Мать погибшей пассажирки А321: "Воздуха не хватает"

  • 4 ноября 2015
Мемориал жертвам катастрофы А321 Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Петербуржцы скорбят о жертвах катастрофы на Синае

Ольга Кириллова погибла в результате катастрофы на Синае "аэробуса" А321, выполнявшего рейс 9268 из Шарм-эш-Шейха в Санкт-Петербург. Мать Ольги, Валентина Николаевна, согласилась рассказать Би-би-си о том, чем она живет после трагедии, и какой запомнит свою дочь.

"Каждое утро встаю – сразу звоню в МЧС, ее пока не привезли, - начинает Валентина Кириллова. - Мы сидим дома и ждем. Тем более ехать от нас в Петербург непросто… Да и что нам там делать?"

Совсем недавно большая семья Кирилловых получила квартиру и переехала в поселок Ленсоветовский в Шушарах под Петербургом. Но радость новоселья была недолгой.

"Никогда я в жизни ничего не просила от государства. Ничего! – вспоминает Валентина Николаевна. - Тридцать лет прожила в общежитии в Сестрорецке, 25 лет простояла в городской очереди. Уже внуки появились! Потом подруга посоветовала: "Валя, пиши, пиши…" И я как разозлилась, и давай писать – и Путину, и Медведеву, и Терешковой все документы отослала. Как раз была Олимпиада в Сочи… Потом поехали с Наташкой (одна из сестер погибшей – ред.) в Смольный, у нее дочка родилась, и вот мы с коляской… Всё слезами облила, весь Смольный! Не знаю, сколько писем написала, – много. И потом вот позвонили, дали нам квартиру эту четырехкомнатную. И что толку теперь? Пустота. "Ау!" – кричи…"

Подруги

В свой последний отпуск Ольга Кириллова улетела, как обычно, с подругой из Сестрорецка Евгенией Сологубовой. Женя была музыкальным воспитателем в детском саду. Узнав о том, что любимая учительница больше никогда не будет играть и петь с ними, все малыши плакали.

С мамой Евгении Валентина Николаевна теперь созванивается несколько раз в день. Они вместе ждут новостей. И надеются.

"Мы уже по телевизору видели ее платье, - всхлипывает Валентина Николаевна. - Такое, как радуга: зеленое, желтое, розовое… Там гора вещей лежала, и прямо наверху - оно. Одно такое. И Женин розовый чемодан лежал, и Женино платье коричневое с беленькими цветочками… И я тогда подумала: "Ну, все, наверное, точно она разбилась". Ах, Господи…"

Image caption Ольга Кириллова работала в цветочном магазине; мать называла ее Дюймовочкой

Ольга Кириллова работала в цветочном магазине. Мать называла ее Дюймовочкой.

"Такая вся миниатюрная, жизнерадостная! – голос матери при этих воспоминаниях оживает. - Во-первых, добрая. Я не знаю… Красавица - не потому, что моя дочь, - а вообще красивая девочка. Может, вы видели".

Я подтверждаю, что видела фотографии, - они разлетелись по интернету. Две подружки были очень общительными, и прямо из отпуска разместили в интернете общую фотографию с большой компанией новых друзей из разных городов России. Поверить в смерть этих девушек теперь не могут ни в Сургуте, ни в Краснодаре.

"Они с Женей были такие веселые! – продолжает Валентина Николаевна. - Всегда всем помогут. Как-то раз Оля спасла одну девушку: та с моста чуть не сбросилась, она ее схватила и отговорила. Слава Богу, я хорошо воспитала своих детей…"

У Ольги остались две взрослых сестры, которые сейчас постоянно находятся с матерью и поддерживают друг друга в общем горе.

"А деваться некуда! – выдыхает моя собеседница. – Предлагали, конечно, и психолога, и врачей. Но мне пока не надо, слава Богу. Креплюсь".

Мать погибшей рассказывает, что они с дочерями поддерживают идею создания мемориала жертвам катастрофы, и даже думают над его проектом.

"Может быть, как сделаем, даже пошлем", - предположила она.

Похоронить Ольгу Валентина Николаевна хочет на Сестрорецком кладбище.

"Она же там родилась, там все друзья, земля-то родная! Где родился – там и пригодился...", - говорит она.

Помощь

Валентина Кириллова надеется, что власти помогут ей поменять квартиру обратно на Сестрорецк, где прошла ее жизнь, и где она сможет быть поближе к могиле дочери.

"Нам сейчас очень помогают, все для нас делают. Ко мне уже из администрации Пушкинского района приезжали даже на дом. Материальную помощь окажут. И бесплатную машину, если надо, предоставят. За страховкой или гроб, если надо будет везти – пожалуйста, говорят, все сделаем", - рассказывает она.

Валентина Николаевна признается, что не ожидала такой поддержки со всех сторон: от цветочной фирмы, где работала ее дочь, и даже от незнакомых людей, которые стали присылать ей деньги.

Я рассказала ей о мемориале на Дворцовой площади в Петербурге, куда продолжают приходить горожане, и где постоянно горят свечи.

"Ой, какие молодцы, какие хорошие! Петербург - это вообще золотой город! – говорит она с улыбкой благодарности. – А мы только сидим сейчас в интернете, всё фотографии смотрим, вспоминаем. Сил нету, воздуха не хватает…"

Я спрашиваю, был ли у Ольги молодой человек или муж.

"Не было мужа, - вздыхает Валентина Николаевна. - Невеста, нашла себе теперь самого хорошего жениха… Христос им жених всем. Понимаете, никаких даже предчувствий не было! Ни у меня, ни у детей, ни у мужа… А еще сегодня цветок ее любимый расцвел. К чему бы это? Я даже удивилась. Не знаю, может, живая? Может, чудо будет от Бога…"

Новости по теме