерен активно включиться в эту деятельность.

Вышли из милости

Наконец, 2015 год принес с собой еще одно новое явление.

В 2013-2014 годах гранты президентской администрации и минэкономразвития, выделяемые в рамках программы поддержки российских НКО, получали "Мемориал", "Голос", "Агора", Московская Хельсинкская группа, движение "За права человека".

Одни правозащитники усматривали в этом подкуп и приручение, другие - позитивную попытку установления хоть какого-то диалога с гражданским обществом.

Звучала критика и с противоположного фланга.

"Этим людям не то что гранты давать - выслать из России в любимую Европу, и пусть там бомжуют", - заявил в 2013 году бывший вице-губернатор Волгоградской области Олег Матвейчев.

Повлияло на Кремль мнение Матвейчева или нет, но по итогам тендера в июне 2015 года независимые организации, занимающиеся защитой прав человека или мониторингом выборов в России, денег не получили.

Взамен пять миллионов рублей были выделены фонду "Современное общество" на проведение кампании "Ешь российское!", полтора миллиона - "Союзу православных граждан" на кампанию "Не хлебом единым живы", шесть миллионов - созданному прокремлевским молодежным движением "Наши" обществу потребителей "Хрюши против".

Хоть сколько-нибудь критически настроенные активисты попали в заколдованный круг. Получение средств из-за границы рассматривается чуть ли не как измена, но в России их взять тоже негде.

"Учитывая то, как наш бизнес боится власти - и вполне обоснованно боится, - найти внутренние финансовые источники затруднительно", - заявил Русской службе Би-би-си глава "Мемориала" Арсений Рогинский.

"Был один такой олигарх. Все знают, о ком идет речь и что случилось с этим человеком", - добавил политолог Дмитрий Орешкин.

Валерий Хомяков проводит параллель с тактикой, используемой на Западе в борьбе с курением. Не решаясь или будучи не в силах открыто запретить курение сигарет, борцы за здоровый образ жизни стремятся постоянным ужесточением правил, придирками и штрафами создать курильщикам и табачным компаниям невыносимые условия.

Нечто подобное, по мнению аналитика, происходит и в России, только мишенью является не курение, а неподконтрольная гражданская активность.

"Теперь вопрос ставится так, что не только оппозиционная, но любая независимая точка зрения - зло по определению", - говорит политолог Александр Кынев.

Опасная тенденция

Чиновники, депутаты и прокремлевские комментаторы постоянно толкуют о страшной угрозе "цветной революции".

Между тем, судя по данным опросов, уровень одобрения политики Владимира Путина приближается к 90%. Откуда революция?

Это аберрация сознания? Сами себя запугали, всерьез поверили, что пресловутый "госдеп" способен где угодно вызвать революцию, щелкнув пальцами?

Избыток рвения, желание демонстрировать первому лицу кипучую деятельность и сверхлояльность?

Или власти ведают истинную цену "всеобщей любви" и боятся не зря?

"Телеканалы твердят, что народ как никогда един. Казалось бы, чего суетиться? Может, все эти цифры дутые, в Кремле знают реальную ситуацию, и она их тревожит?" - размышляет Валерий Хомяков.

"Мои знакомые - люди, далекие от политики, а занимающиеся бизнесом в регионах, - в шоке от коррупции на низовом уровне. Пока на Путина недовольство не очень переносится, но вечно так длиться не может", - добавляет он.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Официальные рейтинги Владимира Путина бьют рекорды, но власти это отчего-то не успокаивает

По мнению Александра Кынева, завинчивание гаек связано с приближающимися думскими выборами.

"Это, конечно, паранойя. Но, вероятно, "Болотная" настолько засела в головах чиновников, что только полный каток воспринимается как приемлемый вариант. Надо уничтожить любые независимые площадки - все, что не ходит в кабинет согласовывать каждый чих", - полагает он.

Другим ключевым фактором эксперт считает доминирование в российской власти выходцев из спецслужб с их специфической психологией.

"Профессиональное восприятие мира: всюду видеть заговоры, чью-то руку и агентов, - утверждает Кынев. - Их и винить нельзя. Проблема в том, что таких людей слишком много и их мнение превалирует. Способные не соглашаться вычищаются из ближайшего окружения, либо их не слушают. В результате теряется чувство меры".

"Печальная ситуация"

Валерий Хомяков видит еще одну возможную причину: раздражение Владимира Путина в связи с тем, что, несмотря на все усилия, не удается "прищучить" Украину.

"Я давно заметил: как только у Владимира Владимировича что-то не получается во внешней политике или Запад его, как ему кажется, незаслуженно обижает, он начинает завинчивать гайки внутри страны, где все в его власти. Видимо, он думает, что наказывает этим Запад", - считает политолог.

"Независимо от причины, ситуация очень печальная, - говорит Александр Кынев. - Давление и насилие делают умеренную оппозицию радикалами. Власть своими руками создает опасность, которой могло бы не быть. Разумная тактика - вовлекать критически настроенных граждан в участие в каких-то механизмах, поддерживать в них надежду, что можно чего-то добиться путем диалога и просвещения".

"Поиск врагов ведет к тому, что их становится все больше, а единственным ответом кажется дальнейшее ужесточение. Мы все сидим в машине, которая безудержно набирает скорость и не может остановиться", - добавил он.

Новости по теме