"Народный собор" заподозрил экстремизм в диссертации по истории

  • 3 марта 2016
Вечный огонь в Чите Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Только по официальным данным Советский Союз потерял в Великой отечественной войне более 26 миллионов человек

Прокуратура Петроградского района Санкт-Петербурга намерена проверить на экстремизм докторскую диссертацию историка Кирилла Александрова по жалобе активистов движения "Народный собор", сообщило интернет-издание "Фонтанка.ру".

Тема научной работы - "Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России 1943–1946 гг." Исследователь изучил биографии 180 сторонников генерала Андрея Власова, перешедшего в ходе Великой отечественной войны на сторону Третьего рейха и возглавившего Русскую освободительную армию, - по материалам российских, немецких и американских архивов.

"Я не хочу, чтобы человека казнили или посадили в тюрьму. Я хочу просто-напросто, чтобы диссертаций таких не было. Я хочу, чтобы этот человек сменил тему", - заявил "Фонтанке.ру" автор жалобы, руководитель "Народного собора" и помощник депутата Петербургского Заксобрания Виталия Милонова Анатолий Артюх.

Защита диссертации прошла 1 марта в Санкт-Петербургском институте истории РАН.

По словам директора института Николая Смирнова, за неделю до этого его пригласили в прокуратуру для профилактической беседы, которая, по его описанию, прошла спокойно. При этом Смирнов подчеркнул, что на него оказывали давление некие другие инстанции, поступали пожелания отменить защиту.

В итоге защита состоялась при беспрецедентном, по оценке Смирнова, количестве зрителей. Диссертационный совет института присудил Александрову степень доктора наук 17 голосами против одного.

С Кириллом Александровым общался обозреватель Русской службы Би-би-си Артем Кречетников.

__________________________________________________________________

Би-би-си: Вам известно о проверке?

Кирилл Александров: Да, но сразу хочу сказать, что прокуратура ко мне не обращалась, каких бы то ни было писем или сообщений я не получал, вообще контактов с прокуратурой у меня пока не было.

Би-би-си: Откуда же вы узнали о случившемся?

К.А.: Из СМИ.

Би-би-си: Что в диссертации могло привлечь внимание "Народного собора"?

К.А.: Это люди, которые излишне увлекаются политической публицистикой, и при этом плохо знакомы с Конституцией Российской Федерации.

Моя работа писалась на протяжении пяти лет, я ее готовил, будучи докторантом Санкт-Петербургского института истории РАН. По практике института диссертации обсуждаются не целиком, а по главам, и даже иногда по отдельным параграфам. Моя работа прошла десяток обсуждений квалифицированными учеными. Никто никогда не делал даже намека на то, что в ней есть какие-либо суждения, нарушающие российское законодательство.

Разговоры об экстремизме, реабилитации нацизма, призывах к развязыванию агрессивных войн - это все совершенно несерьезно.

Би-би-си: Может быть, дело в том, что с точки зрения некоторых людей должны быть темы, закрытые для обсуждения в принципе? В частности, о Власове достаточно знать, что был такой негодяй, а дальше углубляться не следует, ибо анализ всегда подразумевает сомнение?

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Кирилл Александров говорит, что его занимает не личность Власова, а феномен массового коллаборационизма

К.А.: С точки зрения некоторых людей вообще не нужно заниматься историческими исследованиями, а нужно читать "Краткий курс истории ВКП(б)" и быть довольными.

Дело, конечно, не во Власове и не в тематике моей диссертации. Она, кстати, не личности Власова посвящена - самому Власову уделено меньше десяти процентов текста. Просто, к сожалению, многим персонажам очень хотелось бы рассматривать историю не как науку, а как политику, опрокинутую в прошлое.

Би-би-си: Или как религию? Верить ведь можно не только в бога. Есть непреложные истины, священные книги, в которых уже все сказано, а мудрствование - от лукавого.

К.А.: Именно так.

Би-би-си: Вы сказали, что ваша диссертация не о Власове, а о власовцах. Не попытка ли проанализировать мотивы их измены вызвала гнев "Народного собора"?

К.А.: Мне, вообще-то, совершенно не интересно, что думает "Народный собор" по поводу Власова, советского периода истории, Сталина, Гитлера и Второй мировой войны. Насколько я знаю, заявление господина Артюха содержит орфографические ошибки, в частности, в слове "генералитет". Это уровень неполной средней школы.

Би-би-си: А как вы относитесь к Власову и власовцам?

К.А.: Скажу одно: ни во время Отечественной войны 1812 года, ни во время Первой мировой войны, которую современники называли Второй Отечественной, пленные русские солдаты, офицеры и генералы не создавали воинских частей, чтобы воевать на стороне противника. Это беспрецедентное явление, его нельзя объяснить случайностью или моральным уродством отдельных личностей. Им нужно заниматься, чтобы понять, что это было такое.

Би-би-си: По имеющимся данным, в общей сложности не менее 800 тысяч советских граждан воевали против своих. Как указано на официальном сайте минобороны, порядка 220 тысяч погибли, сражаясь на стороне противника. В чем, по-вашему, причина?

К.А.: Это еще минимальная цифра. Разброс доходит до полутора миллионов.

Есть разные методики: кто стрелял, а кто занимался хозяйственными работами. Следует ли учитывать жителей Прибалтики и бывшей восточной Польши, которые сами себя советскими гражданами не считали и не воспринимали свои действия как измену?

По моим подсчетам, следует говорить об 1,1-1,15 миллиона коллаборационистов, включая представителей всех народов Советского Союза на 22 июня 1941 года.

Массовость ставит вопрос о социальных причинах. Я убежден, что они восходят к последствиям революции, гражданской войны, и в первую очередь той гуманитарной катастрофы, которая произошла в предвоенное десятилетие.

По совокупным данным, если суммировать разные категории потерь - жертв антиколхозных восстаний, умерших от голода 1933-го года, погибших в лагерях, тюрьмах, следственных изоляторах и на этапах, раскулаченных, которые погибли в ходе депортации и на поселении, расстрелянных ОГПУ-НКВД, - то за 10 лет это более 8,5 миллиона человек.

Катастрофа затронула самые разные группы общества, и реакция была неизбежна. Тема далеко не исчерпана, есть повод для дальнейших долгих дискуссий и размышлений.

Новости по теме