Леонид Волков: мы намерены идти до конца

  • 28 июля 2015
Леонид Волков Правообладатель иллюстрации Pelagia Belyakova
Image caption Утром во вторник суд обязал Волкова выплатить тысячу рублей за неповиновение полиции

В понедельник избирком Новосибирской области отказался зарегистрировать Демократическую коалицию на выборах в региональный парламент из-за высокого процента подписей, признанных недействительными. В коалиции, в свою очередь, обвинили избирком в отправке некорректных запросов в ФМС, кроме того, указали на ошибки в базе данных региональной миграционной службы.

Не получив даже протокол заседания, глава избирательного штаба Леонид Волков объявил голодовку и отказался покидать здание избиркома, за что утром во вторник был признан виновным в неповиновении законному требованию сотрудника полиции.

В интервью Би-би-си Леонид Волков рассказал, зачем нужна голодовка и остается ли надежда у Демократической коалиции.

Уже после беседы стало известно, что лидер региональной Демократической коалиции Егор Савин все-таки был зарегистрирован кандидатом на выборах в заксобрание области.

Би-би-си: Леонид, сегодня СМИ написали, что в понедельник в Центризбиркоме прошло оперативное совещание, на котором председатель ЦИК Владимир Чуров дал указание "разобраться досконально с ситуацией" в Новосибирской области. Как это, по-вашему, скажется на итоговом решении?

Леонид Волков: Мы не считаем, что это все чисто фарс. Даже так скажу: новосибирский избирком нам вчера отказывал откровенно по беспределу. То есть мы принесли 600 страниц замечаний о расхождениях, они их быстро-быстро-быстро пролистали и, по сути дела, все наши сущностные возражения отказались рассматривать. Это с одной стороны. С другой стороны, вы бы видели, как они спешили, чтобы успеть принять решение до 23:59, потому что по закону есть определенные сроки, которые нельзя нарушать: если бы они не успели принять решение до этого времени, автоматически это означало бы регистрацию. В итоге они отказали нам в 23:47.

Би-би-си: О чем это говорит?

Л.В.: О том, что там есть какие-то внутренние, не всегда нам понятные правила и критерии: в одних вопросах можно беспредельничать как угодно, а в других почему-то нельзя. То есть даже понятно, почему: потому что есть прямая норма закона, а не вопрос трактовки. И есть сложившаяся судебная практика, против которой очень сложно идти. В целом, конечно, вся эта система избиркомов прогнившая, порочная, не основанная на праве, плохая. Но даже у нее есть некие внутренние закономерности и правила, которые иногда позволяют эту систему взламывать.

Би-би-си: Поэтому вы решили обжаловать решение в ЦИК?

Л.В.: Как раз поэтому. Не в областной суд, а в ЦИК. У нас есть понимание, что есть такие важные и критичные крючки и зацепки, по которым это обжалование может быть успешным. В любом случае, мы намерены идти до конца.

Би-би-си: Какие именно крючки?

Л.В.: Смотрите, в общем и целом: облизбирком нас проверил по устаревшей базе и принял на веру все то, что содержалось в справке УФМС, а не действительно находилось в паспортах. То есть сборщик переписывает с паспорта одно, но поскольку база устаревшая, при проверке нам выдаются некие другие данные, которые и берутся за основу избиркомом.

Но есть сложившаяся практика, закрепленная в очень разумном и правильном определении Конституционного суда, которая связана с тем, что сборщик подписей, который ходит по квартирам, смотрит в паспорт, а не в базу УФМС. Он не может, не должен и не обязан знать, что там в этой базе написано. Поэтому первичными являются, конечно же, не данные какой-то базы, а данные, которые сборщик видит своими глазами в паспорте.

То есть существует некий набор аргументов, про которые мы знаем, что в прошлом ЦИК на них обращал внимание. И даже РПР-ПАРНАС в 2013 году на выборах в Рязанской области ЦИК в сходных обстоятельствах восстанавливал.

Есть некий хороший "трек рекорд" [предыдущая практика]. Это само по себе ничего не гарантирует: учитывая, что система в целом плохая и деградирует, то, что два года назад было основанием для восстановления регистрации списка, сейчас может таким перестать быть, но мы по крайней мере понимаем, в каком направлении двигаться, за какие ниточки пытаться тянуть.

Правообладатель иллюстрации Pelagia Belyakova
Image caption Волков (в центре): те, кто говорят, что пытаться бесмысленно, не предлагают ничего взамен

Би-би-си: Но ваши сторонники не раз предполагали, что существует некая директива - не пустить вас на выборы. Если так, есть ли смысл обращаться в ЦИК?

Л.В.: Это еще одна причина, по которой мы уходим с регионального уровня на федеральный. Обычно, конечно, обжалуют в судах. Почему мы идем в ЦИК? Нам интересно посмотреть и потестировать: это местная иницитива - грубо говоря, губернатор на них нажал? Или все-таки команда из Москвы прилетела? У нас есть подозрение, что и то, и другое: что Москва скомандовала губернатору, а губернатор нажал. Но это, по крайней мере, штука, которую не бессмысленно попытаться проверить.

Би-би-си: Учитывая ситуацию в Новосибирске и задержание представителя партии в Костроме, был ли смысл все это затевать?

Л.В.: Все те, кто говорят, что смысла никакого нет, что никуда не пустят, имеют одну большую неустранимую проблему в их логической позиции: а что тогда делать-то? Мы по крайней мере предлагаем некий понятный набор действий, который может приводить, а может и не приводить к результату (ну да, вероятность того, что он приведет к результату, очень маленькая). Сторонники позиции "нефиг этим заниматься" не предлагают никакого набора действий, и про них можно с точностью утверждать, что их стратегия ни к какому результату не приведет.

Би-би-си: В 2013 году Алексея Навального допустили к участию к выборах мэра Москвы, и он получил больше 27% голосов. Это сказывается на ситуации сейчас?

Л.В.: Насколько мы можем реконструировать ситуацию, тогда лично Собянин уговорил лично Путина допустить Навального к выборам под личные гарантии, что он разгромит его со счетом 85 на 5 и вопрос о Навальном снимется с политической повестки дня. Произошло в точности обратное. Собянину еле-еле путем фальсификаций удалось избежать второго тура. На этом карьера Собянина как политика пресеклась. А Навальный, наоборот, однозначно закрепил себя как безоговорочный лидер оппозиции. Вот эта ошибка, которую Кремль тогда допустил, думаю, многому их научила, и у них нет желания снова проверять, сколько голосов мы можем набрать, будучи допущенными к выборам. Такая проблема есть. Но опять же: является ли она поводом ничего не делать?

Би-би-си: А чего вы хотите добиться текущей голодовкой? На что она рассчитана?

Л.В.: На создание политического давления, конечно. Любые политические решения в любой политической системе принимаются исходя из политического давления на разных чашах весов.

Новости по теме