Родные Умарали: дело о его гибели пытаются замять

  • 17 ноября 2015
Умарали Назаров
Image caption Умарали Назаров

Родные пятимесячного Умарали Назарова, сына таджикских трудовых мигрантов, скончавшегося в Петербурге после того, как он был насильно отобран у родителей российскими полицейскими, выразили недовольство позицией официального Душанбе и заявили, что таджикские власти их фактически обманули, пытаясь, так же как и российская сторона, замять дело о смерти малыша.

"Нам порекомендовали не общаться с журналистами и как можно скорее похоронить малыша. Мы прилетели в восемь утра, шесть часов прождали представителей таджикских властей, но никто не пришел. Никто не был в курсе того, чего мы хотим и кого ждем. Дело пытаются замять. Нас просто обманули. Отправили из Петербурга с глаз долой, чтобы нас там не было, и не было ни проблемы, ни дела. Вот так государство защищает своих граждан. Мы никому не нужны", - сказал Русской службе Би-би-си Махкам Абдуллоев, дядя отца погибшего Умарали Назарова.

Независимая судмедэкспертиза

Родственники младенца сообщили, что таджикские власти пообещали в Душанбе провести повторную независимую судмедэкспертизу для определения причин смерти пятимесячного малыша.

"Представители таджикского посольства и консульства Таджикистана в России обещали нам проведение экспертизы на родине, хотя первоначально речь шла о том, что вскрытие будет проведено в России. Сказали, что "вас встретят", но никого не было. Когда мы пытались связаться с таджикским консульством в Петербурге, они сказали, что ничего не могут сделать. Нам не разрешили в аэропорту общаться с журналистами, потребовав покинуть терминал прилета", - пыталась объяснить мать Умарали Назарова Зарина Юсупова.

Правообладатель иллюстрации bbc
Image caption Зарина Юсупова: "Когда мы пытались связаться с таджикским консульством в Петербурге, они сказали, что ничего не могут сделать."

В понедельник рано утром в Душанбе было доставлено тело пятимесячного Умарали Назарова, которого в тот же день похоронили в Файзабадском районе, на востоке страны, откуда родом родители малыша. Встретить родных пришли только несколько журналистов иностранных и независимых местных СМИ.

Родные и близкие младенца в течение шести часов дожидались представителей министерства здравоохранения, МИД и генеральной прокуратуры Таджикистана, однако никто из них не явился на встречу с семьей Назаровых, несмотря на многократные попытки связаться с этими органами по телефону.

"Если государство не захотело нам помочь, сможем ли мы что-то сделать в одиночку? Что-то мы сможем доказать? У нас есть ощущение, что все это делается намерено. Теперь мы просто хотим предать тело малыша земле, чтобы, наконец, его земные мучения закончились, и он покоился с миром", - объясняет родственница семьи Хайринисо Назарова.

В республиканском Центре судебно-медицинской экспертизы (РЦСМЭ) Русской службе Би-би-си заявили, что никаких рекомендаций о проведение повторного вскрытия таджикского ребенка к ним не поступало. При этом они отказались проводить независимую судмедэкспертизу по частному заявлению Назаровых, сославшись на необходимость получения соответствующего запроса от генеральной прокуратуры страны, только после которого они согласны принять ребенка.

"Без получения запроса от генпрокуратуры или МВД мы проводить экспертизу не будем. Ее результат будет недействительным. Пусть родители поедут в надзорное ведомство, подадут заявление, в генпрокуратуре его рассмотрят, и нам отправят запрос. В этом случае мы согласны провести медицинское обследование", - пояснил Махмадшариф Шарифов, директор республиканского Центра судебно-медицинской экспертизы Таджикистана.

Таджикские власти заявили, что дело о смерти малыша пытаются политизировать "третьи силы для того, чтобы подорвать дружеские российско-таджикские отношения". Однако гражданский активист и правозащитник Алим Шерзамонов считает эти доводы несерьезными и полагает, что они нужны для того, чтобы увести внимание общественности от этого дела.

Правообладатель иллюстрации bbc
Image caption Алим Шерзамонов: "Генпрокуратура Таджикистана должна была возбудить уголовное дело по факту гибели таджикского младенца еще месяц назад."

"В законе есть понятие устного заявления. Преступление против таджикского гражданина совершено в другом государстве и было широко освещено в прессе, поэтому генпрокуратура Таджикистана должна была возбудить уголовное дело по факту гибели таджикского младенца еще месяц назад, даже при нежелании родителей этого гражданина. Соответствующие органы должны были сами приехать и забрать тело для проведения следственных действий, дабы исключить все возможные "необоснованные" слухи, дающие возможность "заинтересованным" и "нечистоплотным" силам вбить клин в дружеских отношениях между двумя странами. Нет необходимости в дополнительном заявлении родителей. Но вопрос в том, что за подобное халатное отношение необходимо возбудить уголовное дело против сотрудников надзорного ведомства", - сказал Алим Шерзамонов.

Ранее почетный консул Таджикистана в Санкт-Петербурге Назар Мирзода заявил Русской службе Би-би-си, что таджикская сторона не согласна с результатами судебно-медицинской экспертизы Петербурга, назвавшей причину смерти Умарали Назарова.

Таджикские власти подтвердили намерение провести новую независимую судмедэкспертизу для определения причин смерти пятимесячного малыша и уже сообщили, что экспертизу планируют провести в России.

Пятимесячный Умарали Назаров скончался при невыясненных обстоятельствах в ночь на 14 октября, после того как был отнят в отделении полиции УМВД по Адмиралтейскому району Петербурга у своей матери - 21-летней Зарины Юнусовой, задержанной за нарушение миграционного законодательства.

Женщину поместили в камеру временного содержания, отобрав у нее ребенка. В тот же день судебные органы оштрафовали Зарину Юнусову на 5 тысяч рублей и приняли решение о выдворении таджикской мигрантки из России.

По словам родных Зарины Юнусовой, женщина пыталась найти своего сына, однако в отделении полиции адрес медицинского центра, куда был доставлен малыш, ей не назвали.

Спустя сутки родителям сообщили о смерти Умарали Назарова.

"Моего ребенка не просто изъяли, отняли, как пишут в СМИ, его насильно вырвали из моих рук, как хищники вырывают добычу. Мой муж останется в России до конца расследования, а мне не дали такой возможности. Уверена - намеренно. Я хочу только узнать причину смерти своего ребенка. Почему с нами так поступили?" - задается вопросом мать погибшего младенца Зарина Юсупова.

Официальная версия

Согласно заключению бюро судебно-медицинской экспертизы Петербурга (БСМЭ), причиной смерти пятимесячного Умарали Назарова, доставленного в центр Цимбалина после рейда ФМС, стала генерализованная вирусная цитомегаловирусная инфекция.

Правообладатель иллюстрации bbc
Image caption Таджикские власти заявили, что дело о смерти малыша пытаются политизировать "третьи силы для того, чтобы подорвать дружеские российско-таджикские отношения"

По версии врачей, проводивших вскрытие, ребенок скончался от острой легочно-сердечной недостаточности, к которой привело длительное поражение организма цитомегаловирусом - инфекции, которую без комплексной диагностики не определить.

"Состояние квартиры, в которой жила семья, было хорошим. Они платили за аренду ежемесячно по 25 тысяч рублей. С участковым уполномоченным полиции были знакомы, он постоянно приходил к ним, проверял документы. Они там жили долгое время, и все их знали. Ребенок родился в Санкт-Петербурге и прошел все необходимые медицинские обследования, с документами все в порядке. Но главное - малыш был абсолютно здоровым. И это все знают", - говорит родственница семьи Хайринисо Абдуллоева.

"Родителям о смерти ребенка сообщили спустя сутки, но в течение трех дней им не называли ни морга, где находится ребенок, ни что с ним случилось. Его не отдали бабушке, которая прибежала в полицейский участок с документами и питанием за ним. Почему?" - спрашивает Назар Бобоеров.

Семья погибшего младенца не исключает, что поспешное вскрытие тела мальчика, произведенное без уведомления родственников и таджикских дипломатов, было связано с тем, что патологоанатомы пытались скрыть врачебную ошибку или следы неумышленного или умышленного убийства.

"Когда нам сообщили местонахождение ребенка, я пришел в морг, и врачи у меня спрашивают, нам подготовить его к отправке. Я понял, что его вскрывали. На мои вопросы о том, почему это было сделано без согласия родных, кто давал разрешение на вскрытие, они ответили, что были такие указания, и что от них ничего не зависит. Им сказали, они выполнили работу. Кто и зачем, для чего? Мы хотим знать правду!" - пытается понять Махкам Абдуллоев.

По словам мужчины, дело погибшего таджикского малыша пытаются сейчас замять, причем обе стороны - как в Таджикистане, так и в России.

"У нас были адвокаты, но они ничего не смогли добиться. Мать ребенка специально депортировали. Нам ничего не удалось доказать. Диагноз озвучили. Совершенно очевидно, что таджикская сторона также пытается замять дело. В обратном случае был бы другой прием и отношение", - утверждает Махкам Абдуллоев.

Правообладатель иллюстрации bbc
Image caption Макхам Абдуллоев: "Никто не понес наказания за смерть человека."

"Отец ребенка останется в России на время проведения судебного разбирательства. На справедливость мы уже не надеемся. После окончания процесса Рустам и его мать прилетят в Таджикистан. А какой смысл оставаться в России? Как после всего этого жить там? Унижение и боль, через которые прошла моя семья, мы никогда не забудем", - говорит Назар Бобоеров, дедушка погибшего малыша.

Реакция в Таджикистане

История пятимесячного Умарали Назарова вызвала в Таджикистане огромный общественный резонанс и критику в адрес таджикских властей. По мнению наблюдателей, именно это стало причиной того, что на дело малыша обратил внимание официальный Душанбе, сделав несколько заявлений.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон обратился с просьбой объективно расследовать громкую историю. В свою очередь премьер-министр России Дмитрий Медведев пообещал, что дело о гибели ребенка таджикских мигрантов в Санкт-Петербурге будет доведено до конца.

Медведев повторил обещание российского министерства иностранных дел провести беспристрастное расследование. В то же время президент Владимир Путин отказался брать дело под свой контроль, поскольку, по словам его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, президент не может лично контролировать каждое уголовное дело.

"Ни смерть малыша, ни горе родных, оказались не интересными ни российской, ни таджикской власти. Но, если в России дело замяли, защищая чьи-то ведомственные интересы, то здесь государство должно было защитить своих граждан. Встретить, помочь, выразить солидарность с этой очень бедной семьей. Но в аэропорту не было ни уполномоченного по правам человека, ни депутатов, ни правозащитных организаций, ни представителей МИД, МВД, аппарата президента. Этой семье даже не помогли оплатить похоронные расходы. Жизнь бедного, простого человека ничего не стоит. Это в очередной раз было продемонстрировано", - говорит таджикская правозащитница Ойнихол Бобоназарова.

Новости по теме