Зачем чеченские чиновники заступаются за Кадырова?

  • 18 января 2016
Рамзан Кадыров Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Сам Кадыров свое скандальное высказывание до сих пор не прокомментировал

На прошлой неделе глава Чечни Рамзан Кадыров призвал относиться к оппозиционерам как к "врагам народа" и судить их "за подрывную деятельность". За этим последовал ряд публичных заявлений, осуждающих слова Кадырова, и ответных выпадов его сторонников.

В частности, уполномоченный по правам человека при президенте России Элла Памфилова заявила, что слова Кадырова бессмысленны и вредны. Вскоре высказывание Кадырова назвал антиконституционным и президентский Совет по правам человека.

Кадыров эти заявления не комментировал. Вместо этого в его защиту выступили его соратники. Так, депутат Госдумы Адам Делимханов заявил, что внесистемная оппозиция ведет "подрывную деятельность", а в российских СМИ обосновалась "пятая колонна".

Депутат Госдумы от Чечни Шамсаил Саралиев назвал бессмысленными слова самой Памфиловой и предложил извиниться, получив, впрочем, отказ. Спикер парламента Чечни Магомед Даудов в свою очередь припугнул оппозиционеров овчаркой Рамзана Кадырова.

Высказывания чеченских политических деятелей и журналистов в поддержку Кадырова продолжают появляться до сих пор. В частности, в понедельник чеченское министерство печати запустило флешмоб "Рамзан Кадыров – гордость России". Русская служба Би-би-си спросила экспертов, что может значить такая необычная активность сторонников Кадырова и к чему она может привести.

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики:

Мне не кажется необычной эта активность. Она находится в каком-то русле общего политического оживления внутри аппарата власти, где становятся возможными вещи, которые вчера были невозможными. И идет просто выявление, публичное выявление идеологий разных групп, кланов внутри власти, что, как я думаю, скорее хорошо, чем плохо.

Проблемой, из-за которой кризис стал так безысходен и тяжел, была непубличность, отсутствие политической жизни, которую загнали под ковер аппарата, под ковер бюрократической политики. И сегодня это выходит наружу. Я бы даже сказал, что старые формы, старые жанры такой аппаратной политики уже менее влиятельны, чем конфликты, возникающие вокруг высказываний.

Высказывания Кадырова и его людей, на которые в прошлом не очень-то обратили бы и внимание, сегодня вызвали всплеск возмущения, причем и в лояльных кругах тоже, и в аппарате тоже, и среди силовиков тоже. То есть, Кадыров невольно вызвал как бы "опубличивание" скрытого напряжения в системе, и спрятать его теперь трудно, и он сам не очень понимает, что делать.

Дальнейшие выступления Кадырова вызовут просто обострение ситуации в той сфере, где Кремль совершенно не хочет выступать открыто, осаживать его. Поэтому Кадыров выпускает свой второй состав, а второй состав говорит более грубо и вызывает еще большую ярость.

Власть не может встать на сторону человека, который игнорирует федеральную власть и грозит всем за пределами Чечни какими-то чеченскими карами. Это производит тяжелое впечатление, повторяю, не только на либеральную общественность, но и на вполне нелиберальные круги. И в этом смысле это финальный тренд прежней системы, прежнего порядка.

Сейчас будут выходить на поверхность и занимать какие-то позиции люди, которые раньше считались безликой частью какой-то системы. Так заговорил и протоиерей Всеволод Чаплин, так заговорил и Владимир Якунин, так заговорил Рамзан Кадыров и его команда. Все эти речи не вызывают особого восторга, но важно, что они звучат и что на них реагируют самые разные круги. Это такое возвращение плюрализма внутрь бюрократии, где он был заморожен.

Григорий Шведов, главный редактор интернет-издания "Кавказский узел":

Ситуация конца прошлого и этого года характеризуется предвыборными и выборными опасениями, а также агитационными планами администрации Кадырова. Я думаю, что высказывание про внешнюю для Чечни угрозу, как ее воспринимают в стане Кадырова, во многом связано с агитационной предвыборной деятельностью, которая разворачивается в республике несмотря на отсутствие предвыборной конкуренции.

Я думаю, что это такая агитация, которая сейчас направлена, с одной стороны, на чеченского избирателя, чтобы напомнить ему, кем является Рамзан Кадыров в регионе. Мы на "Кавказском узле" уже ведем подсчет случаев публичного унижения за проявление инакомыслия, очевидно использование административного ресурса при организации таких коллективных сходов возмущенного населения.

Ну и конечно это попытка выслужиться перед Кремлем, продемонстрировать, что в Чечне готовы на максимально жесткие высказывания и действия.

Демонстрация того, что в Чечне, в политическом смысле, ни одна муха не пролетит без одобрения Рамзана Кадырова, во многом объясняет ту необычную активность, которую мы видим. Она началась еще в прошлом году. И закончится с назначением главы Чечни.

Алексей Малашенко, исламовед, член научного совета в Московском Центре Карнеги:

Я в этом не вижу ничего необычного, это уже было и, я считаю, будет, тем более что нет никакой официальной серьезной реакции на это – значит, это можно. Если это можно – то это форма выражения лояльности самому Рамзану [Кадырову], если вы имеете в виду его сторонников, а если это исходит от самого Рамзана – это выражение лояльности [президенту Владимиру] Путину и Кремлю, что он [Кадыров] делает постоянно. И во внешней политике, и во внутренней.

Это будет повторяться. А в прошлом году у Рамзана уже были некоторые проблемы – его не всегда правильно понимали наверху, в Москве. Это и его высказывания по Ставропольскому краю, это было и в связи с этой пресловутой свадьбой весной. Потом выяснили, что все нормально, даже нашли повод наградить город Грозный, и Рамзан эту награду принимал. И ему совершенно очевидно, что он может высказывать то, что другим, простите за выражение, западло.

Совсем недавно был инцидент, связанный с запретом мусульманской литературы, якобы признанной экстремистской – причем совершенно идиотский запрет, это надо было постараться, чтобы запрещать такую литературу. Рамзан был первым, кто поднял голос, кто сказал, что если не будут предприняты меры против судей, то он будет сам с ними разбираться. Он был поддержан и мусульманским духовенством, и даже светскими людьми. Он считает, что может высказываться вне российского законодательства, вне конституции. Что он сейчас и сделал.

Тем более совсем недавно в очередной раз возникла проблема убийства Немцова в связи с судом, и высказывание как бы подтверждает то обстоятельство, что он, конечно, не заказывал, он, конечно, не организовывал, но он понимает людей, которые действуют таким образом, поскольку, согласно его терминологии, они действуют против "врагов народа". Так что тут нет ничего такого экстремального, его действия, его заявления – это часть российской общественно-политической жизни. Я думаю, он нас не раз еще удивит в будущем такими экстравагантными заявлениями.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.