Роспотребнадзор проверяет и запрещает

  • 25 августа 2015
Средства для мытья посуды "Fairy" и другие Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Иностранные производители занимают примерно 75% на российском рынке чистящих средств и стиральных порошков

Роспотребнадзор распорядился снять с продажи ряд стиральных порошков и моющих средств известных импортных производителей, сообщается на сайте ведомства.

В ведомстве утверждают, что при исследовании стиральных порошков и моющих средств ряда производителей установлено несоответствие по токсикологическим показателям безопасности.

Одновременно статья "Википедии" со значениями слова "Чарас", включая название наркотического вещества, исключена из единого списка запрещенной информации Роскомнадзора - она продержалась там всего один день.

Вынесенный сегодня приговор украинскому режиссеру Олегу Сенцову не позволяет усомниться в том, что генеральный курс российской власти не изменился.

Но зачем оставлять россиян без стирального порошка?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с независимым политологом Дмитрием Орешкиным.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Михаил Смотряев: Я хотел поговорить не столько о стиральном порошке. В заголовке программы я попытался собрать вместе и события сегодняшнего дня, и внезапный кавалерийский наскок на "Википедию" с последующим отступлением, буквально через сутки. Правда, тут два разных ведомства. Есть такая версия: что именно происходит в этих ведомствах, кремлевская верхушка давно уже не представляет не то, что в деталях, а даже приблизительно. Как вам кажется?

Дмитрий Орешкин: Мне кажется, что, как вы выразились, "кремлевская верхушка" создает тренд. Потом внизу товарищи его подхватывают и творчески развивают. Я не думаю, что кремлевская верхушка давала указание в свое время найти битое стекло в каше для пролетариев в рабочей столовой, которое подбрасывали вредители. И не давала она команду госпоже Тимощук разоблачать врачей-отравителей. Но сигнал сверху идет, он считывается наиболее социально озабоченными представителями широких народных масс. Это еще полбеды, осенью, весной всегда бывает обострение. Важно, что считывается депутатами, которые выдвигают одну за другой абсолютно бредовые идеи, и государственными структурами. Что касается Роспотребнадзора, то у него уже устоявшийся имидж.

Еще господин Онищенко говорил, что молдавские вина годятся, только чтобы забор красить, они все сплошь из чего-то там… Потом он обнаружил безопорен в латвийских шпротах и сметане, потом в грузинских винах чего-то там находил. "Боржоми" оказался у нас полный каких-то тяжелых металлов, еще хуже, чем продукция "Проктер энд Гэмбл", которая отравляет российских людей. Здесь я вижу две составляющие. Есть рациональная, которая заключается в следующем. У нас, как вы слышали, сильно упал рубль. Поэтому покупать импортную продукцию будет не по карману государству. Надо сделать красивое лицо в том плане, что мы ее не покупаем не потому, что нам не по карману, а потому что это яд, что-то вражеское, и объявляем ответные санкции.

На самом деле, действительно, когда у вас рубль падает на 30%, все импортное дорожает невероятно. Здесь очень кстати разговоры о преимуществе дегтя, лечении с помощью меда и о лаптях как экологическом виде обуви. Это органично, это, можно сказать, рациональная составляющая. Вторая – именно безумная в медицинском смысле слова, потому что депутаты и начальники – руководители Роспотреб- или какого-то еще надзора, который занимается информационными структурами, - умные люди, которые тонко чувствуют, что от них ждет начальство или те люди, от которых зависит их политическое будущее. Они этот тренд улавливают, и они его реализуют. Если они реализуют безумные идеи, то это значит, начальству нравятся безумные идеи. А безумные идеи нравятся не совсем адекватным начальникам. Это меня очень сильно тревожит.

М.С.: В либеральной части российской прессы вспоминают пресловутый закон "о трех колосках". Даже в тот момент власть предержащие должны были вмешаться. Господин Вышинский, будучи тогда прокурором, писал письмо в газету "Правда" о том, что не надо всех подряд. Я о другом думаю, о том, что давить тракторами или бульдозерами еду на экранах телевизоров, отнять вдобавок у граждан стиральные порошки и моющие средства (75% рыночного оборота – это иностранные компании, иностранные производители этих порошков) – это напоминает довольно огнеопасные игры. Я не думаю, что в Кремле этого не понимают. А если понимают, то это означает, что на случай общенародного волнения по поводу нехватки стирального порошка или закапывания еды в землю уже есть ответ. Вот это беспокоит.

Д.О.: Я думаю, что никаких народных волнений по случаю стирального порошка не будет. Они если будут, то по каким-то чудным, совершенно непредсказуемым непонятным поводам. Как показывает опыт, люди терпят что-то очень серьезное в смысле ущемления своих прав, а потом они срываются на какой-то абсолютной ерунде, вовсе даже не из-за порошка, во всяком случае, не из-за фальсификации выборов и даже не из-за падения рубля. А, например, какой-нибудь большой начальник на большой машине собьет, не дай бог, какого-нибудь ребенка. Вот здесь город может встать на дыбы, потому что все накопилось, и все прорывается.

В этот смысле власть насчет стирального порошка, мне кажется, просто кладет еще одну соломинку на спину верблюда, почему-то, будучи уверенной, что верблюд потянет. Как известно, соломинка как раз и ломает эту спину. Какая соломинка, в каком месте и когда – это никто вам ни за что не скажет. То, что ситуация обостряется, мне тоже кажется сомнительным тезисом. Люди сейчас просто переживают, говоря по-научному, когнитивный диссонанс, а по-ненаучному – некоторое обалдение. Не понятно, что происходит. Но почему власть это делает?

Во-первых, потому что она, как выразилась госпожа Меркель, живет в параллельной реальности. Это очень вежливая формулировка. На самом деле у нее там что-то со здоровьем, мне кажется. Это одна сторона. Вторая - работая с нашими средствами массовой информации, понимаешь, что у них там есть указание: больше ада, больше бреда, больше каких-то безумных предложений о каких-то безумных действиях и больше безумных действий и предложений об этих безумных действиях.

Люди просто дезориентированы: кругом враги, у нас, вроде, как третья мировая война, у нас, черт знает, что происходит с валютой. Но это все не наша вина. Это все потому, что мир сошел с ума, а мы-то с вами умные, и начальники умные и здоровые, и все у нас замечательно. А весь мир вокруг, очевидно, от погоды такой, как пелось в спектакле "Али-баба" в 80-х годах, свихнулся. Это очень характерная ситуация для "шестой палаты", когда там все умные и в полном порядке, а весь остальной окружающий мир стоит на дыбах и идет, бог знает, куда.

М.С.: Предполагается в таком случае, что власть апеллирует к российскому или советскому долготерпению образца 30-х годов прошлого века, будучи уверенной в том, что народу некуда деваться. Поэтому будет терпеть, будет стучать, будет есть мыло и при этом ходить с песнями на демонстрации, да?

Д.О.: В этом есть рациональное зерно. Наверное, власть пытается инстинктивно повторить советские режимные системные особенности, но не получится. Новость заключается в том, что, мне кажется, большинство людей улавливает некоторый оттенок, скажем так, фарса, потому что это действительно уже какая-то площадная клоунада. Это уже за гранью реальности.

Может быть, в 30-е годы люди действительно верили, что троцкисты толкут стекло и засыпают в лампочки. Может быть, они действительно верили, что в магазинах нет картошки, потому что из Колорадо завезли колорадского жука в рюкзаках или на самолете и рассеяли над полями советских колхозов. Бог знает, верили они или не верили.

Но сейчас гораздо больше информационных источников (кстати говоря, это связано с "Википедией" тоже), и некий оттенок скоморошества присутствует. Это что-то новое и, на мой взгляд, пугающее. С такими шуточками и прихихикиваниями, если помните, в книжке, которая называлась "Капитанская дочка" Александра Сергеевича Пушкина, пугачевцы тащили на виселицу Гринева: "Не бойся, не бойся, ничего страшного – ерунда".

М.С.: "Википедию", кстати, в покое оставили, пусть и временно.

Д.О.: Очень правильное замечание, правильно вы изволили этот момент заметить. Наехали. "Википедия" очень грамотно ответила. Она сказала, что нельзя заблокировать одну страницу, потому что это задевает всю систему в целом. Это правда - там огромное количество перекрестных ссылок. Тогда, по сути, мы будем вынуждены перестраивать структуру или закрывать весь проект. Здесь как раз, в отличие от стиральных порошков, интернет-событие для нынешнего российского общества гораздо болезненнее и важнее.

Стоило сделать попытку отменить какой-то "Южный парк", как несколько сотен шестнадцатилетних подростков выскочили на Пушкинскую площадь с протестом. Их никто не организовывал, потому что это совсем маленькие мальчики и девочки – подростки. Из-за какого-то "Южного парка". "Википедия" - это то, чем пользуются все студенты всей страны.

Наезд на интернет технологически опасен для этой власти. Здесь она очень грамотно, быстро, четко получила команду сверху отработать назад, и отработала. Насчет стирального порошка - надо понять насколько глубоко они презирают нас с вами, народонаселение. "Бабы и в речке постирают, ничего с ними не сделается. Подумаешь – без стирального порошка - патриотичнее будут". А интернет-публику они, в некотором смысле, трогать боятся.

М.С.: Не уверен, что это наиболее лестная трактовка событий для тех, кто пользуется интернетом, но тут претензии не к вам, не ко мне, а к власти, которая таким образом трактует имеющееся в наличии население. Вопрос в том, когда все это рванет, потому что при таких обстоятельствах добром, по всей видимости, дело не кончится. Но это лежит за рамками нашей дискуссии, и, вообще, прогнозы – это штука не надежная.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме