План Бастрыкина по борьбе с экстремизмом: насколько все серьезно

  • 18 апреля 2016
Александр Бастрыкин Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Бастрыкин обвинил власти США в развязывании гибридной войны

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин опубликовал колонку в еженедельнике "Коммерсант-Власть" о росте экстремизма в России и способах борьбы с ним. Эксперты отмечают, что предложенные Бастрыкиным методы сложно будет реализовать на практике.

В своей статье Бастрыкин отмечает, что за последние два года количество экстремистских преступлений выросло почти на треть. Главная причина, по его мнению - "гибридная война, развязанная США и их союзниками", которая "в последние годы перешла в качественно новую фазу открытого противостояния".

Глава СКР призвал использовать опыт зарубежных государств, противостоящих США и их союзникам для защиты национального информационного пространства. В частности, Бастрыкин приводит в пример решение властей Китая ввести запрет на работу электронных СМИ, полностью или частично принадлежащих иностранным резидентам.

Для противодействия экстремизму Бастрыкин предлагает целый комплекс мер. Отдельно глава СКР обращает внимание на ситуацию в Крыму, где, по его мнению, предпринимаются попытки "сформировать антироссийские настроения" и "поставить под сомнение результаты референдума".

В связи с этим предлагается ввести уголовную ответственность "за отрицание или фальсификацию имеющих особое значение для государства и общества исторических событий". Бастрыкин считает такой подход распространенной в мире практикой и приводит в пример уголовное наказание за пропаганду фашизма, установленное в том числе и в России.

Русская служба Би-би-си спросила у экспертов, как они относятся к предложениям главы СКР и возможно ли воплотить их в жизнь.

Борьба с мифами

"Ограничивать доступ к информации означает калечить самих себя, - комментирует общественный представитель бизнес-омбудсмена России по вопросам интернета Дмитрий Мариничев. - Борьба с мифами приводит к тому, что эти мифы становятся крепче и важнее".

Эксперт полагает, что при хаотичном устройстве российского интернета реализовать план Александра Бастрыкина невозможно.

"Однако если задаться целью, это можно сделать не только в России, но и в любой западной стране. Это всего лишь технологическая функция. Вопрос в количестве денег, которые можно на это потратить, - говорит Мариничев.

"Но тогда нужно менять весь интернет, а граждане России уже привыкли к свободному доступу к информации. Это является самой большой сложностью: наше общество отличается от китайского", - отмечает он.

Заведующий кафедрой информационной безопасности Высшей школы экономики Александр Баранов также считает, что россияне не готовы к информационной изоляции.

"Хотелось бы посоветовать оперсотрудникам, прежде чем выступать с подобными заявлениями, прорабатывать техническую сторону вопроса, - говорит он. - Ограничить два-три онлайн-издания, конечно, можно. Это вовсе не означает введение интернет-цензуры в целом. На это нужно сажать цензоров, что очень накладно, а машинам такое не под силу. Технически это крайне сложно сделать".

Кроме того, по словам Баранова, интернет в последние годы стал отдельной производительной силой. "Он дает нашему бюджеты триллионы рублей, и если его вообще отключить, перемены будут соответствующие, на что, конечно, никто не пойдет", - резюмирует эксперт.

Манипуляция цифрами

Научный сотрудник Института проблем правоприменения Мария Шклярук отмечает, что в статье Бастрыкина имеет место манипуляция цифрами.

"Когда Бастрыкин говорит, что количество преступлений выросло на 40%, это не говорит нам ни о чем, - говорит она. - Допустим, было 1000 преступлений, а стало 1300. Много ли это? Тем не менее, статистика показывает, что Следственный комитет и МВД научились оформлять такие преступления, доводить их до суда".

По ее словам, в последнее время сфера правоприменения значительно расширилась – до лайков в соцсетях и размещения статей в интернете - и то, что раньше не считалось преступлением, теперь считается.

"Вот эти 1329 преступлений - кто их совершал? Нет социального портрета "экстремиста". Это студенты, преподаватели, библиотекари или люди с другими характеристиками? Мы не можем понять, за счет чего выросли цифры. Хотя, конечно, есть рост преступности. В кризис так происходит всегда. Но радикальные настроения провоцирует сама риторика", - поясняет Мария Шклярук.

Как отмечает руководитель экономической программы Московского центра Карнеги Андрей Мовчан, советники Бастрыкина, участвовавшие в написании текста, придерживаются хорошо известных определенных экономических теорий, которые не разделяет большинство специалистов.

"Самое название - "гибридные войны" - предполагает полное незнание того, что это на самом деле. Любое противостояние можно так назвать", - говорит Мовчан. По его словам, часть статьи, посвященная экономике, не отражает действительности.

"Бастрыкин пишет, что США обрушили экономику, что они стоят за падением цен на нефть и санкциями - экономика на спаде, а санкции не дают возможность компенсировать потери. Я же утверждаю, что дело в падении цен на рынке углеводородов. США, безусловно, роль сыграли, но безотносительно ситуации в России. Это не война против России, это война за рынок", - говорит эксперт.

"Наша страна и при высокой нефти в глубокой стагнации. Корень проблем экономики в бездарном управлении ей, - отмечает Мовчан. - Понятно, что глава СК не может это принять. Когда ты ассоциируешь себя с системой, то не видишь ее ошибок".

Попытка защититься

Историк Андрей Зубов обращает внимание на то, что научное сообщество выступает за свободу исторических фактов.

"Историк всегда в чем-то сомневается и исследует. Факты подвижны, все время появляются новые данные, хоть через 20 лет. Даже самый объективный исследователь не может быть истиной в последней инстанции. Нужно дать людям возможность свободно дискутировать", - говорит он.

По словам Зубова, в истории России есть гигантские белые пятна, и Бастрыкин должен реализовать право граждан на правду.

"В Крыму как раз сейчас идет тяжелый процесс татар и общества "Мемориал" против правительства Крыма, которое запретило меджлис, утверждая, что татары - не коренной народ. Я давал заключение по этой теме. Вот это фальсификация истории, а не сомнения в результатах референдума о вхождении Крыма в состав России", - продолжает Зубов.

"Очевидно, что подобные выступления - попытка защититься. Власть теряет доверие народа, это видно по соцопросам. Наступает глубокое разочарование. В итоге руководство страны действует репрессивными методами, создает новые карательные структуры, чтобы не дать разочарованию вылиться в активные формы", - заключает он.

Новости по теме